Translate

суббота, 16 апреля 2016 г.

Дар. 39 часть

Виктор Мирошкин
Дар. 39 часть




Огромный кусок планеты Земля под условным названием Северная Америка выглядел аппетитно. Генри постепенно размяк от ощущения значимости своего личного присутствия на летящем в космосе огромном красивом шаре с жизнью на борту. С легкой улыбкой надувал своё эго, думая о том, что, безусловно, не зря выделен Судьбой из общей биомассы людей, и потенциально, вскорости, будет одним из немногих распорядителей жизни на территориях этой замечательной планеты.

«Да, без всяких сомнений, я - гений, быстро шагающий вверх по ступеням великой пирамиды настоящей власти – финансовой», - Генри Вилдинг уже давно не стеснялся наедине сам с собой поднимать значимость своей персоны до самых запредельных высот, считая, что такая самонакачка Души сверкающим величием придает ему сил, закаляет, дает твердую уверенность настоящего господина.

Как бы то ни было, а постепенно, день за днём, абсолютно серьезная, искренняя вера в свою исключительность делала свое дело – Генри становился жестким самолюбцем. Но его высочайшая самооценка требовала регулярного ясного подтверждения собственного величия со стороны других людей. Генри сначала решил, что великому человеку просто необходимо делать видимые и осязаемые для других «великие дела». Но тут, к сожалению для Генри Вилдинга, крылось одно большое «НО» - «великие дела», которые он задумывал, надо было делать исключительно втайне, поэтому окружающие не могли бы по заслугам оценивать всю «мощь Титана».

От получающейся нестыковки Генри некоторое время страдал, однако стойко терпел вынужденное условие секретности, еще больше при этом укрепляясь в своей исключительности, успокаивая свою Совесть тем, что люди от него уже сейчас получают всё, чего достойны. Как от справедливого и мудрого господина. «А любые лишние знания народу только повредят», - думал он. По мнению Генри, он искренне заботится о спокойной жизни людей, строит правильное будущее. Вскоре страдания о народной любви растаяли.

Словно трудолюбивое насекомое, он безпрерывно возводил и расширял свое королевство.

Случались и видимые для всех добрые дела. Одним из таких видимых эпизодов «великих дел» было бы и первое со стороны компании Генри Вилдинга и сразу же масштабное финансирование известной в своей сфере команды экстремалов. Эти ребята раскрывали по ходу своих путешествий всяческие тайны. Однако сначала этот проект сознательно никак не рекламировался, и отправка молодых людей на север Канады и далее на Аляску прошла почти тайно - Генри Вилдинг поставил такое условие, объявив всем участвующим в этом замечательном проекте о своем желании сделать приятный сюрприз обществу, но только после возвращения команды. И обязательно через широкое СМИ, раскрывая свои настоящие планы. И попросил всех воздержаться от раннего раскрытия сведений о путешествии, чтобы не испортить этот готовящийся сюрприз.

С первого взгляда экспедицией это мероприятие нельзя было называть, скорее туристический вояж с экстремальным уклоном. Генри в Душе смеялся над тем, что сами туристы совершенно не подозревали об истинных целях своего путешествия – комбинатор и тут не отходил от своего правила использовать людей втемную.

Нанятые молодые экстремалы искренне верили, что им помогает добрый меценат-спонсор, увлеченный экзотикой сумасшедших путешествий, но не находящий время поучаствовать лично. Оттого щедро оплачивающий свою мечту и лучшую в своем роде команду, будто фанат спортивного клуба. Они же, в ответ, должны были снять большой фильм о природе, землях и людях, пройдя вдоль и поперек заранее определенные спонсором территории. Требовалось поделиться со зрителями своими искренними эмоциями, комментариями, впечатлениями и пожеланиями, передать дух приключения. Но сначала материалы должны были бы эксклюзивно попасть только к спонсору, то есть к президенту компании на рецензию. А вся собранная в процессе путешествия информация, в любом виде, уже сразу принадлежала компании Генри Вилдинга.

«Туристы», ко всему прочему, должны были тщательно пораспрашивать про обычаи у местных аборигенов, не безплатно, конечно. Также отдельно оплачивались все найденные сказания, былины и другой местный эпос. Снимать на видео требовалось весь маршрут - для отчета, вплоть до записей с нескольких дорожных регистраторов. Все найденные интересные места, новые дороги, тайные тропы и особенности местности тоже оплачивались особым образом. Каждый участник вел свой подробный дневник, как требовал контракт.

Вслух Генри прямо высказывал искреннее желание только помочь деньгами исследователям нести свет знания людям. А для пресечения попыток со стороны туристов-разведчиков понять фактическую, подлинную свою заинтересованность проектом, для гашения неизбежной, лишней, не нужной с их стороны любознательности, «не по делу», подбросил вскользь подсказку, как бы проговорился, что хочет присмотреться к нескучному туризму в этих краях с целью выгодного инвестирования.

Увлеченные своей опасной жизнью, романтичные молодые люди с удовольствием согласились пожить в интересных местах. К тому же полностью за чужой счет и с самой лучшей дарованной экипировкой на собственный выбор. Плюс - путешествие давало возможность отлично подзаработать в итоге.

Генри, глядя на карту, припомнил сейчас в подробностях личную встречу с командой путешественников перед их выходом в путь. Он тогда встретился с ними только потому, что ему вдруг захотелось заглянуть в глаза каждому из смелой, но всё же глупой команды адриналинозависимых. Ему почему-то стало любопытно узнать – будет ли он переживать в результате их гибели, если познакомится с ними лично. Генри всё же до конца не верилось, что он с некоторых пор стал довольно равнодушным к чужим трагедиям. Захотелось зачем-то почувствовать описываемые в литературе «комок в горле» и «слезы в глазах» от искренней жалости.

Мило побеседовав с ребятами и дав команде молодых искателей приключений обычные напутствия с горячим пожеланием непременного успеха, Генри проводил своих разведчиков в путь и, как только они ушли, попытался вызвать внутри себя сочувствие к ним, будто бы они погибли. И не смог. Они по-прежнему казались только расходным материалом, за который щедро уплачено. При этом, у Генри как-то за рамками рассуждений осталось то, кому конкретно уплачено. А еще подумалось тогда, что киношный герой с мнимыми страданиями гораздо быстрее вызовет у него хоть какое-то сочувствие, чем команда, отправленная только что.

Продолжая очень внимательно рассматривать на экране свои будущие владения, почти не моргая, президент корпорации был и сейчас внутри совершенно холоден к людям, копошившимся на этих землях. Волновали только большие и интересные собственные планы на выбранный плацдарм, и требовались результаты разведки местности, чем сейчас и занимались недавно посланные экстремалы. А их внимательным сопровождением занимался Фред Слейтер, отчасти всё же посвященный в скрытые тонкости этого туристического вояжа. Но именно только отчасти - в пределах функций контролёра группы странных разведчиков, трудноуправляемых и экстремально вольных по натуре личностей.

Размышления о ходе «освоения земель» прервало мелодичное превью громкой связи, и последовал голос секретарши Лизы:

- Мистер Вилдинг, Анжела просит войти.

- Жду, - лаконично ответил президент, нисколько не расстроившись обрыву мыслей.

В кабинет вошла «женская сила», как определял Анжелу Генри Вилдинг. Стремительная, гибкая, крепкая и одновременно, всё же, нежная – такое сочетание в одной женщине было просто замечательным. К тому же, она была обладательницей не только стройных форм, но и красивого лица, и от нее исходил еле уловимый, особенный и приятный аромат легкой свежести, почти сразу исчезающий с ее уходом, и который не замечался у других женщин, встречаемых Генри. Его неизменно бодрило присутствие рядом с собой этой уверенной львицы.

И Анжела тоже чувствовала свое влияние на этого сильного мужчину, но никогда не злоупотребляла своим женским магнетизмом, зато всячески старалась услужить боссу, угадывала его желания. Находясь рядом, следила за его внешним видом. Словно внимательная и аккуратная жена, незаметно, ненавязчиво оберегала шефа от неприятностей. При необходимости пользовалась своим обаянием только для того, чтобы отодвинуть от шефа слишком приблизившихся оппонентов. В общем, она была незаменима, как элегантная трость с кинжалом внутри в руках сильного господина.

Свое свободное время Анжела частенько проводила с индианкой, в свою очередь оберегающей президента компании на уровне «тонких энергий», как выражалась сама индийская «колдунья». Девушки давно выглядели подругами, но не любовницами, как могли подумать некоторые, увидев их притяжение друг к другу. Больше всего подруг объединяла любовь к восточным тонкостям и сюжетам. Возможно, это было вызвано голосом крови. С внешностью индианки такое увлечение не удивляло, а вот во внешности Анжелы явных признаков Востока не наблюдалось. Однако и она имела малые примеси китайской и африканской крови. И хотя цвет ее светлой кожи резко отличался от темного оттенка «кофейной индианки», они были всё равно чем-то неуловимо похожи.

Девушки не упускали момента пообщаться. Вот и сейчас Анжела прибыла в кабинет Генри Вилдинга от подруги.

- Мистер Вилдинг? – стоя почти у дверей, вопросительно произнесла помощница президента в боевой стойке секретаря и полной готовности, наперевес со своим главным оружием - планшетом в руках.

- Присаживайтесь, - Генри гостеприимно указал рукой на удобный стул напротив своего стола, а сам поднялся с дивана и пересел в свое рабочее кресло президента компании, - Что у нас сегодня?

Анжела не присела, а будто вспорхнула туда, куда указано, и с готовностью постучала ноготками обеих рук по экрану своего большого планшета, положенному на стол.

Конечно, Генри мог бы и сам просмотреть собственный органайзер, подключенный к планшету помощницы, но принципиально не делал этого, предоставляя озвучивать ежедневные планы Анжеле – она дополнительно окрашивала каждое «дело» своим компетентным видением. И этим расширяла понимание, порождала неожиданные подсказки, помогала сосредоточиться на действительно важном. Она безусловно оправдывала звание советника президента.

У полезной девушки была еще одна функция - при необходимости озвучивать мнение президента компании. И всегда она делала это очень убедительно, без тени личного сомнения, как будто сама была автором излагаемых мыслей. Тут был тот редкий случай, когда Генри даже гордился, что у него есть такая сотрудница, мысленно удовлетворенно повторяя, глядя на Анжелу, – «С ней мне уж точно повезло».

Зная, что вдобавок ко всем достоинствам, девушка еще и хорошо тренирована, смела - может, при необходимости, закрыть его собой, Генри для себя парадоксально решил, что искомая будущая жена не может быть для мужчины таким совершенством. Поэтому додумался до того, что никоим образом не хочет разочаровываться в помощнице и не опустит ее до уровня предполагаемой своей супруги. Оставлял Анжелу в своих мужских желаниях в качестве эталона «женской силы». Впрочем, при этом отдавал себе отчет, что, держа при себе такой мощный раздражитель, немного смахивает на мазохиста. Но это была допустимая издержка, ведь, как и было сказано выше, она его бодрила, а значит это было хорошо для дел. Генри Вилдинг напрочь блокировал мысль, что просто робеет перед сильной женщиной.

- Сегодня запланировано… - начала Анжела и затем несколько минут подробно докладывала о планах главы корпорации на текущий день.

Генри слушал внимательно, с неизменным ощущением при таких процедурах, что разговор ведется не об его планах, а о планах некоего, не присутствующего здесь, «исполняющего обязанности президента», про которого ему докладывает личный секретарь. Возможно из-за того, что Анжела не говорила «Вы должны то-то и то-то», а неизменно говорила «господин президент должен».

По окончании доклада «стальной руководитель» словно перехватывал управления у незримо возникшего в голове некоего «исполняющего обязанности президента». Этот момент проявления силы Воли тоже нравился Генри.

- Фреда Слейтера позовите ко мне… пожалуйста, - глядя в окно, требовательно процедил президент корпорации. Вызываемый «особист» сейчас его чем-то раздражал. А как утверждала индианка, сильные эмоции к людям из ничего и просто так не рождаются.

Анжела слегка остолбенела, удивленная спонтанным раздражением шефа, приняла гнев на свой счет. К тому же аппарат связи с приемной находился как раз между ними, и мистер Вилдинг мог и сам легко отдать приказ Лизе. Очнувшись, Анжела довольно громко и резко произнесла:

- Приёмная… Фреда Слейтера к президенту.

Аппарат громкой связи на столе президента, почти прямо перед Генри Вилдингом, среагировал на голос помощницы, ожил, посверкав веселыми огоньками, и коротко ответил спокойным голосом Лизы:

- Да, принято…

Генри, продолжая смотреть в окно, сделал вялый взмах рукой, уже погруженный в свои мысли.

Анжела встала, подхватила планшет и тихо вышла, теперь уже совершенно не удивленная причудой президента, пожелавшего дать команду Лизе через нее, хотя он мог легко это сделать и сам – Анжела знала, что президент зря ничего не делает, уважала шефа и делала свою работу с любовью.


Комментариев нет:

Отправить комментарий