Translate

среда, 13 июля 2016 г.

Дар. 107 часть

Виктор Мирошкин
Дар. 107 часть




Макс Грибо не ошибся – его, действительно, «повёл» молодой мужчина, пешком. А спутница парня осталась за рулем, чтобы наблюдать за другими членами семьи объекта. И ее авто пристроилось за такси, в котором были Ирэн с детьми. Наверное, Максу было бы смешно наблюдать, как перед расставанием парочка «шпионов» на прощание нарочито мило поцеловалась, а парень даже немного сверх меры пожестикулировал руками, якобы объясняя, как девушке действовать, и где он будет ее ждать, словно сотовой связи для них не существовало.

Однако Макс не увидел этого игривого представления – он уже успел подойти к украшенному народными символами шатру-офису индейцев. И сейчас всё внимание направлял только на обворожительно колоритных в своей национальной одежде двух мужчин лет тридцати пяти или чуть старше, чинно восседавших на красивой циновке, накинутой на толстое бревно. Несколько секунд Макс Грибо просто с неподдельным интересом разглядывал яркое одеяние индейцев, которые не проявляли никакого безпокойства по этому поводу, смотрели куда-то вдаль - видимо, уже привыкли к таким пристальным взорам со стороны гуляющей публики.

- Привет, друзья! – Макс мягко поздоровался с мужчинами, слегка по-панибратски приподняв руку.

Оба индейца грациозно повернули к нему лица и, не сводя с него глаз, немного горделиво, но с уважением к старику синхронно кивнули в знак того, что они заметили подошедшего. Однако, при этом не изменили своих поз, как будто им не было никакого дела до туриста. Прямо за их спинами красовался плакат, который нельзя было не заметить, с лозунгом наверху - «Добро пожаловать в настоящую Америку». Ниже было написано небольшим шрифтом некое предлагаемое «меню» для туристов с картинками. Видимо, плакату отводилась главная роль переговорщика и зазывалы.

Макс внутренне усмехнулся, ведь индейцы очень хорошо играли роль независимых, уверенных в себе хозяев, давая понять, что здесь всё будет по их правилам, по-серьёзному. Даже раскрашенные по-боевому лица молодых мужчин выглядели настолько строгими, что должны были, несомненно, весьма устрашающе действовать на незадачливых туристов, навевая суровое очарование дикого запада.

Несмотря на скепсис, Макс не подал вида, что в Душе улыбается театральности персонажей, а наоборот постарался своим внешним спокойствием выказать полное уважение к сидящим и с очень серьезным лицом огласил свою простую просьбу:

- Могу ли я рассчитывать немного погостить в ваших владениях, уважаемые друзья? Говорят, что сон в вигваме возвращает молодость усталому путнику. С вашего позволения я готов воспользоваться настоящим индейским гостеприимством.

Вместо ответа один из индейцев быстро встал. Но не суетливо, а достаточно элегантно, даже грациозно. Затем указал приглашающим жестом руки направление, куда пройти. И уверенно, но не быстро сам зашагал в этом направлении, куда-то за деревья по огибающей рощицу дорожке.

Оставаясь на месте, Макс молча перевел взгляд на продолжающего сидеть второго индейца, как бы ища у него подтверждения, что правильно понял происходящее.

Абориген молча, подчеркнуто величаво кивнул, как будто угадал мысли пожилого туриста. Через мгновение, видимо сомневаясь в догадливости старика, слегка наклонил голову в направлении удаляющегося соплеменника, как бы дополнительно подтверждая приглашение пройти за первым индейцем. Лицо его оставалось каменным.

Зазевавшемуся Максу ничего не оставалось, как поспешить к месту сна за грациозно удаляющимся проводником.

На самом деле старший Грибо уже с первого намека сразу понял, куда надо следовать, но не отказал себе в удовольствии понаблюдать за этническим персонажем. Он часто провоцировал сценки и делал это с удовольствием во всех местах, где бывал, с любопытством коллекционера исследуя, как интересно костюм управляет поведением человека.

Догнав проводника, Макс пошёл позади на почтительном расстоянии.

А через минуту у индейского шатра-офиса уже стоял следящий за Максом крепкий молодой человек с черной плотной сумкой без надписей через плечо. Скорее всего испанская кровь диктовала этому мачо, как себя вести. Очень короткие жесткие черные волосы были обработаны явно очень стильным парикмахером – проглядывался некий аккуратно выстриженный сложный ландшафт с орнаментом на затылке и висках. Одежда была задиристой, с претензией на шик. Парень, очевидно, не скупился на себя. Взгляд его был неприятен, а слова несколько торопливы:

- Эй, послушай, а старик-то что у вас тут забыл? Может и мне это понравится, я хорошо заплачу.

Индеец изучающе как-то слишком долго посмотрел на парня, но даже не пошевелился.

Испанец не выдержал:

- Давай договоримся – ты не молчишь, а я не жалею денег на развлечения, которые у вас тут есть. Понимаешь, гуляю с подружкой, как в последний день. Хочется всё попробовать, - торопливо бубнил парень, словно боялся опоздать.

Индеец с непробиваемо серьезным лицом упруго поднялся и произнес с расстановкой:

- Тебе нужен отдых.

- Какой тут отдых? Я про развлечения тебе говорю, а не про отдых. Что старик тут заказал? Я может тоже хочу того же.

- Тебе нужен отдых? - снова повторил индеец, но теперь уже вопросительно.

Наверное, в других обстоятельствах торопливый парень уже посчитал бы это издевательством и каким-то образом возмутился бы, но, выполняя задание, он старался сдерживаться, выдавил:

- Ладно, - модный торопыга словно выпустил пар и через небольшую паузу добавил, - Ты можешь сказать, куда отправился старик?

Индеец смотрел на него теперь уже с подозрением.

- Понимаешь, увидел, как он вышел тут из машины, - стал вдруг оправдываться торопыга, заметивший недоумение индейца, - И вы его сразу же хорошо приняли. Как я понимаю, здесь ничего попусту не стоит… Если ваш рекламный вигвам тут есть - значит можно как-то развлечься. Так ведь? Здесь же всё для туристов? Или я ошибаюсь?

Индеец слегка кивнул, продолжал молчать. Однако наклон головы, всё же, выразил вежливое почтение к гостю.

- Может, ты плохо понимаешь по-английски? – немного обидно усмехаясь, спросил торопящийся развлечься турист.

- Понимаю, сэр, - вежливо проговорил индеец, ничуть не выражая обиду.

- Хочу, как тот старик... – испанец приподнял брови, ожидая, пока до индейца дойдет смысл, и он, всё же, озвучит ту услугу, которую только что заказал старший Грибо.

Но индеец молчал.

Ну и… - развел руки турист, смешно корча лицо. Затем просяще протянул руки к индейцу, приглашая нарушить тишину. Начал подозревать индейца в слабоумии, и это начало его забавлять.

- Тебе нужен отдых? – снова размеренно повторил индеец, отчего турист чуть не подпрыгнул на месте от досады.

Однако испанец сдержался, словно что-то сообразил в этот момент. Произнес, сдаваясь:

- Не знаю, что это значит, ну, давай попробую... твой отдых.

Тогда индеец кивнул и приглашающим жестом указал пройти за ним, а сам двинулся по той же дорожке, по которой несколько минут назад ушёл его соплеменник, провожая пожилого гостя к месту отдыха.

Горячий парень пошел за ним. Оглядываясь, увидел, как из шатра вышла девушка и присела на то же место на бревне, где до этого сидели двое индейцев.

Озираясь по сторонам, испанец едва ли не пинал впередиидущего индейца, чтобы ускориться - он боялся упустить старика. Но скорость никак не увеличивалась. В итоге, когда они вышли к лагерю с вигвамами, старика уже нигде не было видно. И его проводника тоже.

Засуетившийся «шпион» отчаянно крутил головой в надежде засечь, из какого шатра выйдет индеец, сопровождавший старика. Но вместо искомого проводника увидел группу индейских девушек в национальных костюмах, несущих какое-то угощение. Они вошли в один из шатров и вскоре вышли с пустыми руками. «Ясно», - подумал торопыга и немного успокоился, - «Наверное, он там».

Тем временем индеец подвёл испанца к крайнему вигваму и распахнул полог, приглашая войти.

Суетливый гость проник внутрь и осмотрелся.

- Располагайтесь. На столике переговорное устройство. Всё, что нужно, в сундуке. Заполните, пожалуйста, анкету на тумбочке, - медленно произнес воинственный индеец из-за пределов шатра и спросил, - Сейчас что-то требуется?

- Нет, - пренебрежительно откликнулся гость. Ему хотелось побыстрее остаться наедине, чтобы попытаться незаметно пройтись по этому палаточному лагерю и послушать. А также надо было переговорить по телефону с подружкой, висящей на хвосте такси. Он уже догадался, что именно заказал здесь старик, и заподозрил, что старику совсем не сложно провести здесь встречу с главным искомым объектом – с Энтони Грибо. Парень не был посвящен во все нюансы операции, но знал, что старик может искать встречи со своим сыном…

А Макс был уверен в том, как поступит следящий за ним. Поэтому еще на дорожке тихо сказал провожатому, что является другом Аванигижига, и что тот его ждет.

Услышавший имя своего шамана индеец коротко оглянулся и тут же ускорился, уводя гостя мимо лагеря в лес. Вскоре Макс попал на поляну перед жилищем Аванигижига.

На веранде старый шаман словно заранее ожидал увидеть давнего товарища, встал со своего кресла и заспешил навстречу гостю.

Старший Грибо понял, что почти добрался до сына. А пожилой индеец, спешащий навстречу, выглядел скорее другом, чем недругом.

Ускорившись, Макс обогнал остановившегося сопровождающего, но через несколько шагов оглянулся.

Сопровождавший индеец словно испарился. На поляне теперь они оставались вдвоем с пожилым индейцем благообразного вида, внушающим некоторое странное опасение. Такого чувства Макс Грибо не испытывал уже давно. Казалось, что старик перед ним намного старше своих лет, значимее Макса и, как определено в современных фантастических фильмах про магов, могущественнее.

«Маг и волшебник», - почему-то именно эта странная характеристика показалась материалисту Максу Грибо наиболее точной для описания первого впечатления от нового знакомого.

Комментариев нет:

Отправить комментарий