Translate

четверг, 14 июля 2016 г.

Дар. 108 часть

Виктор Мирошкин
Дар. 108 часть




Они довольно быстро и решительно шли навстречу друг другу. Казалось, что стремятся обняться. Но вдруг старики встали, как вкопанные. Замерли за пару шагов до объятий ровно на том расстоянии, когда руки никак не смогли бы дотянуться для рукопожатия.

- Здравствуй, Макс Грибо, - Аванигижиг одарил гостя простым спокойным приветствием, произнесенным тихим голосом. При этом взгляд шамана был прям и открыт.

- Здравствуй, Аванигижиг, - откликнулся Макс Грибо, тоже не выражая никаких эмоций. Его лицо выглядело почти равнодушным.

Оба понимали, что поговорить еще успеют. А сейчас они оба использовали несколько замечательных секунд, чтобы внимательно прислушаться к собственным внутренним ощущениям от первого впечатления встречи, когда инстинкты особенно сильны и еще не притуплены общением.

- Пошли? - первым нарушил молчание хозяин, едва заметно разводя руки в сторону и тем самым вполне гостеприимно обозначая распахнутые объятия - он был доволен первым впечатлением.

- Конечно, - кивнул Макс. Ему было очень приятно стоять рядом с этим новым знакомым.

Не торопясь, молча, плечом к плечу, почти рядом, они прошли на веранду дома Аванигижига и, не глядя друг на друга, остановились перед входной дверью.

Макс был спокоен и уверен в том, что Энтони поблизости нет. Иначе сын давно бы уже подал знак или просто вышел навстречу. И вдруг здесь, перед дверью, на Душе у старшего Грибо стало тревожно и неприятно за сына. Как будто сейчас с ожидаемым скрипом дверных петель откроется нечто неожиданно страшное, возможно, даже позорное - то, что нельзя показывать прилюдно. Макс растерялся от такого ощущения.

Словно угадав перемену в настроении гостя, Аванигижиг мягко произнес:

- Нет причин для безпокойства, дорогой друг. Хорошая погода, добрый товарищ и ароматный чай – в нашем возрасте этого вполне достаточно для полноты жизни, - Аванигижиг изучающе посмотрел на задумчивого гостя и, не получив отклика, предложил:

- Пройдем в дом или останемся здесь?

Макс очнулся и огляделся по сторонам, с удивлением отметив для себя, что совсем не заметил, как впал в благодушное настроение по поводу собственной безопасности и на некоторое время потерял бдительность, утонув в обаянии этого седого индейца. Не глядя в его в сторону, Макс произнес:

- За мной следят. Поэтому лучше в доме, - голос прозвучал немного резко. Старый разведчик искоса посмотрел на индейца.

Аванигижиг суетливо кивнул, соглашаясь, и быстро отпер дверь, которая ничуть не скрипнула, поспешил войти первым.

Максу показалось, что седовласый хозяин принял тревожное сообщение на удивление совсем как должное. И направился вслед за ним, лишь чуть задержавшись на пороге, чтобы еще раз внимательно оглядеть поляну и всё вокруг. Только убедившись в отсутствии подозрительных личностей осторожный разведчик запер за собой дверь и прошел в комнату. Остановившись при входе, огляделся, привыкая к некоторому сумраку.

В помещении никого не было, кроме самого Макса. Оставаясь, где стоял, гость терпеливо ждал, когда появится скрывшийся хозяин. Ожидание выглядело немного странным.

- Садись за стол, - раздался голос Аванигижига из другой комнаты, как-то совсем по-домашнему, - Сейчас будем пить чай.

Макс мгновенно почувствовал себя давним знакомым этого спокойного седого человека. Скромно присев на краешек табурета, уже почти не чувствуя себя гостем, Макс стал очень внимательно рассматривать стол, стены - всё, что попадалось на глаза. Это была профессиональная привычка, позволяющая собрать дополнительные сведения о человеке через его вещи. Пока ему всё нравилось. Например, раскрытая толстая книга на столе говорила о том, что хозяин дома любит увлеченно почитать и ловит каждый момент для этого. «Значит, готов услышать другое мнение», - сделал вывод Макс, - «Интересно, что он читает?».

Вещи вокруг с первого взгляда были вроде простые, но очень аккуратные, сделанные с любовью. А их состояние было настолько хорошим, что казалось – они совсем новые. «Значит, хозяин аккуратен и не тороплив. Вероятно, совсем не злится и даже, возможно, не нервничает», - думал Макс, - «Допустим, многое в доме могло быть подарено шаману… А если сделано им самим? Или перешло по наследству?». Тепло этого дома постепенно передавалось гостю.

Макс принюхался - запахи тоже были очень приятными – несильные ароматы каких-то цветов или трав вперемежку с едва уловимым запахом дерева или новой мебели. «Здесь можно было бы поспать для здоровья. И не хуже, чем в вигваме», - подумал старший Грибо, - «Так и веет вечностью и покоем».

- Располагайтесь поудобнее, - снова раздался голос невидимого хозяина, - Я скоро.

Макс поймал себя на мысли, что начинает верить в то, что индеец читает его мысли и, внутренне усмехнувшись, привстал, собираясь посмотреть название книги на столе.

- Люблю, знаете ли, почитать старые детективы. Это моя слабость, - скрытый за стенкой Аванигижиг снова угадал намерение Макса Грибо, заставив последнего быстро присесть обратно с чувством пойманного на воровстве.

- А что читаете сейчас? – откликнулся Макс, быстро приходя в себя.

- Ох, перечитываю Агату Кристи, - совсем по-стариковски охнул Аванигижиг, уже появившись из другой комнаты с подносом, на котором стояли две большие дымящиеся кружки с яркими орнаментами. А также на подносе красовалась большая расписная керамическая миска с горкой каких-то печений.

Поставив поднос на стол, Аванигижиг взглянул на гостя. Медленно произнес.

- Вот вижу вас впервые, а кажется… такое впечатление, что мы давно знакомы, - неулыбчивый индеец вдруг коротко и совсем загадочно улыбнулся.

- И у меня такое же впечатление, - слегка улыбнулся в ответ и Макс Грибо.

- Ну, тогда не будем долго знакомиться друг с другом, а просто попьем чая и поговорим о Вашем сыне.

- Для этого я и прибыл к Вам, - поспешил ответить Макс. Получилось сухо, хотя он этого не хотел. Извиняясь, чуть шире обычного улыбнулся.

Поудобнее рассевшись за столом, они замерли, не принимаясь пока за чаепитие.

- Где он? – наконец прямо спросил Макс.

- Не совсем здесь, - сразу ответил Аванигижиг, - У нас есть домик в заповеднике для особых гостей… Я не делаю для вас из этого секрета, потому что вижу перед собой хорошего человека, который умеет держать язык за зубами, - шаман сделал многозначительную паузу, как будто хотел услышать возражения по этому поводу. Не дождавшись отклика, продолжил, - Он там не один. Здоров и свободен.

- Вы хорошо понимаете… знаете о том, что происходит? – медленно с расстановкой произнес Макс Грибо.

Старый индеец на несколько секунд задумался, не отрывая глаз от своего гостя.

Макс также не отводил взгляд.

- Пожалуй, нет, -  Аванигижиг при этих словах как-то сочувственно покачал головой, - Как и Вы, я полагаю.

- А что Вы такого знаете? – спросил таинственно Макс, явственно намекая понижением голоса на слове «такого», что история с его сыном окутана тайной.

Шаман отпил немного ароматного чая из красивой кружки и начал рассказ…

Довольно долго и без утаек рассказывал он всё, что случилось с Энтони с самого начала прихода его к индейцам. А также подробно пересказал слова, услышанные им от самого Энтони. Память у старика была отменная, рассказывал он замечательно. Не утаил даже про несчастный случай с исчезновением своего молодого гостя при двухдневном переходе в сопровождении вождя. По ходу ввернул рассказ о собственных проблемах индейцев, возникших за последние дни. В том числе и в дальнем лесном доме. Ведь накануне прихода старшего Грибо Аванигижиг уже успел созвониться с Молимо и узнать у того утренние подробности. Макс таким образом узнал о странностях в поведении своего сына и то, что у вождя из-за его собственного сына тоже происходили тревожащие старого шамана события.

Гость погружался в местную атмосферу. А чай в его кружке при этом незаметно остывал, оставаясь нетронутым. Макс отметил про себя, что индеец - хороший рассказчик. Его было интересно слушать.

И гость слушал, не перебивая, уставившись в окно на небо. А вместо облаков перед его мысленным взором плыли образы, порождаемые рассказом старого индейца. Услышанные сейчас новые сведения про Энтони причудливо переплетались с прежними воспоминаниями о нем. Про индейцев тоже было интересно послушать в исполнении шамана, – «И в их семействе, оказывается, сейчас были причины для тревоги»...

А всего за несколько часов до встречи двух умудренных стариков умиротворенный вождь Молимо с двумя соплеменниками после ночной встречи с родными Духами и Предками спокойно возвращался к лесному дому, где должен был сладко спать Охкамгейч, его сын. Приятная усталость совсем не тяготила. Все трое наездников расслабились и даже слегка дремали, покачиваясь в седлах. Их Души радовались.

Однако, тихая радость длилась не долго, и неладное настигло маленький отряд еще на пути к дому – на тропу, испугав лошадей, вдруг вышли два знакомых волка, которые в последнее время обычно ходили тройкой, сопровождая Охкамгейча – это был костяк его стаи. Но не только неожиданное появление волков смутило индейцев, а то, что животные вели себя странно, изображая вину. А также оставалось загадкой, почему они покинули дом и бродят одни.

Подумав о плохом, Молимо с двумя соплеменниками как можно быстрее поскакали к дому. И там попытались найти сына вождя, но не смогли. Связаться по телефону с ним тоже не удалось. И даже великолепная аппаратура отслеживания, которая в доме имелась, тоже оказалась безсильна. Только странный тихий неопознанный сигнал был зафиксирован далеко в лесу по направлению к «старым лесным Духам, которые не приходили сами». Этот сигнал показался подозрительным, но не важным сейчас.

По ходу поисков сына Молимо проверил и гостя, убедившись, что тот еще спал. «Хотя бы с ним всё в порядке», - попытался успокоить себя добродушный гигант.

Некоторое время индейцы придумывали еще какой-нибудь способ найти мальчика. В том числе пытались пустить по следу двух волков Охкамгейча. Но те почему-то панически припадали к земле при всех попытках использовать их нюх.

Вспомнили также о том, что недалеко от дома рыскала стая местных диких волков, с которыми Молимо и его сын умели находить общий язык. Дикие волки, по всей видимости, считали индейцев частью своей стаи. Среди тех диких волков у Молимо даже имелся один свой любимчик, иногда откликающийся на зов и испытывающий особые симпатии к большому человеку. Но в этот раз ни на какие призывы волк не откликнулся и не появился. Посовещавшись, индейцы решили, что эти животные никак не годятся в качестве поисковых собак.

В итоге вождь отправил своих друзей спать, а сам стал напряженно ожидать явного рассвета, бродя вокруг живой изгороди в попытках обнаружить следы сына, чтобы понять направление, куда тот отправился. Несколько раз ему казалось, что нашел, но быстро убеждался в ошибке. Наконец, Молимо разжег небольшой костер возле тотемного столба у дома и попытался медитировать.

Не сразу, но ему удалось выйти из тела и подняться высоко в небо, чтобы оглядеться. Но то ли из-за тревоги, то ли из-за торопливости, вождь не получил того, что хотел – он не смог сосредоточиться, его уносило в Космос. Тогда пришлось просто вернуться в тело. Повторная попытка привела к тому, что гигант неожиданно для себя сладко уснул, бухнувшись на бок – усталость, всё-таки, взяла своё. А уходящая ночь была удивительно теплой и тихой.

Однако спать вождю долго не пришлось – разбудили проснувшиеся соплеменники. Сразу поняв по их лицам, что ничего обнадеживающего не произошло, Молимо кинулся снова искать следы вокруг живой изгороди. Было уже достаточно светло, солнце хорошо прогревало Землю. И снова безпокойный отец не нашел ничего особенного. Тогда он позвонил Аванигижигу.

Посовещавшись с шаманом, Молимо немного успокоился - Аванигижиг сказал, что не чувствует беды. Обещал сам провести некоторые действия для прояснения ситуации. А у вождя не было причин не верить словам и силе шамана.

Тем временем у Аванигижига не всё было хорошо на Душе. Но он действительно не чувствовал потерь в своем племени, а как шаман он мог это чувствовать. И, конечно же, не обманывал своего друга. Просто для начала подарил надежду расстроенному отцу.

Комментариев нет:

Отправить комментарий