Translate

суббота, 6 августа 2016 г.

Дар. 114 часть

Виктор Мирошкин
Дар. 114 часть




А в стане преследователей протекала работа по вычислению точных координат телефонов Ирэн и Макса Грибо с привязкой к местности. На это почему-то уходило немало времени, несмотря на старания «старшего» в центре. Данные приборов не стыковались с наблюдением на месте. И молодые агенты частной военной компании Фреда Слейтера не могли понять «старшего». Они нервничали и суетились.

Наконец, шпикам стало ясно, что семейство Грибо прячется в рекламном индейском шатре под наблюдением двух воинственных аборигенов. На этом вся суета в действиях агентов Слейтера прекратилась.

С безопасного расстояния вяло поглядывая из машины на рекламный шатер, слегка усталый испанец пытался себе представить, как в этом сравнительно небольшом вигваме совершенно незаметно располагаются двое взрослых и двое детей. Ему с трудом верилось в то, что посреди дня дети могут так долго пребывать в полной тишине и спокойствии. Слишком уж дисциплинированным получался отряд.

Однако пока так и было – тихо и спокойно. А внимательная парочка агентов уже около часа только зря всматривалась и вслушивалась - никто не выходил из шатра, оттуда не раздавались голоса. Даже направленный микрофон не улавливал явных шумов, указывающих на присутствие людей внутри вигвама. А двое нарядных индейцев, приставленных к шатру, преспокойно беседовали между собой в стороне на лавке и только изредка вставали, чтобы пообщаться с проходящими мимо разморенными жарой туристами.

Испанец периодически посмеивался, что клиентов у индейцев что-то маловато.

И действительно, всего одна пара пожилых людей прошла в лагерь за время часового наблюдения. А большинство туристов вполне удовлетворялись фотографированием за деньги рядом с колоритными персонажами, словно сошедшими с экрана героями вестерна.

Дальше неясных сомнений у молодых агентов мысли не шли, вера в технику у них была абсолютной – если приборы отслеживания телефонов указывали наличие объектов в вигваме, значит так оно и было. Значит и хозяева телефонов там.

Устав ворочаться на переднем сиденье автомобиля, непоседливый испанец переполз на заднее и залег там поудобнее, затих. А его дама так и продолжала горделиво восседать за рулем в одной и той же позе - ей безумно нравилась роль руководителя их маленькой команды. К тому же девушка постоянно вспоминала предыдущую ночь и заранее представляла, как еще раз, вполне возможно, получится так же достаточно весело «отжигать» со смазливым напарником. Ей уже хотелось продолжить, так сказать, неформальное общение с ним. Парнишка был, по ее мнению, хоть и капризен, но податлив. А пока что можно было только мечтательно отдыхать. Она настолько увлеклась мыслями о будущем, что не чувствовала неудобств. Сытая и довольная происходящим, не особо задумывалась и о возможных действиях объектов слежки.

Машина агентов стояла на стоянке очень удачно и не привлекала никакого внимания. Между мыслями о новой ночи девушка с радостью отмечала, что такая засада не только удивительно комфортна, но и оплачивается по высшему разряду, как боевая операция. Она включила музыку с минимальной громкостью.

Также непринужденно чувствовал себя на заднем сиденье и испанец, но желание поесть несколько омрачало приятное ничегонеделание, ведь в машине не было ничего съестного. Вариант сбегать за едой парню не нравился – любые длинные пешие передвижения делать как-то не хотелось. Оставалось дремотно поглядывать на шатер и ждать действий противника...

В отличие от расслабленных шпиков, обеспокоенный Молимо уже долгое время был чрезмерно напряжен. Хотя шаман и успокоил его, отец Охкамгейча не мог спокойно ждать, когда с сыном всё прояснится. Утро и почти половину дня вождь пытался понять варианты действий мальчика. Всё это время один из соплеменников тщательно отслеживал сигналы с помощью отличной аппаратуры в лесном доме, ожидая засечь телефон Охкамгейча. Но аппаратура не помогала. И просто пойти на поиски не имело смысла - мальчик мог находиться в любой части леса.

Молимо был уверен, что его сын очень хорошо знаком с прилегающей местностью, хорошо ориентируется и не может заблудиться. А еще Охкамгейч прекрасно понимал повадки местных хищников и не стал бы провоцировать агрессию по отношению к себе. Неясность терзала гиганта и росло нехорошее предчувствие. Думая о мальчике, вождь уже несколько раз за утро с удовольствием припоминал, как неоднократно они вместе здесь охотились и бродили просто так. Вспомнились некоторые разговоры с Охкамгейчем о Природе, о поведении животных, о звёздах.

С каждым часом недоумение вождя росло, ведь расстояние, которое можно было бы пройти за это время увеличивалось, а с этим обстоятельством становилось всё больше и больше не понятно - зачем Охкамгейч так далеко забрался? Или почему он не возвращается, если ушел недалеко? Что его могло задерживать? В какой-то момент в голове Молимо пронеслось, - «Моего парня может задержать только забота о других. Широкой Души растет человек», - но эта мысль быстро угасла, утопленная в других мыслях.

Между тем, секрет действий маленького воина был прост и объяснялся вовсе не его большой Душой, как это может показаться на первый взгляд. Просто Охкамгейч уверил себя в том, что недостойно быть сыном Великого воина и вождя, если самостоятельно не можешь справиться с возникшими трудностями, если не можешь помочь всего одному ослабевшему человеку. Тем более сейчас, во время прохождения испытания на эту самую способность быть самостоятельным, когда на успехи молодого сына вождя смотрят все соплеменники, ожидающие возвращения в деревню готового воина Охкамгейча, а не прежнего ребенка Охкамгейча. Парень боялся только одного - не справиться.

Но, к сожалению для него, раненый подопечный совсем не знал о переживаниях своего маленького спасителя и не заботился о воплощении его планов, никак не помогал, а только нещадно эксплуатировал подвернувшегося слугу, придавливая всем своим весом живую опору. В итоге мальчик довольно быстро выдохся, обезсилил не менее раненого Фреда Слейтера. И так получилось, что в результате они оба рухнули от усталости и даже не попытались снова встать, а быстро и дружно уснули на месте падения.

Где-то в это же самое время Аванигижиг успокаивал по телефону Молимо - тем, что не чувствует потерь в своем племени.

Пригреваемые нарастающим солнцем, разморенные усталостью, вынужденные спутники не скоро очнулись от сна. Сначала проснулся Охкамгейч и ужаснулся тем, что его подопечный находится без сознания, а он сам вместо заботы о бедняге безмятежно и сладко спит.

Примерно в то же самое время Аванигижиг гадал у себя в «офисе» с помощью своей десятицентовой серебряной монетки 1964 года – вмешиваться ему или нет в поиски сына Молимо.

Испуганному Охкамгейчу в первые минуты после пробуждения показалось, что своим бездействием он погубил раненого. Потому что признаков жизни у мужчины не было. При попытках растормошить раненый даже не застонал. Только вода помогла заставить полумертвого охотника открыть глаза. Впрочем, даже вода не позволила привести его в нормальное чувство – взгляд раненого был почти безумен.

Охкамгейч понял, что тот в бреду. Однако это не напугало молодого воина. Только сильно озадачило – ему еще не приходилось исцелять тяжелораненых. К тому же, в связи с плачевным состоянием охотника, теперь уже надо было более срочно решать – рискнуть ли своим результатом испытания или рискнуть жизнью раненого. И Охкамгейч растерялся.

Просто бросить раненого было нельзя – звери в любой момент могли нагрянуть сюда и завершить жизненный путь беззащитного охотника. Тащить же его было уже невозможно. Оставалось или сдаться и позвонить отцу с просьбой прийти на помощь, или выстроить убежище для раненого, а самому бежать за лошадьми или за помощью. Оба эти варианта не нравились Охкамгейчу.

Чтобы не сидеть сложа руки, пока думается, мальчик попытался напоить раненого, протереть ему лицо, поправить одежду. Получалось плохо – в бреду раненый сопротивлялся и толкался довольно сильно.

Не сдаваясь, некоторое время Охкамгейч тщательно ухаживал за охотником, попутно вспоминая всё, что знал о наркотических свойствах местных растений. Ему казалось, что с помощью какого-нибудь подобного волшебного настоя можно было бы достаточно сильно взбодрить раненого, и тогда был бы шанс дотащить мужчину самостоятельно. Уж очень Охкамгейчу не хотелось прослыть слабым. Он даже хотел припомнить какой-нибудь ненароком подсмотренный рецепт одного из напитков шамана. Но то ли от усталости, то ли от недостатка времени, его охватила торопливость, и ничего спасительного в голову не приходило. Зато отчетливо билась мысль о непредсказуемости реакций раненого на настой. Ведь не известно, как на него подействует малопонятное зелье в таком ослабленном состоянии.

В какой-то момент опечаленный Охкамгейч, наконец, смирился с тем, что не сможет преодолеть невозможное и неохотно вытащил свой телефон. Однако звонить он не торопился, продолжая до последнего надеяться на то, что найдет решение. Отвернувшись от раненого, он сидел, вытянув ноги и расставив руки в стороны, опираясь на них. Из одной руки выглядывал телефон. Взгляд Охкамгейча был направлен на верхушки далеких деревьев, густо растущих на вершинах скалистых пригорков. Мальчик мысленно просил совета у Духов.

А Фред Слейтер каким-то чудом неожиданно вынырнул из своих бредовых видений и покрутил ошарашенно головой. Силуэт сидящего рядом мальчика загораживал солнце. Не понимая, где находится и что это всё вокруг означает, Фред разглядывал худую спину мальчика, постепенно опуская взгляд ниже. Посмотрел на руки парня, заметил какой-то предмет в его руке. Еще не понимая, что он увидел, Фред вспомнил про своего спасителя, маленького индейца, и тут же внимательно присмотрелся к тому, что торчит у парня из руки. «Телефон!», - понял Фред, чуть не воскликнув вслух, - «Спасительный телефон!».

Совершенно автоматически Фред Слейтер нащупал под рукой камень и, не раздумывая, метнул в рядом сидящего парня.

Камень очень удачно попал прямо в низ затылка чуть выше ворота, и мальчик, дернувшись вперед, отвалился на спину. Голова парня безжизненно ударилась об землю около головы Фреда Слейтера, заставив последнего зажмуриться – ему показалось, что парень падает прямо на него.

Фред не сразу открыл глаза – он почему-то ожидал ответного нападения со стороны индейца - не верилось, что индеец вырубился. А пока Фред лежал так с закрытыми глазами, ему с горечью подумалось, что напрасно он так погорячился – ведь еще не известно, был ли это действительно телефон или нет. А голова просто трещала от боли, хотелось немедленно забыться.

Превозмогая боль и сильное головокружение, Фред перевернулся набок и дотянулся до выпавшей из руки мальчика коробочки. Радость ударила в голову Фреда – это действительно был телефон. Безжалостные молотки застучали в висках чаще. Не обращая внимания на лежащего рядом парня, Фред лихорадочно тыкал непослушными пальцами по кнопкам, пытаясь включить аппарат. Торопливость и мутность в голове мешали сообразить, где нужная кнопка включения. Наконец аппарат включился, не запросив никакого пароля. Фред облегченно вздохнул – он ожидал наткнуться на защиту доступа к телефону.

Далее без проблем Фред связался со своим особо доверенным командиром в расположении самых преданных ему коммандос и приказал вывезти его из леса. Еле слышным голосом Фред как можно строже рявкал в телефон:

- Приказ должен быть выполнен секретно от всех не связанных с эвакуацией. Никаких сведений никому не передавать. Срочно. За невыполнение сам знаешь, что.

- Есть, сэр, - на другом конце связи явно не привыкли многословно отвечать и отказывать своему шефу.

С чувством выполненного труднейшего дела Фред Слейтер нажал отбой и расслабился, прикрыв глаза. Подумал, что определить координаты телефона, по которому он только что звонил, будет самой простой задачей для его верной команды. Собравшись с остатками сил, логически просчитал, что Генри Вилдинг вряд ли уже успел сделать его персоной «нон грата» в ЧВК, и можно не думать о предательстве. Через пару минут похвалил себя, что сгоряча не позвонил прямо Генри Вилдингу для того, чтобы сейчас же выяснить возникшее недоразумение. Фред упорно считал происходящее недоразумением. Еще через несколько минут он стал гордиться своей силой и выносливостью, а также тем, что может в самом скверном состоянии оставаться расчетливым.

Однако ему не хватило сил просчитать то, что его выход на связь могли засечь индейцы в лесном доме. Бывшему грозному начальнику безопасности в нынешнем ослабленном состоянии не приходило в голову, что в лесном доме, так невероятно оборудованном, может быть еще и аппаратура отслеживания гаджетов. Он мог думать уже только о своей больной голове и собирался с силами, чтобы достать свои заветные таблетки от боли из кармана мальчика. По идее, надо было бы немедленно проверить и состояние парня, однако Фред пока не решил, как с ним поступить – не хватало сил продумать варианты. Единственно правильное решение так и напрашивалось, но неожиданно для себя самого бывший начальник безопасности сопротивлялся такому простому решению…

Комментариев нет:

Отправить комментарий