Translate

вторник, 12 июля 2016 г.

Дар. 106 часть

Виктор Мирошкин
Дар. 106 часть




Ничего определенного в коротких снах Генри не выстраивалось, но заставляло безпокоиться. И он неоднократно просыпался и снова засыпал, беспрестанно ворочаясь, мучаясь от кажущихся неудобств кровати.

Очнувшись после очередной дозы морока сна, он старательно приглушал мозг, так и стремившийся немедленно впасть в цикличное пережевывание насущных проблем. Снова ненадолго отключался. Сюжет очередного дурацкого сна начинался из ничего, и в итоге всё превращалось в простой поиск чего-нибудь на разбитой пустынной дороге по пути к некоему неясному месту. Однако и это длилось не долго. И сознание, словно поплавок, опять выныривало из глубин очередного неопределенного сновидения, а мозг, уловив момент, снова упорно пытался зависнуть в кругах бессонного мысленного мытарства.

«Пустой Мир», - первое, что приходило в голову Генри каждый раз при просыпании. Ночь казалась настолько удивительно длинной, что уже вполне болезненно хотелось побыстрее увидеть рассвет и проснуться окончательно…

Относительно неспокойно спалось и семейству Грибо. Накануне они прибыли в Нолэнд и ближе к вечеру расположились в хорошей гостинице. Макс Грибо почти сразу же активно включился в некую игру с полицией и успел переговорить по телефону с детективом, нашедшим утопленный автомобиль, который был у сына в момент исчезновения. А также старший Грибо немного и достаточно мягко поскандалил насчет задержки с выяснением подробностей про полицейскую даму, которая первая и очень быстро отметилась в доме сына, конфисковала коробку от телефона Энтони. Ведь данное полицией обещание не было выполнено - у них не получилось быстро разобраться с некоторой нестыковкой в работе их отделов, что «в данной ситуации вызывало ненужные подозрения», как выразился Макс Грибо. А также было не ясно, отследили полицейские или нет телефон сына. Таким образом Макс Грибо создавал впечатление, что несколько недоволен ходом следствия. Что, в свою очередь, позволяло полицейским в дальнейшем логично объяснить себе активные самостоятельные действия со стороны семьи Грибо в поисках пропавшего своего родственника. Хотя об этом шаге семьи Макс пока даже не намекнул детективу.

А Ирэн весь остаток прошедшего дня была полностью зациклена на детях, которые почему-то особенно безпокойно вели себя по приезду в Нолэнд.

Со стороны семейство выглядело обычными путешественниками, никто из окружающих не узнавал их, не связывал с разыскиваемым Энтони Грибо. Как ни странно, вездесущие журналисты тоже не проявили интереса к ним. А портье вообще без малейшего любопытства равнодушно выполняли свою работу. Полиция прибывших родственников пропавшего бизнесмена в этот раз не встречала. Никто не появился и из местного филиала компании Энтони, ведь сообщать о своем приезде в филиал, по мнению старшего Грибо, совсем не стоило - это отвлекло бы персонал от работы, а людям и так было не совсем спокойно в связи с пропажей шефа.

Как бы то ни было, семейство относительно спокойно улеглось спать вечером, словно никому не было до них дела. Даже старый разведчик Макс Грибо не заметил признаков внимания, не то что слежки. Хотя на самом деле команда Фреда Слейтера работала по ним, продолжая отслеживать все потенциально интересные объекты по заданию, которого никто пока не отменял. Фред Слейтер любил свою работу и создал отличную «машину» из прочных и исполнительных «винтиков», хорошо «смазанных» деньгами. «Машина» могла долгое время работать вполне себе автономно…

Долгожданное утро в районе Нолэнда, конечно, всё-таки наступило, но никому из втянутых в невидимые отношения людей это утро не принесло большого облегчения. Пожалуй, кроме Энтони Грибо. Его физическое состояние фантастически улучшилось, а ночь показалась ему чудесной. Только сомнения портили благостную картину.

В отличие от Энтони у его родственников, проснувшихся на новом месте, в Нолэнде, лёгкости не прибавилось. Спалось им всем достаточно плохо - то ли из-за нового места, то ли из-за скрытого напряжения. Семейство беглеца почти одновременно очнулось около девяти часов с ощущением легкой разбитости и вялости. Что, однако, не помешало им быстро привести себя в порядок и отправиться на завтрак в гостинице.

Уже сидя за столом, старший Грибо принял звонок от Эдварда, который вежливо побеспокоился вначале о настроении самого Макса Грибо и только потом очень осторожно спросил про состояние Ирэн. Об остальных участниках путешествия, о детях своего друга, Эдвард вспомнил в последнюю очередь, будто спохватившись.

Как показалось Максу, голос друга сына был полон нотками незаслуженной обиды. И это заставило старого разведчика немного расчувствоваться и еще раз извиниться за отлучение Эдварда от активного поиска. А когда телефонный разговор был закончен, у Макса довольно устойчиво закрепилось странное «послевкусие» – ему казалось, что Эдвард не прочь приударить за Ирэн, словно жена сына подавала какие-то надежды на взаимность. От этого «послевкусия», понятно, настроение Макса Грибо не улучшилось. Хотя он и попытался списать подозрительные ощущения на свою нервозность.

Завтрак в общем-то прошел обычно и, если бы не постоянно отвлекающие дети и Ирэн, старый разведчик давно бы уже тщательно проверил наличие слежки. И, если бы заметил ее, то попытался бы найти способ улизнуть к индейцам незаметно для следящих. Ведь через индейцев было обозначено продолжение пути к Энтони, тревожная разлука с которым уже изрядно тяготила.

Отдавая себе отчет в том, что с семейством просто так незаметно не улизнешь, Макс заранее выбрал «наглое» поведение с самого утра - даже не попытался скрывать намерения, а прямо сообщил портье, что отправляется с семьей посмотреть окрестности и не известно, когда вернется. Может даже через несколько дней, хотя номер оставляет за собой. Затем, вызвав такси, Макс заставил всех своих быстро погрузиться в автомобиль со всеми вещами, которых, впрочем, было не много.

Для приличия приятно покатав семью по городу, Макс попросил таксиста показать им интересные окрестности города.

Шофер, на вид пожилой упитанный афроамериканец, оказался добродушным болтуном, тут же обозначил себя патриотом Нолэнда, убедительно сообщил, что довольно хорошо знает историю города и прилегающих земель. Таким образом без всякого сопротивления таксист настроился на роль экскурсовода для проведения некой «самой интересной экскурсии».

Дети и Ирэн были довольны, а Макс получил возможность осмотреться на новом месте, почувствовать, так сказать, здешнюю атмосферу и не спеша подумать о жизни. Заодно можно было понаблюдать за возможной слежкой…

«Заинтересованных ребят» Макс вычислил довольно быстро – всё же, команда Слейтера не использовала сложных схем с несколькими автомобилями. И после пары остановок в кафе опытный глаз Макса вычленил среди многих мелькающих вокруг автомобилей один повторяющийся. Хотя сидящие в авто молодые люди тщательно изображали любовные похождения туристов и много фотографировали. Старый разведчик также отметил их хорошую профессиональную подготовку.

Как ни странно, рассекреченные «шпики» добавили Максу спокойствия – ведь таким образом подтверждалось, что его сын не сошел с ума и вокруг него действительно ведется какая-то пока непонятная игра. Решать ребусы в таких делах Максу нравилось больше всего еще со времен его прошлой работы. Он даже в азарте захотел завязать неожиданное знакомство с этими молодыми людьми, но остерегся – противник, стоящий за ними, был пока не ясен.

Ирэн заметила перемены в лице старшего Грибо. Внезапно повеселевший старик удивил ее – была бы понятнее видимая усталость на его лице, ведь сама она устала уже довольно сильно, несмотря на утро – дети требовали постоянного внимания, спалось ночью плохо, встреча с мужем откладывалась на неопределенное время, заставляя нервничать. С самого начала поездки в такси ей ужасно хотелось спросить старшего Грибо, – «Зачем мы так развлекаемся, не лучше ли побыстрее ехать к Энтони?» Но, как умная женщина, Ирэн помалкивала, отчетливо чувствуя, что отец Энтони не менее нее хочет встретиться с сыном. И неспроста не торопится.

Так они и изображали заядлых путешественников на радость шоферу, который обрел в их лице многообещающих клиентов, приносящих хороший заработок в этот день. А может и не только в этот, но и в последующие.

Очередным пунктом экскурсии оказался отель БигФиш, где они заказали ранний обед, разместившись за столом ресторана демократично, вместе с таксистом.

Макс внимательно всматривался в окружающих людей, явно не бедствующих, приглядывался к автомобилям за окном, но машина со «шпионами» так и не показалась. Из чего старый разведчик сделал вывод, что у противника здесь есть другие глаза и уши.

После замечательного обеда поехали дальше, глубже в заповедник. По дороге Макс сказался немного усталым и вслух выявил желание немного отдохнуть, может даже вздремнуть где-то в уютном месте. Спросил о такой возможности у шофера, заранее зная, что в индейском лагере, в направлении которого они двигались, такое вполне возможно в вигваме – от этом было сказано в буклете, который Макс прочитал в гостинице в Нолэнде. В красивой книжке говорилось - «Настоящий индейский вигвам. Всего за несколько часов на Природе Вы можете хорошенько выспаться и снять многодневную усталость. Здоровый дневной сон даже в течение пары-тройки часов в экологичном строении подарит Вам еще один год жизни…».

Как и ожидал Макс, таксист был знаком с этой услугой. Более того, улыбчивый экскурсовод с удовольствием сообщил, что и сам уже несколько раз пробовал такое развлечение и остался доволен. Поэтому уверенно порекомендовал воспользоваться вигвамом в индейском лагере.

Так как Максу не хотелось, чтобы Ирэн пошла к индейцам вместе с ним, а в присутствии шофера прямо отказывать ей в этом было нельзя, старый лис решил настроить детей на посещение остальных здешних достопримечательностей, чтобы дети в свою очередь уговорили Ирэн продолжить развлекаться.

И шофер вновь помог – достаточно было Максу заикнуться:

- А на что еще можно посмотреть? Как же обещанное самое интересное?

Тут же импровизированный экскурсовод с жаром предложил свои услуги, чтобы «туристы» смогли пройтись по улицам «старо-американского городка» с действительно знающим местным человеком, то есть с ним. И зайти в форт, где можно было бы не только увидеть интересное представление, но и пострелять из старого оружия. Даже попробовать малораспространенные русские деликатесы, потому что форт достался от русских. Похоже было на то, что и сам шофер был сильно не прочь за счет своих клиентов оторваться по полной. Максу это было только на руку.

Шофёр попытался было уговорить Макса не спать, но старший Грибо твердо настоял на отдыхе для себя. И было решено разделиться – усталого Макса высадили на стоянке недалеко от шатра-офиса, чтобы он отправился проситься поспать несколько часов у индейцев в вигваме. А Ирэн с детьми в сопровождении уверенного в себе таксиста-экскурсовода поехали к началу туристического маршрута, где можно было оставить машину – там была стоянка около кафе со старинными пушками. После экскурсии таксист обещал доставить Ирэн с детьми прямо к Максу Грибо в вигвам.

Такси отъехало, не дожидаясь результата переговоров Макса с индейцами. Никому не пришло в голову, что индейцы могут отказать в разрекламированной услуге оздоровительного сна.

Устало идя по дорожке, Макс нарочно не оглядывался по сторонам - он уже давно заметил вдалеке знакомый шпионивший автомобиль с парочкой «влюбленных» молодых туристов. Старый разведчик с ухмылкой подумал, - «А может это полиция так себя ведет?». Спиной почуял, как следящие сейчас за ними «влюбленные» срочно разделяются. При этом Макс предположил, что за ним будет следить парень, а не девушка.

Комментариев нет:

Отправить комментарий