Translate

четверг, 3 марта 2016 г.

Дар. 13 часть

Виктор Мирошкин
Дар. 13 часть



… В доме жизнь «стоит на паузе» …

А за окном всё, как всегда… ну да, самые обычные звуки природы, напоминающие о теплой свежести и безмятежности жизни.

Ирэн пристально смотрела на большую картину с пальмами, и ей представлялось, что вокруг нет никакого города… здесь только ее одинокое жилище на берегу безкрайнего океана. Не было слышно голосов людей, не шуршали колеса машин. Только волны… Чувство одиночества обнимало, захватывало Ирэн, раскачивало, убаюкивало, усыпляло...

Сопротивляясь наваждению, она оторвала взгляд от картины и подошла к окну, чтобы увидеть хоть кого-нибудь. На ее счастье по дороге невдалеке медленно брели двое пожилых людей, очевидно, прогуливаясь. Кажется, это были соседи - со спины не совсем было ясно. Район был малоэтажный, все желающие уже отправились в этот день по своим делам, и вот только никому не нужные остались на этом «необитаемом острове», и она в том числе. Ирэн поняла, что почти готова расплакаться.

Уже с самого утра она гнала от себя любые плохие мысли. В привычном темпе начала дня собрала детей в школу, отвезла их и, неожиданно повинуясь то ли внутреннему порыву, то ли интуиции, решила вместо работы отправиться назад домой и не ошиблась…

Возвращаясь, почти у своего дома на обочине Ирэн увидела незнакомую черную машину с водителем внутри.

Заехав в гараж и выйдя из машины, Ирэн от ворот наблюдала, как из машины медленно, слишком медленно вынула себя плотная женщина в полицейской форме. Потом эта полицейская медленно, в сосредоточенной задумчивости шла и шла к ней, и движения женщины были невыносимо тревожны, многозначительны. Ирэн стояла и смотрела на нее, как во сне.

- Миссис Ирэн Грибо? – не доходя, спросила, наконец, полицейская.

- Да, – тихо ответила Ирэн и кивнула. Сердце ее сжалось.

- Мне надо задать вам несколько вопросов. Можем мы пройти в дом? – тон офицера не предполагал возражений.

- Да, конечно, – Ирэн нервно засуетилась, ожидая закрытия гаражной двери и почувствовала себя виноватой за медленность работы механизма. Поглядывая урывками на полицейскую, которая, в свою очередь, прямо рассматривала ее, Ирэн сразу отводила глаза. Молчали. Дверка еще не совсем захлопнулась, а Ирэн уже приглашающе указала рукой на вход в дом, но тут же дернулась, и сама первая направилась к двери, постоянно оглядываясь на полицейскую, как будто боялась, что та отстанет или исчезнет. Служительница закона молча шла за ней.

Устроившись в гостиной на удобных креслах, они некоторое время молчали, разглядывая друг друга.

«Дурная пауза», - промелькнуло в голове Ирэн. И как по команде очнувшись от оцепенения, полицейская заёрзала в кресле и, вглядываясь в свои бумаги на коленях, важно произнесла:

- Вчера вечером вы сообщили о пропаже вашего мужа, мистера Энтони Грибо. Что-то изменилось с тех пор? – полицейская вопросительно уставилась на Ирэн.

А потерпевшая молчала и почему-то оценивала физические возможности полноватой женщины в поисках мужа. Туманно смотря прямо перед собой на служителя закона, Ирэн рисовала в голове картинку, как эта женщина в неудобной позе рыщет по темным окрестностям с фонариком, натыкается на собак и кошек, кусты и всякие несуразности. Получалось совершенно не к месту смешно, и страдающее лицо Ирэн вдруг озарила улыбка.

- Вы меня понимаете, миссис Грибо? – громкость заданного вопроса была неприятна.

- Простите, что вы сказали? – очнулась Ирэн. Образ толстой сыщицы с фонариком всё же вернул ей самообладание.

- Ваш муж не подавал признаков… э-э-э… от него не было сигналов?

- Нет. Ничего. А у вас есть что-то?

- Мы работаем... Хорошо. Хотя, извините, какой там хорошо – примите моё сочувствие... Давайте будем верить, что произошло недоразумение, и всё скоро выяснится. У меня есть к вам ряд вопросов.

- Да. Слушаю вас, – Ирэн почти полностью взяла себя в руки.

- Как вы думаете, где сейчас может быть ваш муж?

- Не знаю. Вернее, я предполагаю, что он в Нолэнде. Там у нашей компании филиал. Он отправился туда в командировку, приехал, взял машину, отправился к кому-то из знакомых повидаться и пропал. Мне так сказали в офисе нашей компании. Точнее, это сведения из филиала в Нолэнде. Больше я ничего не знаю, – Ирэн снова стало охватывать чувство безысходности, но она боролась с ним – стала и, нервно потерев ладони, снова села, удивив этим женщину в форме.

- Извините, что-то руки затекли, - извинилась Ирэн.

- Вы можете дать список людей, с которыми у вашего мужа есть связи в Нолэнде?
- Прямо так сразу не могу. Надо вспомнить… Ну, с теми, кто там работает. Это можно узнать в офисе филиала. Телефон…

- Спасибо. У нас имеется и телефон компании, и список сотрудников. Хотелось бы знать о внеслужебных знакомых от вас, – полицейская доброжелательно заулыбалась. Это было несколько странно для ее сурового лица и жестких, внимательных глаз.

- … не знаю… кажется Энтони там интересовала только работа. Я даже не могу предположить, к какому знакомому он там отправился, – Ирэн действительно не представляла себе тайных от нее знакомых мужа в Нолэнде, - я бы знала.

Вопрос полицейской заставил задуматься и о другой возможной стороне жизни мужа. А неестественная улыбка следователя при допросе, которым ей уже казался этот разговор, намекала Ирэн о ее положении мышки перед кошкой.

«Если что-то раздражает, значит что-то не срослось…», - промелькнуло одно из изречений мужа. Ирэн настояла на своём:

– Нет. В том городе его интересовала только работа.

- Хорошо. Далее по списку у меня вопросы про его одежду и вещи при нём. Этот пункт надо выполнить наиболее тщательно. У меня есть специальный опросный лист. Заполните его, пожалуйста. Там же укажите приметы мужа и индивидуальные особенности. Прошу вас, – полицейская протянула несколько страниц из своей папки.

Ирэн послушно встала, взяла листы, авторучку, придвинула журнальный столик и принялась заполнять таблицы, ставить галочки и делать отметки на рисунках в опроснике. Это заняло около пятнадцати минут.

- Готово, – Ирэн подала листки полицейской, которая всё это время рассматривала гостиную.

- Очень хорошо. Минутку… – суровая мина держалась на полицейском лице, пока глаза профессионально бегали по строчкам, – Достаточно хорошо. Вы указали, что у мистера Грибо имелись смартфон и планшет. Можете указать модель или указать место покупки? У вас есть паспорт изделий? Инструкция? Хоть что-то осталось?

- Минутку. Сейчас посмотрю, – Ирэн отправилась в спальню, где у них в специальном отделении шкафа хранились всякие документы на домашнюю электронику и прочие бумажки на купленные вещи. Найдя там коробочку от смартфона, она принесла ее вниз и передала полицейской, - К планшету ничего не нашла. Только от смартфона.

Полицейская просмотрела содержимое коробочки.

- Вы не будете против, если я заберу на время это всё? – полицейская снова улыбалась.

- Не против. Лишь бы помогло, – Ирэн тоже в ответ улыбнулась.

- Ну вот и хорошо. Пока больше вопросов нет. Будем надеяться, что скоро всё выяснится, и ваш муж снова будет с вами, – улыбка полицейской стала шире, но не приятней.

- Да, да… - у Ирэн почему-то не возникло ощущения, что «все будет хорошо» от взгляда на лицо женщины в форме, но она кивнула. Хотелось уже побыстрее закончить этот разговор, – Пожалуйста, дайте мне сразу знать, если что-то узнаете.

- Непременно, – полицейская заспешила на выход.

- Простите, что не предложила вам чаю, – спохватилась Ирэн.

- Ничего. Главное – быстрота в таком деле.

Ирэн проводила полицейскую до двери и проследила сквозь занавеску, как та садится в машину и убедилась, что женщина приезжала одна.

«Что же меня так напрягало в ней?», - подумала Ирэн, вспомнив снова: «Если что-то раздражает, значит что-то не срослось…».

Она прилегла на диван и принялась обдумывать произошедший разговор.

Прошел, наверное, час, но Ирэн продолжала снова и снова крутить в голове детали встречи с полицейской. «И, вроде, всё как надо, а что-то не так.  Ну, хотя бы машина. Почему не полицейская? Почему приехала без звонка?», - Ирэн на очередном круге размышлений вдруг поняла, что не может просто ждать результата поисков, ответов извне. Ей требовалось действовать самой - попытаться разобраться во всём, чтобы не впасть в истерику. Ведь самостоятельный поиск зацепок хорошо отвлекает от плохих фантазий – решила она.

Звонок, прозвучавший в этот момент как нечто потустороннее, вернул Ирэн в действительность.

- Слушаю вас, – Ирэн обрадовалась ожившему телефону.

- Ирэн Грибо?

- Да.

- Это полицейский участок города Нолэнд. К нам вчера поступил запрос на розыск вашего мужа – мистера Энтони Грибо. Вы подтверждаете, что ваш муж не объявился?

- Да. Это так. Ко мне сегодня уже приезжали из полиции. Я подробно ответила на все вопросы.

- Простите!? Кто к вам приезжал? Из полиции? Вы обратились в полицию у себя в городе?

- Нет. Только в службу спасения. Вчера.

- Можете повисеть на телефоне?

- Да, конечно.

В трубке заиграла очень знакомая приятная мелодия. Ирэн невольно стала припоминать слова песенки, но не получалось.

- Вы еще здесь? – мелодия оборвалась.

- Да.

- Очень странно. Мы пока не делали запрос в ваш город. Надо разобраться. Но вы не безпокойтесь, всякое бывает. А сейчас нам требуются некоторые сведения. Вы готовы ответить?

- Да.

- В Нолэнде у вашего мужа есть знакомые помимо служебных связей?

- Не знаю...

- Вы не ссорились?

- Нет.

- Хорошо. Этого пока достаточно. Мы сообщим о новостях. У нас пока нет ничего достойного вашего внимания.

- Подождите. Прошло столько часов и ничего не ясно?

- Да. Это так. Мы работаем. Не волнуйтесь, мы делаем всё возможное. Как говорится, отсутствие новостей – это уже хорошие новости. Вы первая узнаете всё по этому делу.

Стало ясно, что разговор перешел на штампы.

- Спасибо. Я очень жду, - сдержанно проговорила Ирэн.

- До свидания, – тут же послышался сигнал отбоя.

Ирэн снова прилегла на диван.

«Черт, с каждой встречей и с каждым звонком всё становится только еще темнее», - подумала с некоторой усталой злостью Ирэн, снова чувствуя, что голова явно отказывалась соображать, грозя слить все размышления в кипящее негодование.

 Она встала, прошла в кухню, налила аккуратно чай и не спеша выпила. Посидела несколько минут и снова прилегла на диван в гостиной, закрыла глаза и не заметила, как уснула.

Ей снилась мама, которой она жаловалась на качели, которые выбросили ее на землю, которая разбила ей коленки.

Мама только смеялась и хотела уйти.

Ирэн схватила маму за руку и взглянула ей в лицо, но увидела улыбку полицейской.

Откинувшись назад, Ирэн упала в яму, оказавшуюся пропастью, и тут же проснулась.

Сон не напугал Ирэн, заставил подумать, - «Почему бы не позвонить маме с папой?», - она удивилась ясности мысли, - "Почему не сделала это сразу же и даже не подумала об этом. Да, уж...", - появилось чувство вины.

Комментариев нет:

Отправить комментарий