Translate

пятница, 29 апреля 2016 г.

Дар. 46 часть

Виктор Мирошкин
Дар. 46 часть




Аванигижиг, положив руку на руль, как бы полусонно поглядывал в окно микроавтобуса на группу слегка разморенных теплым днем туристов. Краем глаза отметил, как по встречной полосе к нему движется полицейская машина. Немного не доехав, она вдруг остановилась почти рядом. Стройный, аккуратный полицейский выбрался наружу и с оценивающим видом прошелся вокруг индейского микроавтобуса.

Шаман вяло посматривал за маневрами «сил правопорядка». Полицейский был ему знаком.

- Пожалуйста, выйдите из машины, - полисмен говорил подчеркнуто серьёзно.

Старик сонно поморгал и послушно вылез наружу, прислонился спиной к двери.

- Редкий случай, когда Вас можно увидеть среди людей, сэр. Возможно, сегодня какой-то праздник? Да, сэр Паркер? – тут полицейский широко заулыбался, сбросив строгий вид словно костюм, - Простите, что заставил выйти из машины. Захотелось взглянуть на Вас в полный рост. Узнали меня? Как Ваше здоровье?

Старый индеец ответил не сразу.

- Узнал-узнал. Всё у меня хорошо, Джони, - старик выглядел немного ироничным, - А как твои дела? Как родители? Как их здоровье? Передавай привет.

- У них всё превосходно, спасибо. Нахваливают Вас при каждом удобном случае. Я и сам пользуюсь некоторыми Вашими советами, которые больше подходят для стариков.

- Вижу-вижу. Становишься всё моложе и игривее.

Полицейский почему-то не понял иронии и продолжил:

- Очень, знаете, помогает, когда приходится работать по ночам. Отличные советы. Прислушиваюсь к себе, уважаю своё тело в общем и по отдельности, кормлю, тренирую, не даю расползаться… и какой смысл воевать, если не надеяться выиграть…

- Хорошо, Джони, - шаман вдруг немного резко перебил поток знакомых слов из своих же наставлений - ему совершенно не нужна была сейчас эта встреча и надо было ее завершать, - А я вот больше предпочитаю просто сидеть. Старею…, - старик соврал, намекая на своё самочувствие, и снова забрался в кабину, взял бутылочку с водой и немного отпил, откинулся со старческим вздохом на сиденье, покосился на полисмена, который не собирался отходить и стоял в позе «руки в боки», - У тебя, Джони, сегодня какие-то важные хлопоты? Может, какие-то особые туристы, за которыми надо приглядывать?

- Нет, ничего особенного, сэр, - полицейский оглянулся по сторонам, - Кстати, мне положено опрашивать насчет пропавшего бизнесмена из Нолэнда. Не в курсе? – он выудил из кармана фотографию и протянул старику, - Пропал, говорят, в наших краях. Возможно, что в наших. Ищут в окрестностях Нолэнда и чуть далее.

Шаман прищурился, внимательно вглядываясь в фото. Взял в руку. Посмотрел еще более внимательно. Полицейский не догадывался, что старик сейчас не разглядывал, а сравнивал, насколько его «небритый подопечный» похож на своё холеное изображение. Похоже, что старого шамана устроило несоответствие фотографии оригиналу, потому что лицо старика осталось спокойным, и ответ был уверенным, когда он протянул фотографию обратно:

- Мало общего с теми, кого я видел в последнее время. А это лицо мне знакомо… из газеты, кажется, и я слышал уже от своих, что кто-то недавно пропал. Но мало ли пропащих Душ в наше время?

Полицейский совершенно буднично убрал фотографию в карман, огляделся по сторонам.

- А зачем Вы здесь, сэр? Может, чем-то помогу?

- Пожалуй, сейчас мне ничего не требуется. Вот я думаю – хочется ли проехаться в Нолэнд или нет. Ищу повод. А пока сижу, посматриваю на людей. Старикам много ли надо, очень трудно что-то захотеть. Помечтать слегка о невозможном – это уже приятно, а хотеть – это для молодых… Старику бы посидеть под солнцем у порога своего дома и поиграть с детьми до тех пор, пока солнце не погрузит в дрему. И в какой-то момент просто не проснуться...

Старик закрыл глаза и потёр переносицу. Снова открыл погрустневшие глаза.

- Ну не знаю… - полицейский почувствовал, что, несмотря на разговорчивость старого индейца, продолжать с ним такую беседу не очень-то и хочется, - Ладно. Пора на службу. Привет моим передам. Здоровья Вам, сэр.

- Удачи, Джони. Увидимся.

Полисмен козырнул, прыгнул к себе в машину и потихоньку поехал далее вдоль улицы, думая о том, что старый шаман сильно сдаёт.

Когда служитель порядка отъехал достаточно далеко, из толпы туристов к индейскому микроавтобусу приблизился Эчемин и открыл пассажирскую дверь. Не суетясь забрался внутрь. Машина тронулась.

- Ну как? – спросил старый шаман.

- Думаю, что запомнили. В лица не заглядывал, как говорили.

Машина ускорилась…

На месте, примерно указанном Энтони, чемодан беглеца благополучно и без свидетелей был выброшен в лесу. Затем заговорщики проехали немного вперед и развернулись в обратный путь.

Эчемин успел за это время быстро переодеться в свою обычную одежду. Дело было сделано, и возвращение в поселение не должно было занять много времени, хотя и спешить особой причины не было, если не считать того, что шаман планировал отправиться после обеда в Нолэнд, на встречу со своим «важным человеком». А пока предстояло вернуть Эчемина в поселение и пообедать.

Только они пересекли съезд к отелю БигФиш, как навстречу им снова показалась машина того же самого полицейского.

«Вот уж точно ни к чему эти встречи», - подумал шаман, однако приветственно помахал проехавшей мимо полицейской машине, - «Интересно, он запомнит время нашей встречи на улице в туристическом «призраке» и время встречи здесь? Вдруг его кто-то спросит об этом? И что Джони подумает про моего пассажира? Разглядел ли, что это знакомый ему Эчемин? Однако, ничего не бывает просто так - придется продумать и этот вариант».

Аванигижиг не огорчился и не расстроился от встречи с полицейским – эмоции уже давно были ему подвластны, но старый шаман почувствовал укол лени – ему не хотелось глубоко продумывать вариант объяснения для полицейского Джони своего метания туда-сюда по дороге. Он внутренне усмехнулся, - «Моя лень, кажется, непобедима, а с возрастом становится даже сильнее, откликается уже на каждое предполагаемое лишнее движение. Буквально требует логически обосновывать, на что тратятся драгоценные усилия. Чувствую, милая, тебя только одно устроит – заставить меня прилечь и вздремнуть без мыслей».

Шаман слегка задумался и отвлёкся на общее философствование, – «Получается, что лень вполне правильно подсказывает - ищи во всех делах только прямые, короткие пути, не трать силы на пустое. И незаметно это становится как бы основной задачей. Каждый зигзаг, «пробный шар», пустая попытка выглядят потерей важного времени и нужных сил, которых и так становится всё меньше. Ну а старику надо уже уметь расслышать смысл в любом, даже самом тихом знаке, чтобы с самого начала движения не отклониться от желаемого и верного направления к цели… Однако странно, но кажущееся лишним отклонение довольно часто оказывалось необходимым условием успеха, вроде дополнения к пониманию происходящего, как подсказка, один из цветов радуги… без ухода в сторону с лучшей тропы как сообразить, что вообще-то тебя мимо беды часто вели Боги… и не знаешь, насколько опасно болото, пока не влипнешь... Да уж… А возможно, что и сейчас полицейский Джони не зря встретился, и это событие тоже требуется спокойно обдумать. Ворон кричит не потому, что предвещает беду, а потому, что в кустах враги - не зевай…».

Старый шаман прислушался к себе – не подаёт ли лень признаков жизни? Нет, ушла, и, наоборот, уже просыпался азарт следователя, сыщика, мыслителя. Не забывая аккуратно рулить автомобилем, шаман смотрел на дорогу с уже привычным глубоким вниманием к подсказкам земли, воды, воздуха, огня и Духов, пытался понять символизм встречи с молодым полицейским Джони, который ненароком подкинул невидимую пока загадку, а любая загадка всегда придавала Аванигижигу силы.

Эчемин молча смотрел перед собой и не отвлекал деда разговорами. Парень давно усвоил - учитель сам скажет, что надо, и в нужное время. Так они и ехали в тишине...

Зато в «стане врага» с самого утра шёл бурный и немного шумный процесс. «Главный по загонщикам дичи», Фред Слейтер, бушевал. Неожиданно для самого себя, он вышел из равновесия. И для этого были причины - нынешнее утро давало ему отчетливо прочувствовать на себе пренебрежение, как минимум, с двух сторон. С одной стороны, сверху, президент Генри Вилдинг показал «своему визирю» клыки, а с другой стороны, снизу – собственное «вялое войско» продемонстрировало, что явно не боится челюстей командира.

Некоторое время назад Фред, настроенный взять быка за рога, прибежал от мистера Вилдинга к кабинету старшего координатора по «отлову зайца» и, миновав пустой «предбанник», открыл магнитной карточкой прочную дверь «операционной». Совершенно неожиданно он застал внутри секретной комнаты странных сотрудников, стоящих рядом с полностью открытой особой аппаратурой возле стола старшего, чего никак нельзя было допускать. И к тому же при появлении Фреда Слейтера они продолжали непринужденно беседовать, воспринимая приход грозного шефа, как рядовое явление.

Фред с удивлением не заметил на лицах присутствующих никакого особого подобострастия. Это его не взбесило, нет, но неожиданно «сдвинуло памятник своего величия с уверенного постамента». При этом намеченная программа разноса «команды загонщиков» сбилась. Ко всему прочему, голодный организм надеялся уже увидеть что-то съестное, совершенно не обращая внимания на то, что с момента приказа «о завтраке в постель», отданного Фредом прямо от дверей в приемную Генри Вилдинга, прошло не более пары минут, и за это время официант никак не смог бы прибыть сюда.

- И где мой завтрак? – хищно улыбнулся Фред, закрыв за собой дверь, и медленно с оттяжкой погладил большой ладонью свой жесткий ёжик на голове.

- Скоро будет. Я заказал, - наконец соизволил встать размякший старший, - Разрешите доложить… сэр?

Всё же этот старший умел улавливать настроение момента. Понял, что надо срочно гасить пламя, пока не сгорел. Попытался перехватить инициативу:

- Мы, кажется, искали подходящих людей? - старший посмотрел на стоящих рядом с ним молодых людей, - Есть такие для нашего отдела. Эти двое готовы пройти тестирование.

И действительно, судя по мощному виду мужчин, они вполне могли подойти для ведомства Фреда. Однако время для презентации было выбрано не верно, и место для этого знакомства совсем не подходило.

Фред тяжело смотрел на старшего и потихоньку, несмотря на внутреннее сопротивление, начинал закипать. Такого с ним не происходило уже очень давно - разум отказывался понимать, как такой надежный, опытный боец мог проколоться на ерунде – позвал к себе в особую комнату этих двух идиотов? «Неужели так сильно им доверяет? Чушь!», - воскликнул разум Фреда, - «Он что, вдруг забыл инструкции о том, что секретное нельзя показывать? Теперь, если эти два идиота не подойдут, ликвидировать что ли их? Или ликвидировать эту «операционную» и сделать новую? Может старший надеется, что, если уж видели, то деваться некуда – надо брать в команду? Уж не родственники ли ему эти…? Чёрт знает, сколько они уже успели подсмотреть».

Фред снова физически почувствовал, что происходящие события с упорством сбивают его с нужного пути. «Определенно, всё идёт наперекосяк. Напряг возникает там, где его никак не ждёшь! Всех измордую! Какого … этот возомнил, что может диктовать мне условия?», - при этих мыслях Фред продолжал напряженно смотреть в глаза старшего, ища искру усмешки.

Старший как-то несколько нагло не отводил глаза.

И Фред увидел ее, усмешку. Тут же у «начальника безопасности» сгорел предохранитель гнева.


Комментариев нет:

Отправить комментарий