Translate

воскресенье, 13 марта 2016 г.

Дар. 20 часть

Виктор Мирошкин
Дар. 20 часть




Понадобилось старательно прокрутить воспоминания за несколько дней, чтобы нащупать причину кольнувшего чувства опасности.

«Дружище Эдвард, я как-то с самого начала выбросил тебя из головы», - Энтони искренне огорчился своей промашке, добравшись, наконец, в воспоминаниях до истинной причины командировки в Ноленд, именно это воспоминание снова срезонировало острым ожиданием неприятностей. Невольно Энтони стал укорять себя, - «Наверное, сгоряча посчитал, что ты слишком далеко от следов, по которым могут шариться преследующие. Смешно, как это я лоханулся? … Но подсознание, слава Богу, не обманешь! … А тебе, отец, снова благодарность за науку. Сколько раз я уже чувствовал поддержку незримой мощи, в которую ты мне помог не только поверить, но и показал, как ею пользоваться. Вот и сейчас получается…», - так с искренней признательностью к своему отцу Энтони перестал себя укорять. И появился повод улыбнуться.

Скромно выразив улыбкой радость от «услышанной» подсказки подсознания, Энтони начал присовокуплять к проводимым расчетам упущенную из виду связь со своим давним другом, по просьбе которого он и оказался в Ноленде.

«По всем предположениям выходит, что преследователи неизбежно расширят свои поиски», - рассуждал Энтони, - «Оказавшись в полном тупике, куда я их так старательно веду, расставляя ложные цели, они захотят выйти на связь с моими старыми друзьями», - он хитро улыбнулся, - «Найдут даже тех, кого я сам позабыл».

Стало как-то веселее от появившегося азарта, но Энтони понимал, что, несмотря на хорошее настроение, расслабляться было еще рано. Он огляделся по сторонам, прислушался к летним звукам, и происходящее с ним стало напоминать безобидную детскую игру в детектив. Хотя сомнения в правильности своих действий стали тут же нещадно одолевать, Энтони не поддавался, старательно отгонял эти мысли о том, что он «перегибает палку», что он, вообще, «малая сошка», чтобы его так тщательно искать, и что ужасно занятый Генри про него вовсе забыл, как только их короткая встреча закончилась. Мыслишки были вполне коварны. Если им поддаться - быть невнимательной мышке в лапах даже у самой ленивой кошки.

Энтони перестал улыбаться, воспроизвел мысленно один из постулатов отца, - «Пока чувствуешь себя тараканом на свету, знай – ты не только в поле чужого внимания, но и в опасности», - ему подумалось, что вчера он почувствовал себя именно тараканом в гостях у теперь уже бывшего друга Генри, - «Можно поблагодарить инстинкт, заставивший побежать прятаться в щель», - сейчас выглядело невероятным везением то, что получилось мгновенно, «седьмым чувством» ощутить безжалостную мощь брезгливой руки, занесенной над ним, «тараканом». Энтони дёрнул головой, стряхивая неприятный образ насекомого, который грозил прилипнуть ко всем мыслям.

Образ таракана выпал из поля зрения, сомнения в правильности действий несколько рассеялись, и «беглец» сразу же переключился на серьезные расчеты - попытался оценить общую степень своей безопасности в настоящий момент, - «Ясно, что полиция уже ищет. Наверное, и фото уже разослали. До показа по телевизору, скорее всего, еще далеко, но всё же стоит опасаться... Надо бы отрастить бороду и усы... Но полиция - это не враг, а скорее помеха. Враг-то будет порасторопнее. Враг всегда быстрее, чем кажется. Ну, да и мы не в лаптях» - в размышления Энтони иногда вставлялись сами собой гладкие, отточенные фразы, которые, казалось, жили в его голове всегда, с самого рождения. В этот раз он споткнулся на подвернувшемся сравнении, - «… не в лаптях...  русские лапти-то к чему? Ладно, не отвлекаемся…».

Понадобилось некоторое время, чтобы нащупать решение проблемы с Эдвардом. «Оборвать хвост» с этой стороны надо было немедленно, и Энтони приступил к делу - через вай-фай вышел в интернет и, используя анонимайзер, открыл себе две новые почты на популярном общедоступном сервисе, а через другой анонимайзер послал своему другу Эдварду как бы рекламное письмо-спам. Энтони был не просто уверенным пользователем интернета, но и, можно сказать, весьма продвинутым пользователем, поэтому знал, как прятать следы своего присутствия в интернете.

В заголовок письма, которое выглядело, как спам, он вплёл кодовое, условное слово, знакомое Эдварду и рассчитанное привлечь его внимание. В «тело» письма поместил пару отвлекающих картинок с девушками, вбил рекламу первого попавшегося товара и в конце письма указал подсказку другу: «качество внутри лучше, чем кажется снаружи», ведь внутри кода второй картинки и был невидимый нужный текст. Для Энтони было не сложно очень быстро проделать все манипуляции. Таким образом, по его мнению, была достигнута максимальная секретность отправления.

«Эдвард обязан догадаться», - в способностях своего друга «шифровальщик» был уверен. Еще с юности два дружка, ходившие в одну школу, с удовольствием баловались в логические игры, в которые их первоначально вовлек отец Энтони, отставной разведчик, хотя тогда все считали отца высокопоставленным служащим и любителем путешествий за его интересные наблюдения и необычные рассказы о разных странах.

Однажды для увеличения сложности игры ребята решили играть в секретность против всех, в том числе и против отца. Поэтому придумали свой собственный план построения отношений с внешним миром, и план конспиративно назвали «круги на воде». Для каждого круга придумали свой пароль и уровень тайн, образовались свои посвящённые каждого круга. И эта игра въелась в их жизнь довольно основательно.

Детские игры закончились с окончанием школы, но слово «круг» осталось, как особый знак между двумя друзьями. Они договорились, что будут неизменно относиться с наибольшим вниманием ко всему, что имеет в названии это слово «круг», и «поклялись» искать признаки присутствия друг друга во всём, что попадает в их поле зрения со словом «круг». Даже если явной связи и не прослеживается. Это стало забавным элементом в их жизни и настоящей тайной, в том числе и от близких. С тех пор, увидев слово «круг», они неизменно с теплом вспоминали друг друга, пытались расшифровывать тайный смысл послания и коллекционировали удачные находки.

Виделись друзья очень редко. Созванивались неизменно с выкрутасами, подшучивая друг над другом, каждый раз шифруясь и не со своего телефона. Наверное, благодаря таким играм Эдвард, став бизнесменом в области стрелкового оружия, полюбил строить бизнес-схемы не совсем обычным способом. Вот и в этот раз шутник по дружбе уговорил Энтони нестандартно «провернуть дельце» – попросил ненавязчиво отрекомендовать его продукцию одному организатору стрельбищ. Да так, чтобы это выглядело естественным образом - Энтони предстояло «случайно» познакомиться в отеле с нужным клиентом.

Обхаживаемый организатор стрельбищ оказался еще и любителем рыбалки, должен был прибыть в отель на следующий день после приезда туда же Энтони. Через свои каналы Эдвард выяснил, что обрабатываемый клиент будет непременно в том отеле, так как помимо рыбалки неподалеку можно было посетить закрытое стрельбище - источник профессионального интереса этого «клиента». На почве общей страсти к рыбалке Энтони и предполагал сначала завязать знакомство, а затем и самостоятельно придумать, как обольстить «клиента» и направить в объятия своего старого друга Эдварда, которому оставалось только терпеливо ждать веселого отчёта о проделанной работе от своего необычного «рекламного агента». Энтони легко согласился сыграть в эту игру и заодно посетить филиал своей компании.

Сейчас Энтони вспомнилось, как в тот же день после предложения от Эдварда «повеселиться в шпионов на рыбалке», в пылу воспоминаний о дружбе, пришла мысль посмотреть в интернете, как дела у другого своего друга – «кадета Генри». Это был друг по учёбе в Аннаполисе, Военно-морской академии.

Было и без интернета заметно, что Генри имел успех, его быстрорастущая корпорация мелькала в сводках новостей. Офисы счастливчика росли, как грибы. И хотя они оба почти одновременно оставили действительную службу и почти одновременно занялись бизнесом, Генри явно обгонял Энтони, несмотря даже на фору в виде опоры на финансы, связи и ум отца. В отличие от Энтони, сирота Генри мог рассчитывать только на себя.

В бизнесе Энтони продолжал жить всё равно «по морской тематике», а вот Генри «сменил узкую тему на широкую» и, как думал Энтони, возможно поэтому значительно обогнал в плане величины состояния. По крайней мере, так это выглядело по информации из СМИ.

В тот день воспоминаний о дружбе в ходе просмотра сайта корпорации Генри Вилдинга выяснилось, что в предполагаемые дни командировки Энтони в Ноленд там же должен был присутствовать и ныне высоко взлетевший друг Генри, глава корпорации. От колонки новостей на сайте создалось впечатление, что крутой бизнесмен вечно занят участием в каких-то безконечных переговорах. Поэтому Энтони искренне обрадовался совпадению, что они пересекутся в Ноленде.

Немного подумав, Энтони решил сделать сюрприз и навестить Генри прямо в его респектабельном центре без предупреждения, хотелось посмотреть реакцию богача на друзей. А еще Энтони было любопытно узнать подробности «взлёта» Генри, но всё же больше хотелось повспоминать совместные годы учёбы.

Вечером того же дня дружбы, после скороспелого согласия поучаствовать в игре Эдварда и после решения посетить друга Генри, Энтони задумался о подробностях своих будущих действий с «клиентом» в отеле. В предполагаемой игре с организатором стрельбищ с самого начала засмущало только одно обстоятельство - в Ноленде, без сомнения, лицо владельца местного филиала компании по морским исследованиям было многим знакомо по рекламе на сайте и по газетам. И, хотя сам Энтони не имел в Нолэнде больших знакомых, кроме сотрудников своего филиала, всё же оставался шанс, что его опознают и испортят игру. Поэтому он всячески еще до прибытия в Нолэнд начал скрывать свою внешность, используя большие темные очки и бейсболку. К тому же, для пущей секретности, друг снабдил его некоторыми документами на имя «Александер Смит», чтобы под этим именем расположиться в отеле и «ни в чем себе не отказывать». Посчитав, что ничего особо криминального не будет, друзья решили использовать чужие документы в своей игре. Энтони знал, что настоящий Смит действительно существует и является сотрудником у Эдварда.

Передавая документы, с улыбкой тыкая себя в грудь, Эдвард не упустил случая подтрунить над товарищем и двусмысленно - провокационно намекнул о положении в команде: «Ковбой находится в неоплаченном долгу перед своим боссом», не уточняя при этом, кого это он называет ковбоем - то ли Энтони, то ли своего сотрудника Смита. «Босс», понятно дело – это был он сам.

Ответом «боссу» был такой же двусмысленный кивок Энтони. Оба пребывали в тот момент в игривом состоянии, ни о чем не безпокоились и знали, что настоящий Александер Смит был в курсе шутливой игры и не возражал поделиться своими документами на время. Тем более, что настоящему Смиту надлежало в этот период просто посидеть пару дней дома и совсем не безплатно...

Все эти воспоминания о начале приключения промелькнули в голове Энтони очень быстро параллельно с манипуляциями на планшете во время пауз при загрузках страниц. В конце он ощутил чувство вины перед настоящим Смитом, захотелось оправдаться, - «Кто бы знал, что игра сорвётся. Надеюсь, меня простят… Теперь буду должен…».

Тем временем зашифрованное письмо отправилось по назначению, оставалось только немного подождать. «Тело» картинки в письме хранило текст: «Красный. Хорошо. Кто сидит на дереве?» и следовал адрес второй, новой почты, а в конце текста стояло «Yes». Расшифровывалось послание просто - первое слово означало степень опасности, в которой находится отправитель, второе слово – его состояние, на третьем месте фраза – смысл просьбы. Четвертое означало место встречи или место приема обратного сигнала. В конце указывалось желание – жду ответ о получении: «yes» или «no».

Такую схему друзья применяли с детства. Указанный цвет опасности «красный» означал угрозу в высшей степени, а «хорошо» означало то, что сам отправитель в нормальном состоянии. «Дерево» означало «Родовое древо» или семью. Т.е. смысл просьбы был в том, чтобы узнать, не попала ли семья под особое внимание и, вообще, «как они там?».

Заголовок письма был незатейлив: «Пусть вас окружают только нужные и полезные вещи».

Энтони немного расслабился, он был уверен, что неглупый Эдвард должен непременно догадаться, что если отправитель не подает сигнал жене, то ей сейчас и не надо ничего знать. А тот факт, что «секретный командированный» прячется от всех кроме своего друга, заставит догадавшегося Эдварда скрывать все «игровые» обстоятельства поездки в Нолэнд, чего и требовалось сейчас «беглецу», то есть отель останется вне поля зрения преследователей.

После этого оставалось одно - надеяться, что разыскиваемого не узнают в отеле по внешности. Такое тоже нельзя было совсем исключать. Почему-то сейчас отель безпокоил Энтони больше всего.

И опасения были не напрасны. Полиция добросовестно предъявляла фото Энтони всем постояльцам и служителям отеля как раз в то время, как он закончил отправку письма другу и предавался недолгому отдыху, распластавшись в вигваме и глядя сквозь дыру дымохода на небо.

Комментариев нет:

Отправить комментарий