Translate

среда, 23 марта 2016 г.

Дар. 26 часть


Виктор Мирошкин
Дар. 26 часть





Неожиданный прямой контакт «с подозреваемым» не обескуражил, но всё же удивил Макса Грибо.

- Кто Вам нужен, молодой человек? – строгий голос хозяина дома должен был, по задумке, поставить наглого велосипедиста на место, заставить потерять уверенность.

- О! Извините… я видел, как Вы вошли в дом. Могу ли я попросить Вас о небольшой услуге? Всё очень просто… У меня беда с моим велосипедом… Я упал, и переключение скоростей вышло из строя, а колесо заклинило. Не могу дальше ехать и тащить велик тоже не получается – нога болит, а мой дом не так близко. Телефон еще, как назло, разряжен. И денег с собой не прихватил… Целый букет неприятностей… Вы меня простите, но может Вы позволите позвонить от Вас моему брату? Всего один звонок? Не у кого больше попросить – здесь так малолюдно.

Первые мысли, охватившие Макса Грибо в результате услышанного, можно охарактеризовать, как критические к собственной персоне, звучавшие в несколько насмешливом тоне, - «Ложное чувство уверенности в себя подвело расслабленного мирной жизнью вояку и не позволило собраться - здравствуй недооценка противника», - он предположил, что парень лукавит и повёл рискованную игру напролом. Готовясь к худшему, напряженно угадывая, где правда в словах велосипедиста, а где уловка для проведения каких-то неясных пока действий, осторожный Грибо решил исключить проникновение в дом «наглеца» и посчитал за лучшее перенести возможное «поле битвы» на улицу, дав себе небольшую паузу. К тому же, на улице могли оказаться свидетели:

- Конечно. Подождите немного, через минутку я выйду.

Безопаснее было не выходить через парадную дверь, а выйти на улицу через гараж. Это давало возможность осмотреться и держать велосипедиста на расстоянии. Так он и сделал, предварительно попросив Ирэн незаметно понаблюдать со второго этажа за улицей.

Осматриваясь по сторонам, с телефоном в вытянутой перед собой руке, Макс Грибо торопливо шел от гаража по направлению к сидящему прямо на газоне перед домом велосипедисту, но резко сменил направление и обогнул его по большой дуге, постаравшись оказаться максимально на виду у возможных прохожих. Ничего подозрительного вокруг не было видно. Велосипедист, задумчиво смотрящий в сторону своего раненого железного коня на земле, не замечал Макса, пока тот не крикнул:

- Эй, вот телефон, - достаточно громкий окрик, раздавшийся почти рядом, заставил парня вздрогнуть.

- Да, спасибо… - велосипедист неуклюже встал и прихрамывая сделал несколько шагов навстречу странному старику, который не соизволил подать телефон в руки. Было совершенно похоже, что парень действительно травмирован.

- Может быть Вам нужна медицинская помощь? – Макс чуть придержал телефон, заставив парня попытаться нетерпеливо чуть дернуть аппарат на себя, но велосипедист не сделал этого, а просто ждал, когда хозяин телефона отпустит. Макс уже почти поверил, что парень не кривляется перед ним.

- Вероятно, но не сейчас, - парень был вежлив.

Макс выпустил телефон из руки, и велосипедист немедленно набрал номер, быстро заговорил по-испански:

- Эрик, это я. Велик сломался, извини. Я упал и здорово опозорился, хорошо еще, что нет папарацци. Будь добр, подъехай и забери меня отсюда… Со мной всё в порядке… - велосипедист назвал адрес.

К счастью, старший Грибо владел этим языком и понял, о чем речь, но не подал вида. Вернув телефон, парень уже по-английски начал благодарить вперемежку с оправданием:

-  Вы очень любезны… Спасибо большое… Вы не поверите, я профессиональный велогонщик. Приехал в гости к брату и решил прокатиться, чтобы не терять форму… Теперь сломал велосипед брата. Позорно брякнулся на ровном месте. Вот, что значит зазнайство… Посчитал себя героем городских трасс… - при этих словах парень усмехнулся.

Немного сбитый с толку Макс Грибо кивнул и молча улыбнулся. Он сейчас подумал примерно так же про свои собственные способности и улыбался совпадению, – «Посчитал себя ассом разведки против слабого противника и тоже брякнулся с велосипеда. А парень явно не тянет на работника какой-нибудь спецслужбы - не может быть, чтобы он был настолько артистичен, изображая незадачливого велосипедиста, да и ссадина выглядит настоящей. А я, «старый разведчик», так лихо принял простые совпадения за целую операцию по слежке. Непростительный промах».

Молчание длилось несколько больше положенного, и возникла неловкость. Велосипедист так и стоял, не считая возможным резко отходить от задумавшегося старика. А Макс думал о том, что добродушный парень вдруг выложил некоторые подробности про себя, хотя мог этого и не делать. Макса удивляло, что с некоторых пор многие становились удивительно открытыми с ним, а он никак не мог привыкнуть к такому доверчивому расположению к нему.

- Да, хотел бы Вас отблагодарить за помощь… – парень словно внезапно сообразил то, о чем стоило подумать в таких ситуациях, и выглядел искренне виноватым.

- Не стоит благодарности. Может пластырь? – спросил очнувшийся Макс Грибо, указывая на пораненную ногу парня.

- Нет, спасибо. У меня есть. Промою и тогда заклею.

- У нас в саду есть чистая вода. Я могу проводить…
- Нет, нет. Брат скоро приедет. Не смею Вас задерживать, - тактичность парня демонстрировала хорошее воспитание.

Макс кивнул, отметив, что ему уже нравится этот парень, но сейчас важнее было не общение с ним - тревога не проходила, несмотря на выяснение отношений с велосипедистом, - «Если окончательно ясно, что слежки с его стороны нет, то что же тогда вызывает мое безпокойство?», - подумал «старый разведчик» и, не обращая внимания на замершего в нерешительности велосипедиста, медленно огляделся.

Пустынная до этого улица вдруг ожила – с одной стороны вдали шли двое пожилых людей, с другой стороны, тоже вдалеке, стояли несколько подростков, около которых остановились две яркие легковые машины и немного странный мотоцикл. Мимо проехал красный автомобиль. Вдруг почти рядом с соседним домом вынырнула из ниоткуда какая-то дама с собачкой на поводке… - «Стоп. Кажется, эта дама гуляет уже довольно долго – я ее уже видел сегодня, но чуть подальше. Странно, но в этом районе, насколько я знаю, собачек выгуливают у себя в саду, а не на центральной улице – у себя в саду гораздо приятнее это делать. И одежда странная на ней. Для домработницы, гуляющей с собачкой, слишком нарядно. Хотя, черт ее знает. Девицы из Восточной Европы, которые работают домработницами, одеваются нарядно на все мероприятия. Как будто всегда готовы к знакомству. Ладно… Понаблюдаю и за ней…».

- Всего Вам хорошего, берегите себя, - Макс Грибо как будто случайно заметил присутствие велосипедиста и поспешил с ним расстаться, вежливо откланявшись. Не обращая внимания на дальнейшие действия парня, Макс направился к гаражу, чтобы через него попасть обратно в дом. «Надеюсь, он не обиделся за то, что я не восхитился его участием в велогонках и не попросил автограф», - весело раздумывал «старый волк», одновременно хмурясь от подозрения, что без хорошего дела подзаржавел, - «Уж если и не потерял нюх, то, по крайней мере, некоторые мои дорогие тонкие способности уже грозят стать «толстыми иллюзиями» бывшего мастера».

Ирэн ждала с нетерпением у окна и когда увидела, что старший Грибо вошел в гараж, быстро спустилась на первый этаж, поспешив навстречу.

Увидев ее желание немедленно о чем-то доложить, Макс Грибо снова вспомнил про возможные жучки и приложил палец к губам, предлагая молчать.

Ирэн как-то сразу поняла игру и сдержанно проговорила:

- Ну как? Можем идти? – она имела в виду выход в кафе.

- Да. Прогуляемся немного, погода замечательная, - старик улыбнулся ее сообразительности.

Они почти сразу же вышли из дома. Еще от двери было заметно, как внимательно дама с собачкой издалека наблюдала за сидящим велосипедистом.

Легкой, спокойной походкой «отец» и «дочь» направились к кафе, возле которого осталась машина старшего Грибо. По ходу оба кивнули велосипедисту, который сидел уже у дороги рядом со своим «раненым конём» в ожидании эвакуации. Парень с улыбкой махнул им рукой в знак благодарности.

- Представляешь, он профессиональный велогонщик. Жаль, что меня не интересует этот вид спорта. Может быть, он даже известная личность, - тихим голосом сообщил Макс Грибо интересную подробность о парне, но Ирэн не прониклась. Ее сейчас безпокоило совсем другое, и она только кивнула в ответ.

Некоторое время шли молча. В какой-то момент «папа» заглянул в глаза Ирэн пронзительнее, слегка приподняв брови, тем самым приглашая сказать важное, если таковое имелось. И она тут же выпалила:

- Девушка с собачкой очень внимательно смотрела на вас, когда Вы разговаривали с велогонщиком. Я ее не знаю, никогда не видела. Собака вся издергалась, а она только на вас и смотрела. Странно.

- Вот, вот. Она мне тоже не понравилась, - старший Грибо подтвердил опасения Ирэн, но, заметив ее испуг, поспешил успокоить шуткой:

- Ну, как женщина, в смысле. Слишком вычурно одета, - он рассмеялся. В его планы не входило разыгрывать шпионскую историю в глазах Ирэн, и так расстроенной происходящим. Только лишние эмоции.

В кафе они быстро получили заказ и сначала ели спокойно и без разговоров. Ирэн строго соблюдала иерархию и не перехватывала инициативу, а Макс Грибо слегка проголодался и решил сначала утолить легкий голод, а потом уже, не отвлекаясь, порассуждать. Минут через пятнадцать Макс Грибо заговорил:

- Итак, что мы имеем? «Sos» от Энтони, розыск полицией, отсутствие результатов, подозрения. Всё остальное либо вытекает из этого, либо наши домыслы.

- Да, - Ирэн кивнула, ожидая продолжения.

А мысли старого Грибо сейчас разбегались в двух нестыкующихся направлениях. С одной стороны, нельзя пугать Ирэн, а с другой - надо включать ее в процесс. И где-то в глубине ёрзало сомнение – а не заболел ли он вообще шпиономанией? Может дама с собачкой просто увлекается красавцами-велогонщиками, узнала спортсмена и не могла отвести глаз от знаменитости?

- Полиция не оставит тебя… нас в покое, это понятно. Возможно, что и проследят за нами. Тебя проверят - а вдруг ты причастна к исчезновению мужа. Он всё же не беден, и корыстный интерес может присутствовать. «О temporal! О mores!» (О времена! О нравы! – прим. автора) … - Макс Грибо слегка картинно вознёс ладони над столом, - У него же есть страховка? Состояние внушает интерес, фирма процветает…

- Ну, да… - Ирэн теперь удивлённо смотрела на «папу» - не говорит ли он про нее это всерьёз. «Вроде нет», - решила она, но всё же произнесла, - Обидно такое слышать от Вас…

- Я просто перечисляю варианты восприятия происходящего со стороны посторонних людей. Ибо многие судят по себе… мы-то прекрасно понимаем, что это не так, и ты здесь ни при чём. А вот им это еще нужно доказать.

- Да, - грустно согласилась Ирэн, пытаясь представить, кому «им».

- Наш мир жесток и безпощаден, зато мы в силах его просчитать, - констатировал Макс.

Слово «мы», сказанное «уважаемым мистером Грибо» с видимым ударением, немедленно возвысило Ирэн в ее собственных глазах. Она пока не знала, как сможет просчитать этот мир, но уже была уверена, что подобное ей по силам. Стало приятно от растущей уверенности в себе. Мысленно Ирэн сформулировала логичную мысль, - «А вместе «мы» – сила... И как может быть что-то не так со мной и моими близкими, когда рядом есть такой мудрый человек, как мистер Грибо?».

Безоговорочно приняв такие ободряющие мысли, Ирэн только сейчас поняла, что почти окончательно пришла в себя с того времени, как от мужа пришла треклятая смска - «sos». Однако дальше думать самостоятельно почему-то не захотелось, и она спросила:

- Я совершенно не понимаю, что происходит. Что мне теперь делать? Ну, хотя бы каплю ясности. Странно, но я чувствую себя чем-то даже опозоренной, как будто я нарочно «потеряла» мужа… странно… странно…

«Ее речь совершенно не оставляет сомнений, что семья у сына настоящая, и Ирэн даже не помышляет о жизни без младшего Грибо», - раздумывал Макс, внимательно глядя невестке в глаза, - «А всё же женщина в затруднении больше предпочитает задавать вопросы, чем рассуждать самостоятельно».

- Это нормальное чувство хорошей жены - корить себя, что не доглядела за воспитанниками, - весело произнес Макс Грибо.

Хитрый и понимающий взгляд из-под бровей вернул Ирэн на землю. Она давно отдавала себе отчет, что, действительно, частенько воспринимает мужа еще одним ребенком. И так же, как за детей, последнее время безпокоилась и за него - как бы чего-нибудь не натворил с его игривым характером.

- Ну, да… - нараспев немного смущенно произнесла Ирэн.

- Дорогая моя, сейчас важнее понять, кто нам друг, а кто нам… э-э-э… не очень, - «папа» сейчас разговаривал с Ирэн, как с «дочкой», потерявшей игрушку, и такая невероятная схожесть ситуаций рассмешила старика, - Подумаем, посмотрим, порассуждаем и поймём - кто же увёл наше «сокровище»?

Еще не договорив последнюю фразу, Макс Грибо почувствовал, что совершает ошибку.

Ирэн до этого момента блокировала мысли о том, что Энтони могли похитить. И сейчас такой вариант происходящего в устах старшего Грибо ее ошеломил. Она до последней секунды верила, что муж просто сам попал в какую-то сложную ситуацию, но ему никто из людей не угрожает. А тут шутливые слова невольно подбросили в женскую голову страшные образы: «террористы», «выкуп», «заложник». Она молча посмотрела на старшего Грибо, выпучив глаза.

«Я болван. Она же женщина и ищет измену», - первое, что подумал Макс Грибо на реакцию Ирэн. Остро понимая, что сказал не то, старик попытался исправиться:

- Нет, нет… Мой сын любит тебя и не способен на предательство. Я-то уж его знаю. Просто имел в виду, что его от нас увели обстоятельства. Фигура речи, так сказать… А круг его знакомых и друзей поможет навести на след.

Но она продолжала смотреть на него такими же глазами.

- Ты сомневаешься в моих словах? – спросил старший Грибо с как можно более приятной улыбкой.

- Нет… Но террористы… - Ирэн пропустила мимо ушей подозрения в измене и почему-то зациклилась только на слове «террористы».

- А что террористы? Они здесь ни при чём. Не стоит придумывать страшные варианты. У нас всё проще. Думать надо, к примеру, о поломке машины, неполадках с телефоном, об отсутствии поблизости людей и тому подобном. Там, где он находится, есть совершенно глухие места.

Макс подождал, пока Ирэн постепенно пришла в себя.

- Да, да…, - она поспешила согласиться, с облегчением «вернувшись на землю».

В этот момент завибрировал и запел известной старой мелодией телефон старшего Грибо. Это была его жена.

- Да. Привет, милая… Ой, извини, я давно уже приехал. Собирался тебе позвонить… Ну прости… Мы как раз сейчас разговариваем… Пока не ясно… Но я думаю, что это лёгкое недоразумение… Да, я тебе еще позвоню… Пока, - Макс дождался гудков отбоя и положил телефон перед собой, но тут же прозвучал новый вызов. Высветился номер, который он не помнил и которого не было в контактах.

- Алло. Слушаю Вас, - Макс Грибо говорил своим обычным официальным голосом, глазами извиняясь перед Ирэн, что телефон помешал их разговору.

Продолжение - http://victormiroshkin.blogspot.ru/2016/03/27.html

Комментариев нет:

Отправить комментарий