Translate

четверг, 24 марта 2016 г.

Дар. 27 часть

Виктор Мирошкин
Дар. 27 часть





- Здравствуйте, мистер Грибо, - поприветствовал голос в телефоне.

- Здравствуйте, - эхом откликнулся Макс Грибо, - Слушаю Вас.

- Вы, наверное, меня не узнали? Эдвард Спиро – старый друг Энтони. Неужели не помните меня? – голос в трубке был по-молодому задирист.

«Мяч обязательно доходит до желающего играть», - подумалось Максу Грибо, и он оживленно ответил:

- О, да. Такого сорванца трудно забыть. Много же времени прошло. Даже и не помню, когда мы в последний раз общались. Что же заставило тебя вдруг позвонить, Эди?

- Ничего особенного, мистер Грибо. Попытался позвонить Энтони, а его номер недоступен уже два дня. Вот хотел узнать у Вас, как с ним по-другому связаться. Не хочется обращаться в его компанию. Вы же знаете, что мы с ним до сих пор дружим... ну, как бы без посредников… А я Вам, кстати, регулярно посылал поздравления на дни рождения и праздники. Неужели не доходило?

Старший Грибо усмехнулся, вспомнив давнюю увлеченность своего сына и его товарища таинственностью отношений между собой и созданием всяческих тайн. Припомнились, конечно, и необычные маленькие подарки от дружка своего сына, «резидента Эдварда», как он его про себя иногда называл еще с тех пор, когда Эдвард был школьником. Практичный ум Макса Грибо сработал быстро, - «Однако, стоило бы воспользоваться случаем и пригласить его приехать»:

- Открытки не считаются, и подарками тоже не удастся отделаться... Было бы неплохо «господину атташе» и самому навестить старого «господина консула», - Макс неожиданно вспомнил и эти их шуточные «должности» из времён, когда дети были детьми.

- Виноват, «господин консул», исправлюсь, - Эдвард легко перешел на предложенный шутливый тон, как будто и не было многолетней паузы в общении.

- Помню… помню ваши забавы… Энтони сейчас в командировке в Нолэнде. Мы тоже не можем с ним пока связаться… со вчерашнего дня. Пока ничего не понятно, может что-то со связью, подождем, - Макс Грибо благоразумно рассудил, что не стоит слишком подробно посвящать всё окружение в детали происходящего. Даже друзей не хотелось пока информировать. «Кто знает, откуда ветер дует?», - подумал осторожный старик.

Эдвард почувствовал напряжение из-за некоторой замкнутости старшего Грибо и решил, что не должен расстраивать отца друга какими-то неприятными предположениями на счет потерянной связи, а скорее стоило бы сейчас успокоить старика. И Эдвард не стал раскрывать «господину консулу» правду про договоренность с его сыном об «игре» с организатором стрельбищ. По крайней мере, решил пока не раскрывать эту маленькую тайну, хотя ему отчетливо чудилась какая-то связь между исчезновением Энтони и задуманной друзьями маленькой рекламной операцией. Как можно уверенней Эдвард сказал:

- Немного не похоже на Энтони. Всё же, он исключительно предусмотрителен. Хотя, Нолэнд – интересный городок. Там в округе есть прекрасные дикие места. Может он отправился на охоту или рыбалку и забыл про телефон, и его занесло в такие девственные места, что там вообще нет никакой связи?

- Всё может быть... Подождём – узнаем, - с готовностью согласился Макс Грибо.

- Да, конечно, скоро узнаем. Будьте добры, мистер Грибо, сообщите мне, если что-то прояснится. Буду очень ждать, - Эдвард действительно взволновался, - А я Вас обязательно навещу в ближайшее время, если Вы не против.

- Хорошо, даже очень хорошо, Эди. Буду рад, а сейчас впишу твой телефон себе в контакты. Будем на связи, - Макс Грибо радовался, что друг Энтони объявился сам.

- Благодарю Вас. Вы, как всегда, очень любезны и… внимательны к людям, - зачем-то добавил Эдвард, -  До свидания…

- Всего хорошего, Эди. Благодарю за добрые слова. Буду непременно тебе звонить, если что… - Макс Грибо нажал отбой и, быстро поманипулировав кнопками, вписал телефон Эдварда в лист контактов, медленно положил телефон на стол перед собой.

Ирен посмотрела вопросительно, и «папа» поспешил немного разъяснить ей содержание последнего звонка, а также суть отношений между ее мужем и Эдвардом Спиро. Однако, несмотря на то, что Ирен, несомненно, была в курсе, с кем дружен ее муж, «старый разведчик» не стал сейчас посвящать ее в глубокие подробности тайных игр и конспирологию между друзьями, а ограничился упрощенной характеристикой – «старый друг из детства твоего мужа, о котором ты, конечно, слышала», - Макс не знал, насколько стоит посвящать жену сына во все секреты Энтони, не посоветовавшись с ним самим. К тому же, старик несколько опасался сказать сейчас снова что-то невпопад и тем самым вывести Ирен из равновесия, - «Лучше промолчать, когда есть сомнения, и сегодня я не в форме», - критически отнёсся к себе Макс Грибо. Ему сильно не нравилось сложившееся «положение вещей». Еще хуже было то, что он не мог определиться с направлением своих усилий. Мутно как-то пока всё было.

Макс Грибо задумался, а Ирен терпеливо ждала, посматривая на старшего Грибо, как на спасителя. Пару минут длилась пауза. Наконец, «папа» очнулся:

- Пожалуй, я поживу у тебя. И не возражай. Так надо.

- Что Вы? Я только буду рада! Хотела сама Вас об этом попросить, но как там миссис Грибо… без Вас…

- С ней всё в порядке. Здоровья еще много. Сейчас позвоню ей и договорюсь.

Так он и сделал.

Миссис Грибо была заранее готова к такому повороту событий и поэтому всей душой поддержала решение мужа «взять управление ситуацией на себя». Она пожелала успеха и похвалила своего «нестареющего героя» за готовность быть впереди.

Макс Грибо понимал, что за бодрыми словами жены прячется горячее желание побыстрее найти их сына. «Какая она молодец у меня. Уже столько лет не винит меня хоть в чем-то», - старик давно ценил поддержку жены, а сейчас от таких мыслей захотелось прямо-таки «расплыться в слезах умиления», в голове даже промелькнуло нечто поэтичное, - «Каждое перышко моих крыльев бережно сохранено ею…».

Но «старый разведчик» не «ушёл в пике» приятных эмоций, а, глубоко вздохнув, внутренне собрался и спокойно взглянул на Ирэн. Перед ним сидела несчастная женщина, и ее взгляд окончательно привел Макса Грибо в чувство. Таким образом, не получив от жены ни малейших возражений, Макс Грибо настроился на безоговорочно серьёзную работу:

- Сейчас, «дочка», мне надо провести некоторые мероприятия. Давай-ка я тебя провожу домой. Скоро тебе придется позаботиться о детях... Что-то я соскучился по внукам… На пару часиков оставлю тебя, это не долго…

- Конечно… Вам сейчас виднее, что нам надо делать, - Ирен слегка придавила слово «нам», с радостью соглашаясь с командирским тоном «папы». Она держала в голове то, что «мы» - сильная команда, которая обязательно придет к успеху. И объявившийся к месту друг мужа, Эдвард, тоже не выпал из поля ее внимания - она чувствовала, что «мы» расширяется еще на одного члена команды. Правда, Ирен всё же внутренне немного сопротивлялась внедрению в их «семейную команду» постороннего, хоть и друга мужа.

А сам Эдвард, закончив разговор с отцом Энтони, пребывал в растерянности. С одной стороны, друг мог выкинуть любую добрую шутку, а с другой – сомнительно, что он мог так выключиться из социума без предупреждения даже близких родных. Здравый расчет подсказывал, что Энтони просто так не может рухнуть в неизвестность – уж Эдвард-то знал своего предусмотрительного и чрезвычайно осторожного товарища. Товарищеские чувства нарастали, и Эдварда уже слегка начинало терзать чувство вины – не его ли инициатива с рекламной игрой была причиной исчезновения Энтони?

Своевременно пришло в голову поискать все варианты контактов с Энтони - скайп, электронные почты…

 Пришлось потратить около получаса, чтобы «постучаться» во все найденные контакты и проверить почту. Обычно он просматривал письма два-три раза в день или даже чаще, по настроению.

По ходу деловые письма привычно рассортировал по папкам. Спам автоматически провалился в никуда, точнее, по настройкам почтового сервера, спам удалился без прочтения. Личных писем не было и, соответственно, от Энтони не было ничего.

«А что у него было с собой?», - задался вопросом Эдвард, подразумевая средства связи, и сам себе ответил, – «Смартфон и планшет. Значит - письма мог слать. А чего же их нет?». Он задумался на несколько минут, но ничего не придумал. Взял планшет и прилег на диван. В рабочем кабинете он чувствовал себя, как дома.

Открыл браузер и начал читать новости. Затем набрал в поиске «новости стрелкового вооружения». Полистал. Ничего нового. Взгляд выловил строку под окном поиска – «Результатов: примерно 1 240 000». Подумал, – «Сколько же в этом мусора…», - и тут же кинулся в настройки своего почтового клиента – его пронзила мысль, что его почта «рубит» спам в автоматическом режиме, и так он вполне может потерять важное письмо. Несомненно, полагаться на программу в такой момент не стоило. «Чёрт», - тихо чертыхнулся Эдвард, заранее предполагая, что восстановить удаленное до этого момента времени невозможно.

Но, всё же, перенастроив почтовый клиент, Эдвард поискал варианты восстановления удаленной корреспонденции. Получалось так, что с его программными настройками спам восстановить уже не получится. Это его расстроило. Казалось, что он совершил ужасно непоправимую ошибку в важном деле. Отложив планшет, Эдвард прикрыл глаза, борясь с разоружающим чувством вины, и попытался сообразить, что еще можно предпринять. Лёжа на диване это было особенно удобно делать.

- Пик-труль, - пропел планшет, обозначая приход новой почты.

Эдвард немедленно схватил планшет и прочитал пришедшее. Это был только спам. Ничего интересного. Он отложил планшет и снова прикрыл глаза, намереваясь обдумывать варианты действий.

- Пик-труль, - минут через десять снова пропел планшет.

Эдвард уже слегка дремал и решил не дергаться на каждый зов планшета, а проверять почту раз в полчаса. Но через пару минут встал и подошел к окну. Погода была замечательно солнечная. Потерев с усилием лицо ладонями, он вышел из кабинета и отправился на «производство» - в небольшой цех с тиром и лабораторией. Надо было заниматься и текущими делами.

Увлёкшись, вернулся в кабинет только через час. Сразу проверил почту. Кроме спама были ответы от клиентов и пару запросов. Проработав первостепенное, стал просматривать и спам. Ничего от Энтони не нашлось. «А чего это я решил, что он будет слать письма? И почему его письма должны уйти в спам?», - ответов на эти вопросы не было. Ясно было одно - Энтони мог воспользоваться почтой, и значит надо отслеживать, - «Будет он слать письма или не будет, а такой вариант не исключается, значит имеет право на существование. Буду отслеживать, пока ситуация с Энтони не прояснится», - приказал себе Эдвард и занялся накопившимися деловыми бумагами.

- Пик-труль, - периодически оживал планшет, но Эдвард не обращал внимания, пытаясь побыстрее закончить сегодняшние дела, чтобы затем уже спокойно продумать, как на пару дней покинуть фирму и какие инструкции оставить на это время своему заместителю. На следующий день или на послезавтра он твердо запланировал съездить в гости к семейству Грибо. «Если и завтра от Энтони не будет вестей, то это станет уже по-настоящему тревожно. Кто знает, как повернутся события?», - нерадостно констатировал «атташе при семействе Грибо».

Несмотря на все усилия, Эдвард с трудом сумел к исходу рабочего дня закончить сегодняшние дела и набросать эскиз инструкций для своего заместителя на два-три дня вперед. К сожалению, заглянуть в почтовый клиент так и не удалось. И тогда он решил дома доработать «пожелания заместителю», а потом спокойно просмотреть почту и еще подумать об Энтони. Рабочий день закончился, люди быстро разошлись, и ему сейчас не хотелось оставаться в одиночестве на рабочем месте.

Дома его встретила обычная вечерняя, семейная суета, и не сразу удалось уединиться, чтобы «добить» незавершенное на работе. Когда достаточно подробные инструкции для заместителя на несколько дней вперед были готовы, Эдвард с облегчением переключился на личное и занялся почтой. Проверил ее - ничего от Энтони снова не было.

«Дружище, чего же ты прячешься?», - с теплом подумал о товарище Эдвард и принялся рассматривать фотографии в рамках на столе. На одной из них они улыбались в обнимку с Энтони после игры в американский футбол за школьную команду, все без шлемов. Вспомнились их другие совместные игры, - «Лихо мы придумывали, как использовать одноклассников «в тёмную», чтобы получить задуманное», - с радостно-ехидным удовлетворением отметил Эдвард, хотя, многое из задуманного они в реальности не делали, а только теоретически предполагали. Всё же, парни были добры к одноклассникам и не причиняли напрасного зла.

«А что, если Энтони и сейчас приходится скрывать себя? Как в детских играх. Черт, а ведь он там «играется» под именем Смит, и кто знает, на что он там мог нарваться?», - такой разворот мысли снова настроил Эдварда на особенно тревожный лад. Он стал тщательнее просматривать почту. В том числе и то, что пришло значительно ранее. Хорошо, что предусмотрительно ничего не удалял.

Листая заголовки писем, неожиданно привычно споткнулся на слове «окружают» в «Пусть вас окружают только нужные и полезные вещи». Тут же вспомнил секретное от всех условное слово «круг». «Не может быть», - боясь спугнуть удачу, как будто увидев выигрышный лотерейный билет, Эдвард уставился в экран планшета, просматривая содержимое письма. Не сразу поняв, про что он читает, постарался сосредоточиться и прочитал снова.

Прочитав так письмо несколько раз, понял, что не находит никаких зацепок, оторвал глаза от экрана и уставился в потолок. Где-то сто пятьдесят пятым чувством ощущал, что это письмо не простое, но внутренний «капитан очевидность» говорил, что это просто реклама какого-то очередного набора безделушек. Правда, девушка на картинке была симпатичной. Он покосился на нее и мысленно попросил подсказки… Снова медленно, по словам перечитал письмо… В этот раз каждое слово давало пищу для фантазий. Он стал записывать мысли.

Потратив еще кучу времени на разгадывание ребусов, которые сам же и строил из слов письма, Эдвард сильно устал. Жена пару раз заглядывала к нему, но молча удалялась, тактично не мешая – она знала, что муж работает и дома, хотя была не рада этой привычке.

Отчаявшись, Эдвард решил немного посвятить себя жене и вышел к ней в гостиную.

- Извини, появилась проблемка, приходится ее решать, - разведя широко руки в стороны, он с улыбкой спикировал на диван и игриво пододвинулся поближе к жене, которая не среагировала, а продолжала смотреть в экран.

По телевизору шло ток-шоу.

Эдвард приобнял жену и попытался смотреть передачу. В то же время ребусы из слов загадочного письма продолжали складываться в его голове во всевозможные комбинации. «Если Энтони зашифровал послание, то он сделал это очень заковыристо, молодец, голову сломаешь…», - думал Эдвард, немного даже обижаясь на друга.

Передача заканчивалась, и телевизор голосом ведущего как бы возразил Эдварду:

- Всё гениальное просто и лежит на поверхности. Не усложняйте себе жизнь, дорогие мои, и вам станет гораздо легче. До новой встречи. Увидимся…

«А ведь он прав», - мысленно согласился Эдвард с ведущим, - «Самое главное лучше прятать на самом видном месте. В письме самое заметное – это картинка. На ней девушка. Может дело в классическом - ищите женщину?». Он попросил у жены еще немного времени поработать и поспешил в свой кабинет.

Комментариев нет:

Отправить комментарий