Translate

четверг, 10 марта 2016 г.

Дар. 17 часть

Виктор Мирошкин
Дар. 17 часть




После яркого солнца на улице Уго, как на боевом задании, зажмурился на три секунды, приоткрыл глаза и осторожно шагнул в дом, пристально огляделся, не двигаясь с места, хотя сразу же увидел жену, спокойно посапывающую в кресле, как будто и не было только что настойчивых громких звонков. В Уго-водителе сам собой проснулся солдат Уго Дорадо. Несколько секунд «послушав эфир», он сделал шаг от двери к стене и еще несколько секунд внимательно не только осматривал знакомое помещение, но и вглядывался в пол, как будто ожидал минирования. Ничего подозрительного не обнаружил.

- Мари… - произнес он достаточно громко.

Тишина. Жена никак не отреагировала. Уго быстро подошел к креслу, машинально проверил ее пульс, хотя она и так была явно жива и, казалось, просто спала.

- Мари… Марисоль... милая… - Уго тихо потряс ее за плечо. Не получив никакой реакции, зачем-то потрогал ее лоб. «Холодный», - подумал Уго, - «Что же делать?». Он снова потряс жену за плечо, потом похлопал по щекам, взял за руку.

Она не шевельнулась и не издала никаких звуков, только слабое спокойное дыхание говорило, что она жива.

В голове Уго закрутился хоровод обрывочных штампов поведения в таких случаях, большей частью из кино, но ничего вроде бы к его ситуации не подходило. Откуда-то возникла твердая уверенность, что «тело не надо трогать до подхода специалиста, если это не угрожает жизни телу».

Понадобилось еще несколько секунд, чтобы Уго сообразил - нужен врач. Схватив справочник около входной двери и найдя рекламу одной из местных клиник, он нервно набрал номер, сообщил о безпамятстве жены. И на удивление быстро, без лишних вопросов, ему пообещали приехать за «пациенткой».

Не зная, что дальше делать, Уго сел в другое кресло рядом с женой и стал ждать врачей. С каждой минутой его тревога нарастала, уже явно охватывала парализующая растерянность. Он неотрывно смотрел на жену и пытался думать, но не рождалось никаких предположений, что с ней. Ему казалось, что она тяжело заболела, но это было так странно видеть, ведь жена никогда не жаловалась на приступы чего-либо тяжелого, всегда была энергична, он не помнил ее прикованной к постели...

Краем глаза посматривая изредка на столик, стоящий перед креслом жены, Уго не понимал, почему Мари в это время сидела в гостиной и ела чипсы с грейпфрутовым соком. Прямо на столе лежал разломанный пополам гамбургер, едва объеденный. Это меню было явно не в ее вкусе. Тем более, в это время. Да и аромата обеда не слышалось, что было вдвойне странно, ведь Марисоль, в отличие от современных мексиканок, хорошо готовила и любила к обеду сварить нечто вкусненькое. Это несколько отражалось на ее фигуре, но неизменно радовало Уго.

Испытывая голод, Уго протянул руку и взял ополовиненную женой пачку чипсов, решив доесть, но зачем-то сначала понюхал содержимое пакета. Нос ничего, кроме присутствия чипсов, не почувствовал. Несмотря на усилившийся от резкого запаха жареного картофеля и лука приступ голода, он отложил пачку. Видимо, солдат в нём сейчас сидел прочно, и в этот острый момент включился старый, кажется, уже забытый армейский опыт, - «Нельзя есть продукты, явно оставленные врагом», - всплыло в памяти Уго, и он ругнулся, испытывая неприятное раздвоение в голове, - «В своем доме… я же дома… дети здесь мои…». Уго встрепенулся, вспомнив о детях, и посмотрел на часы. Тут же почти с ужасом понял, что уже вот-вот пора забирать их из школы.

В этот момент Уго запаниковал - он вдруг отчетливо прочувствовал западню ситуации, ведь ему сейчас придется принять всю заботу о детях на себя, - «А как же работа? Кто теперь будет отслеживать заказы. Ужас!», - проносилось в его голове.

Он вскочил с кресла и снова попытался разбудить жену шлепками по щекам и тереблением ее рук. Ничего не помогало. В отчаянии он снова уселся в кресло.

«Надо звать на помощь», - завопил мозг, забыв о вызванных врачах, и красной надписью в голове Уго загорелось, - «Брат». Он резко выхватил свой телефон и набрал номер брата, неожиданно уверенно вспомнив цифры по памяти, хотя, давно ему не звонил. И тут Уго повезло – брат мгновенно откликнулся.

- Ого, с каких это пор ты сам мне звонишь? Случилось чего? – брат, как обычно, сразу взял быка за рога.

- Привет… с женой беда… не знаю, что делать… решил тебе позвонить… - Уго говорил скороговоркой, но тяжело вздыхая после каждой фразы.

- Что с ней? – пока спокойно ответил брат, - Врача вызвал?

- А, да-да... отключилась... не знаю… сидит рядом… спит вроде… да, жду врача…

- Не могу сообразить. Она там рядом с тобой? Ты дома? Ну… подожди врача. Смотри пока за ней. Может съела чего? Жива же… - попытался успокоить брат.

- Жду. Сказали, что скоро будут. А ты как?

- У меня-то всё в порядке.

- Работаешь? Дела идут?

- Твоими молитвами…

Братья были напряжённо недовольны этим вынужденным разговором. Одновременно замолчали, зачем-то припоминая старые обиды.

- Ладно. Позвоню, когда ясно станет. Пока… – Уго первый не выдержал паузы.

- А ты чего от меня хотел-то? – брату стало жалко Уго, - Я бы приехал, но ты же в другой стране, как-никак. Чем помочь? Денег могу немного дать, если что…

- Пока не надо, но… спасибо, - у Уго стало немного теплее на душе, даже спокойнее.

- Позвони друзьям.

- Как-то не обзавёлся здесь.

- Да, с друзьями у тебя всегда туго было... Как она там?

- Спит. Как будто спит.

- Ладно, Уго, ожидай врача, а я подумаю, что смогу сделать, а пока отбой, - брат первый понял, что далее разговор становится безсмысленным, - И жду звонка от тебя.

- Да, - Уго нажал отбой и в отчаянии откинулся на спинку кресла так, что оно жалобно скрипнуло. «Один, совсем один…», - промелькнуло в голове Уго, и он зыркнул на спящую жену, как на предательницу, и тут же закрыл глаза, намереваясь еще подумать.

Оказывается, он уже и не помнил, когда оказывался вот так один на один с серьёзной проблемой, которую надо было решать только самому. На брата сейчас надежды не было, несмотря на полученное обещание «подумать», ведь братишка ни его семью, ни детей в расчет особо никогда не брал. А кроме брата больше никого и не было. Родственников со стороны жены даже не хотелось вспоминать.

Но Уго был не совсем один на один со своей проблемой. Он и не подозревал, что стал «амёбой», которую тщательно рассматривают в своих «микроскопах» два человека в джипе, стоящем на соседней улице...

Уго собирался уже что-то предпринять еще, но «скорая» уже примчалась. Приехавшие оказались просто перевозчиками. Они быстро забрали Марисоль и умчались обратно в клинику. Уго решил не сопровождать жену, сославшись на детей, которых надо было всё же забрать из школы.

Как только «скорая» уехала, сразу пришло время забирать детей, что Уго и поспешил сделать, решив использовать машину жены, не забыв предварительно буквально сожрать большой кусок ветчины с булкой, запив простой водой. Уже в машине Уго отметил, что события складывались удивительно последовательно друг за другом, не давая передышки.

Затем прямо из школы «парни Дорадо» отправились в клинику к Марисоль. По дороге туда Уго еще раз припомнил последние непредвиденные события и сделал вывод, что беда не ходит одна, что не зря к нему вдруг стали липнуть неприятности, что он в чем-то виноват, мало молился, думал только о себе. И еще он вспомнил, что хотел позвонить жене еще после доставки цветов, но не стал этого делать, посчитав, что и так сойдёт.

Горячее чувство вины постепенно овладевало сознанием бедного Уго. Дети, сидящие сзади, вели себя тихо, не баловались, как будто чувствовали беду, хотя им не было известно, куда они едут и зачем. Уго сказал детям только то, что сейчас они поедут не домой, а в другое место, где всё и узнают…

В это время два спеца в джипе тщательно слушали эфир через наушники и вглядывались в мониторы. И эти господа были явно не в духе от получаемой информации.

- Я не вижу никакого намёка, что мы можем выйти на объект. А ты? – спросил один из спецов.

- Такого же мнения, – ответил второй, – Явно не тут ищем. Парень озабочен только собой.

- И семьёй.

- Да. Кстати, мне его немного жаль. Жена ни за что висит на волоске.

- Да, нормально всё, не страдай. Медики сейчас прогонят ее по всем видам очистки. Приведут в чувство. Хотя, помнить она будет только, в лучшем случае, утро. Или, вообще, только до вчера. Остальное будет в норме. Поломает ее маленько и всё.

- Первый раз для меня такой расклад.

- Всё бывает в первый раз… я знаю, что сделают анализы, найдут наркоту в крови. Потом полиция опросит главу семейства, обыщут дом, найдут сок, куда мы сыпанули «приправу» и спишут, скорее всего, на магазинных террористов-отравителей. Проверят партию соков, ничего не найдут. Максимум – уволят продавцов. Ну, может пошумят немного журналюги. Может и отца семейства немного потрясут. Кстати, это и нам хорошо – понятно будет в местном участке, чего это полиция штата приперлась к ним за этим «обычным водителем», - опытный спец булькнул смешком.

- Наши жучки-то как?

- Боишься, что найдут? Они наркоту будут искать, а не слежку. Сам же спец, прикалываешься, что ли? Знаешь ведь, наши жуки особенные, не для того, чтобы их нашли.

Они оба рассмеялись. Более опытный продолжил:

У нашего… голова, как компьютер все расклады просчитывает. Никогда не ошибается. Тебе повезло в такой команде работать. Учись.

На эти слова молодой напарник только кивнул, посчитав за благо не подвергать сомнению изложенное. Более опытный задумался и предположил:

- Думаю, что надо колоть парня.

- А дети?

- Что дети?

- Куда их?

- Если бы сам знал, то сразу бы и предложил... Видимо, придется завтра «работать», когда отец детей отправит в школу. И не нам, естественно, это решать.

Старший спец не ошибся в своих предположениях. Доклад одного из руководителей задания в виде смс отправился «крепышу» Фреду Слейтеру по расписанию: «пусто, колокольчик не звенит. Утром мультики про дятла».

Фред прочитал смс, сидя уже в приемной босса. Разглядывая миловидное лицо секретарши, которая была занята своими делами, он опять вздрогнул от неожиданности на сигнал телефона о приходе смс. Считая себя почти предсказателем, Фред и так рассчитывал принять смс об успехе поиска прямо «у ног» секретарши и тут же перед ней покрасоваться – мол, «можете доложить шефу, если он вспомнит о своём «визире», что выполнение задания идет успешно - проблем нет». Но так увлекся разглядыванием женского лица, что смс чуть не заставило его подпрыгнуть. Узнав о задержке, натужно улыбаясь, Фред покинул приемную и убежал к себе.

Комментариев нет:

Отправить комментарий