Translate

вторник, 26 июля 2016 г.

Дар. 112 часть

Виктор Мирошкин
Дар. 112 часть




- С точки зрения науки Вы пришли в палату умалишенного. Поэтому крики не должны Вас удивлять или озадачивать, - шаман смотрел чуть сочувственно, но вполне серьезно, - С точки зрения науки мы теряем время.

Макс спохватился и извинился, стараясь исправить неловкость от предыдущей своей фразы:

- Простите, говорю не то, что думаю. Ничего не могу с собой поделать. Ребячество какое-то.

- Самое смешное, что и меня так и подмывает поёрничать над Вами, - простодушно сказал Аванигижиг, вдруг подумавший, что на них обоих одинаково действует и «молодильный чай», и «живая вода», и «место силы», на котором они сейчас находились, - Думаю, что это от избытка появившейся внутри энергии. Мне хотелось получше подготовить нас обоих к трудному переходу. Мы ведь не молоды, друг мой. Вот и перестарался с травками.

Они оба заулыбались, стараясь успокоиться после непонятной вспышки неприязни. Макс начал водить глазами по сторонам.

- А ведь это я сам построил… Ну, вот этот дом, - весело произнес Аванигижиг и после сказанного тут же застеснялся от того, что сам себя хвалит, опустил глаза.

- Мне нравится, - дежурно брякнул Макс, но прозвучало вполне искренне. От этого обоим на Душе стало теплее, и два пожилых человека уже очень дружелюбно посмотрели друг на друга.

- А всё же, что Вы… э-э, зачем Вы кричали на тропе? – спросил Макс и непроизвольно сложил ладони перед собой, слегка переплетя пальцы – получился умоляющий жест. Заметив это, Макс разжал замок из пальцев и положил руки на стол одну на другую, вздохнул и расслабился.

Аванигижиг полуприкрыл глаза и принял задумчивый вид, ушел в себя.

Максу показалось, что ответа не будет, но шаман внезапно заговорил голосом диктора, не меняя позы, не поднимая глаз:

- «Посмотрите, Ватсон, на нож и объясните, почему, когда режут хлеб или мясо, то двигают нож взад-вперед, а когда режут сыр или масло, то только давят на нож?»

- Не понял, - удивленно сказал Макс Грибо, - Как это понимать?

Аванигижиг поднял глаза на гостя и без улыбки проговорил тем же тоном:

- Люблю Шерлока Холмса.

- Это ответ на мой вопрос или загадка, после отгадки которой я получу ответ? – игриво спросил Макс, мгновенно включаясь в игру.

- Это ответ на последний вопрос, - нисколько не меняя серьезности на лице, тем же ровным голосом диктора вещал шаман, - Предвосхищая повторение предыдущего вопроса, отвечу так – Никому этого знать не надо, кроме меня самого. Разве Вам это так уж важно знать?

- Нет, наверное. Просто интересно.

- Пустой интерес не стоит удовлетворять, - отрезал шаман.

- Хм, - Макс удивился смене настроения хозяина дома. Стало обидно, но улыбка не ушла с лица гостя.

Аванигижиг, продолжая глядеть на гостя, вдруг снова изменился в лице и обычным голосом задал еще один вопрос:

- Любой, вероятно, обиделся бы на такой отказ в утолении любопытства, а Вы разве нет?

- Да… есть в Ваших словах что-то неприятное,- согласился Макс Грибо, - Мне слова показались обидными.

- Благодарю за откровенность. В таком случае раскрою секрет – на тропе я разговаривал с Духами.

- Позвольте догадаться? – Макс почти перебил шамана.

Аванигижиг молча кивнул, с интересом приготовившись слушать.

- Защита от злых Духов? – коротко высказал догадку Макс и хитро прищурился.

Шаман неопределенно покачал головой из стороны в сторону, но промолчал.

Макс догадался, что шаману не понравились слова о Духах, вгляделся в ставшие пустыми глаза индейца. И хотя не понял – угадал или нет про Духов, решил не углубляться в эту тему, чтобы не злоупотреблять правами гостя, не эксплуатировать доброе чувство хозяина. Подумал, - «Надо бы для разрядки еще о чём-нибудь спросить, полегче».
  
- А что с водой не так? Вы сказали «живая вода», - в тот же момент Макс почувствовал, что допрашивает пожилого индейца. Незамедлительно вспомнились методики допроса и хитрости выуживания сведений из простой беседы. Навыки разведчика и раньше просыпались у Макса сами по себе. Вдруг захотелось поймать на слове замкнувшегося собеседника. Но Макс сдержался и замолчал. Слегка поджав губы, отметил, что по-прежнему мало контролирует свою неожиданно возникшую повышенную эмоциональность.

Аванигижиг несколько секунд молча смотрел на Макса Грибо, удерживая в голове последний вопрос гостя насчет воды. И снова пришел к выводу, что собеседник пока не готов к глубинным знаниям. «А так хотелось поразмышлять вместе с умным человеком, поискать новые грани алмаза», - с сожалением подумал шаман, - «Не каждый день в моем месте силы бывают новые умудренные собеседники». Словно очнувшись, он немного хмуро произнес:

- Здесь есть скважина, а в углу стоит освежитель воды... Так и получается живая вода.

- Думаю, что скважина зацепила очень хороший минеральный источник под нами. Чудесная вода. Можно с успехом продавать, - Макс с видом успешного менеджера смотрел на старого индейца.

- Совет хороший… для бизнеса, - кивнув, сказал Аванигижиг.

До Макса дошло, что шаман принял его слова за банальность. Не понимая, почему постоянно попадает в неловкость, разведчик постарался исправиться - решил снова сменить тему разговора:

- Я, кажется, лезу с дурацкими советами, простите. Можно мне поближе посмотреть на полки вон там? – Макс указал взглядом на противоположную стену, где стоял самодельный открытый шкаф с гладкими полками. А на полках было полно всяких простых поделок – яркие тряпочки, ленточки, камешки, шишки, фигурки из корней и прочий лесной мусор с точки зрения среднего человека.

Аванигижиг снова не сразу среагировал на просьбу гостя. Немного подумав, встал и прошелся вдоль полок этого шкафа. Максу почудилось, что шаман разговаривает с вещицами на полках. Наконец, обернувшись к гостю, Аванигижиг пригласил рукой подойти.

Намереваясь поперебирать игрушки старого индейца, Макс с готовностью встал и приблизился к шкафу. Но тут же почувствовал, что его что-то останавливает прикасаться к вещам. Преодолевая себя, Макс протянул руку к одному из трех небольших полупрозрачных камней, но не коснулся, а задержал пальцы над поверхностью камня.

Маленькая молния вырвалась из камня и слегка уколола палец, заставив отдернуть руку.

- Кусается, - восхитился Макс и улыбнулся, - Статическое электричество? Это кварц?

- А Вы еще раз попробуйте, - предложил шаман.

Максу показалось, что произнесено это было одновременно с обидой и с издевательством, чего он никак не ожидал от старого индейца, поэтому посчитал своё впечатление ошибкой.

И второй раз камень уколол палец маленькой молнией.

- Странно. Вроде бы должен разрядиться. Или это я искрю? - проговорил Макс и снова протянул руку.

И в третий раз голубенькая молния уколола палец.

Восторженный Макс посмотрел на шамана, но промолчал, видя, что индеец хмурится.

- Не задумались о том, почему Вас потянуло именно к этому камню? – строго спросил шаман.

- Не знаю. Просто он показался интересным, - уже неуверенно произнес Макс Грибо, - А что?

- Ничего, - спокойно ответил Аванигижиг.

Макс, наверное, впервые в разговоре с шаманом задумался о своих желаниях. Тут же вспомнилось из книг про умные мысли насчет истинности желаний и обмане иллюзий.

- Вы имеете в виду – моё ли это было желание прикасаться? – неожиданно для себя четко сформулировал смутную догадку Макс Грибо.

Аванигижиг с удивлением посмотрел на гостя и кивнул, подумав, - «Кажется, не всё потеряно. И мы еще сможем заглянуть кое-куда поглубже, чем я могу это сделать в одиночестве или с кем-то еще». А вслух произнес:

- «Мертвые не так уж далеки от нас. Они просто на другой стороне стены».

Макс поморщился.

Увидев, как гость болезненно реагирует на загадочные для него слова, шаман сжалился и немного пояснил туманность фразы:

- Это еще одна цитата от Шерлока Холмса. Так Вы уверены, что сами выбрали объект для контакта?

- Ну, теперь-то уж и не знаю,- честно признался Макс.

- Не сами, это я заставил Вас прикоснуться к … пусть он будет для Вас агатом.

- Странный агат. Я думаю, что это кварц. Хотя, пожалуй, я не очень разбираюсь в полном многообразии камней.

- Нет смысла в придуманном названии, если не чувствуете свойств называемого предмета. Зачем называть рукоятку топора «гикори» (авт.: гикори – разновидность орехового дерева), если этот кусок дерева чувствуется только как рукоятка топора. А если действительно чувствуешь «гикори» в руке - тогда другое дело. Вы чувствуете кварц, а я нечто другое. Значит нам этот камень так по-разному представился и просит его так называть.

- Вы позволите? – Макс чуть протянул руку к камню, намереваясь почувствовать нечто скрытое.

- Попробуйте, но помните о своих мыслях и о жизни.

- О жизни? – Макс отдернул руку.

- Вообще… о жизни и смерти. «Мертвые не так уж далеки от нас. Они просто на другой стороне стены». Кого Вы касаетесь? Хочет ли он этого? – Аванигижиг говорил почти как с ребенком, но уважительно.

Макс Грибо задумался. Через несколько секунд он снова протянул руку и потрогал тот же камень. Кусающей маленькой молнии не было. Зато камень показался заметно теплым.

- Теплый, - удивленно произнес Макс.

- Хау кола, - с облегчением сказал шаман по-индейски и позволил себе улыбнуться больше обычного, - Вижу, что договорились. Это хорошо. У Вас доброе открытое сердце, мистер Грибо. Скажу прямо – это я и хотел выяснить, приведя Вас к себе в дом.

Макс знал, что «хау кола» переводится как «здравствуй, друг». Он внимательно посмотрел на шамана, словно увидел его в первый раз. Показалось, что вся собственная образованность явно несколько сомнительна в присутствии этого странного индейца.

В этот момент телефон Аванигижига ожил и стал со щемящей тоской издавать тихую мелодию флейты, напоминая стон умирающей птицы.

«Странный звонок поставил шаман на свой телефон. Всё здесь странное», - подумал Макс.

Аванигижиг ответил на вызов, внимательно выслушал звонившего и сказал в ответ только одно слово:

- Идем.

Комментариев нет:

Отправить комментарий