Translate

пятница, 18 марта 2016 г.

Дар. 23 часть

Виктор Мирошкин
Дар. 23 часть



Повеяло каким-то приятным обволакивающим теплом. Еще не очень ясно отдавая себе отчет, что ситуация выбивается из-под контроля, «беглец» рефлекторно «бросил весла», предоставляя самой «реке нести его» в приемлемом направлении. Это давало возможность рассеять внимание, посмотреть шире независимым, сторонним взглядом и несколько «подняться над ситуацией», спокойно проанализировать обстановку вокруг себя. При этом, благодаря давней натренированности, уход в некоторую отстраненность была вовсе не заметна со стороны.

Странная, однако, открылась для Энтони «картинка со стороны» - гостя активно втягивают в общение незнакомые люди и почти по-дружески «входят в его ситуацию». Впрочем, логически действия индейцев выглядели совершенно понятно, - «Бизнесу выгоден любой клиент, и они не хотели бы просто так потерять его, сообщив в полицию свои подозрения. К тому же полиция могла распугать спокойных клиентов в лагере. Но зачем им вести задушевные беседы и даже предупреждать? Не проще было бы, наоборот, отстраниться от проблемного гостя? Нет. Картинка неровно складывается», - резко подытожил Энтони, завершив короткий осмотр ситуации, и такой вывод ему не понравился, - «Теперь, уж если пришлось войти в отношения с добродушными хозяевами, для прояснения своего нынешнего положения явно потребуется «прощупать углы», чтобы не биться о невидимые «грани бытия». Без дополнительных вопросов к индейцам не обойтись…». Для начала, Энтони решил отвлечь внимание - пораспрашивать про поселение, и покосился на индейцев.

Всё это время сидящие рядом «персонажи из далекого прошлого» молча смотрели на воды озера, как будто ждали, когда гость соизволит понять последнюю фразу - «Одинокий странник привлекает наибольшее внимание», и когда гость выскажется в продолжение темы. Пауза в несколько секунд, потраченных «беглецом» на анализ своего положения, явно никого из присутствующих не безпокоила. Казалось, индейцы могли ждать вечность. Энтони нарушил тишину:

- Мне определённо нравятся здешние места. Но мало понимаю, что меня окружает. Я имею в виду не только лагерь, но и вообще местное окружение. «Русский форт», например. Что это? Почему «русский»? А еще в путеводителе указано, что здесь начинается зона национального парка, некий комплекс. Похоже, что всё между собой как-то связано. Хотелось бы узнать об этом месте побольше, - Энтони осознанно перевел разговор в плоскость «турист – экскурсия». Обычно в любой местности аборигены очень любят расхваливать свои родные места и развязывают язык, а в поверхностном разговоре можно выудить много интересного и про самого рассказчика. По строению предложений, например, можно судить об умственных способностях и уровне образованности человека. Старик, несомненно, вызывал уважение уже сейчас, но всё же…

Разговор уже немного напоминал осторожную игру в теннис, когда соперники вяло обмениваются высокими подачами, не показывая до поры свои секретные удары. Казалось, что никто никуда не спешит. Старый индеец совершенно естественным образом принял «правила игры» и легко перешел на предложенную тему:

- Всё просто. Места здесь, действительно, красивые. Но долгое время вокруг было сплошное запустение. Просто лес. Форт был, но его мало кто посещал. Нашего поселения, конечно, не было. А хорошая дорога, ведущая сюда из Нолэнда, обрывалась у отеля на озере. Наверное, знаете то местечко?

Энтони внутренне напрягся, но не подал виду, а неопределенно повел головой в сторону, не глядя на индейцев. Старик, внимательно посмотрев на гостя, продолжил:

- Раньше к форту можно было попасть только пешком или на лошадях. Экскурсия заказывалась в том отеле, - вождь на несколько секунд замер, как будто припоминая что-то своё, - Так было до тех пор, пока один влиятельный человек не решил устроить себе место для закрытых встреч с отдыхом. Статус «национального парка» мешал строить здесь что-то значительное. Но была допустима историческая реконструкция. Не знаю подробностей, но, со слов «влиятельного человека», в результате поисков исторических фактов «вспомнили», что в этих местах жили индейцы. Надо отдать должное, «влиятельный человек» оказался очень внимательным и последовательным. Он не стал заниматься созданием искусственного, ненастоящего псевдо-индейского уголка, а пошел трудным путём - нашел резервацию, где жили потомки местного племени, то есть мы. Ему повезло - мы еще были живы…

В этот момент Энтони посмотрел на старика, но не заметил на его лице улыбку, указывающую на горькую иронию в словах. Нет, старый индеец был серьёзен и продолжал в том же духе:

- Мы поговорили и пришли к согласию, когда поняли, что этот человек искренне принимает только живое и настоящее, ценит природу, как и мы. Ясно, что желание восстановить прежние особенности нашей земли, всё, как было – это и наше желание тоже. Богами был дан шанс нашему племени реально изменить образ жизни, вернувшись домой.

Высокопарные слова нашли отклик в Душе Энтони. Он почувствовал тепло к этим людям. А индеец продолжал:

- И второй раз повезло «влиятельному человеку» в том, что мы храним свои традиции, несмотря на все трудности. Не были забыты наши древние обряды, а любовь к Предкам позволяла нам сохранять правильный уклад жизни - это удерживало нашу молодежь в трезвости. Вы же знаете, что «огненная вода» погубила много племен?

Энтони кивнул, увидев краем глаза, что старик внимательно посмотрел на него. Этот неприглядный факт, конечно, был знаком и ему. Индеец же, снова обратил взор на озеро и продолжил рассказ, увлекая «беглеца» неожиданно интересным повествованием...

Вскоре из рассказа выяснилось, что автозаправка, которую он видел на въезде, и постройки рядом с ней - символизировали городок «первопоселенцев запада», и там же были все общеизвестные по фильмам развлекательные «заведения» прошлого времени, в том же старом стиле. Форт когда-то был действительно русским, и индейцы уже не помнили, с каких времен. Но потом форт перешел в руки американского правительства. Подробностей ухода русских старик не знал, объясняя тем, что это произошло, кажется, уже после изгнания индейцев с их земель. А в самом форте теперь музей, но там, по его словам, нет точных сведений и, судя по всему, земли форта были просто проданы русскими. Про лагерь индейцев старик говорил заметно осторожнее. Энтони даже показалось, что старик начал слишком тщательно подбирать слова:

- «Влиятельный человек» поставил условие – племя должно следить за территорией. В это входило создание комфортной зоны для туристов, уборка, поддержание порядка и естественное проживание напоказ в индейском стиле…

Из речи старика выходило, что здесь образовалось как бы два мира. Один на виду - для туристов, другой, скрытый - для самих индейцев, т.е. проживая на землях своих Предков, соблюдая свои традиции, они естественным образом вернулись «к корням». Было заметно, что индейцы были рады такому подарку Судьбы, несмотря на поставленные перед племенем условия, когда приходилось усиленно вести большое хозяйство так, чтобы места вокруг были привлекательны для туризма. Лишь бы жить здесь, а не в резервации...

Энтони в этот момент рассказа показалось, что старый индеец поделился с ним наболевшим, приоткрыл краешек некой душевной тайны.

- … мы очень рады, что можем отвечать за свою землю. Так нам завещали наши Предки…

Приложив руку к сердцу, старик обернулся к лесу и завершил фразу:

 - … которые всегда с нами.

Рассказ оказался очень душевным и располагал к такому же искреннему отклику, но, нацеленный на решение своих проблем, Энтони и не думал завязывать в этой местности какие-то прочные связи. По жизненному опыту он знал, что доверительные знакомства, которые никак не связаны с текущей жизнедеятельностью, будут иметь, скорее всего, тягостные последствия. Резко оборвать отношения будет неприятно, а поддерживать ненужное знакомство не будет иметь смысла.

Захотелось спросить - всё ли племя переехало или часть осталась в резервации, а еще - где сейчас отец и мать смышлёного внука вождя, который любезно подвез до лагеря, где в здешних владениях заполучил место для отдыха «влиятельный человек» и кто он такой. Но, хотя из рассказа не всё было ясно и возникли вопросы, Энтони не стал уточнять и просто поблагодарил за рассказ, подумав: «Влиятельный человек», скорее всего, является владельцем всего комплекса или одним из соучредителей фонда, который всё это организовал. Хотя… это национальный парк и …»». На первый взгляд дело выглядело так, что руками индейцев была выгодно освоена территория, но что-то совсем не хотелось расстраивать добродушных людей сомнениями на счет «влиятельного человека». И к тому же было похоже, что в таком вопросе выгода интересовала индейцев меньше всего. «Им хорошо и ладно», - резко закруглилось мысленное рассуждение.

- Вы всем это рассказываете? – вопрос вырвался у Энтони естественным образом.

Старик отреагировал неожиданно - старый индеец встал и подошёл к краю беседки, не отрывая взгляда от озера, затем медленно повернулся к гостю и загадочно произнес:

- Рассказывать можно только тому, кто слышит.

Энтони, конечно, понял скрытый смысл фразы, но это понимание только добавляло тумана. Он сделал удивлённое лицо и несколько игриво проговорил:

- Почему Вы решили, что я слышу?

Индеец улыбнулся только глазами и ответил чуть надменно.

- Разве Вы не обратили внимания на мои слова, на то, что мы здесь не только принимаем туристов, но и живём? Разве опытный воин не видит того, кто на его земле? – в этот момент старый индеец в своей национальной одежде вызывал неподдельное уважение.

Энтони залюбовался, но внезапно до «беглеца» дошло, что его дневной, осторожный осмотр местности не остался незамеченным для индейцев. Постаравшись сделать простодушное лицо, он в душе озадачился, - «Не учёл серьёзности окружающих людей. Расслабился на природе. Возможно, что все мои действия «прочитал» какой-нибудь местный «Зоркий сокол» или «Великий следопыт» и доложил вождю? Интересно, что на самом деле думает обо мне старик, учитывая еще и розыск полиции?».
 
- Удивительно! Что же еще такого особенного Вы обо мне думаете? – глуповато улыбаясь, «беглец» напустил на себя побольше простодушия, удивлённо подняв брови над темными очками, выражая полное недоумение, и стал похож на пойманного врасплох простофилю.

- Вы похожи на шпиона, - совершенно серьёзно ответил старик, поставив Энтони в полный ступор. «Беглец» почувствовал себя словно голым перед медкомиссией, которая ставит диагноз. Глаза старого индейца были холодны и ничего не выражали. Это не испугало, но заставило максимально сосредоточится. Придурковатая улыбка медленно сползала с лица «беглеца». Подсказка в ответ на острый выпад вождя пришла не сразу.

Комментариев нет:

Отправить комментарий