Translate

вторник, 26 апреля 2016 г.

Дар. 44 часть

Виктор Мирошкин
Дар. 44 часть




- Не будем отвлекаться, рассеивая силы по ветру пустого любопытства. Всему своё время. А сейчас, я думаю, самое лучшее - это обсудить послание для Вашего отца, которое ему передаст уважаемый Бэрримор, - старый шаман рассмеялся своей шутке, но Энтони не понял ее, и старику пришлось пояснить, - У Артура Конан Дойля есть персонажи: дворецкий Бэрримор… Генри Баскервиль еще…. А ужасная собака в рассказе должна съесть Генри Баскервиля. Неужели не знаете? Мне наше приключение кажется почему-то не менее интересным, чем у Шерлока Холмса, хотя без преступлений.

- Давно читал... Генри… Баскервиль… - задумчиво откликнулся Энтони.

- Как раз Ваша роль, - продолжал шутить старый шаман, - А моя роль – Шерлок Холмс.

«Старик - явно фанат этого писателя», - подумал Энтони и, конечно, знал произведения Артура Конан Дойля, но сейчас не проникся игривым настроением шамана.

- Простите, уважаемый Аванигижиг, но я не могу сейчас обсуждать ситуацию, словно игру в театре.

- Да-да, Вы правы, - старик заметно огорчился, но только на мгновение, и тут же вновь принял серьёзный вид, - Давайте, всё же, построже… Что думаете по поводу слов для Вашего отца? Как получше сформулировать послание? И насколько глубоко стоит посвящать в «дело» еще одного человека?

Вместо ответов на поставленные вопросы Энтони вдруг подумал, что старый шаман становится как бы руководителем в процессе. И не мог понять – нравится это или нет. К тому же почудилась несвобода - с какого-то момента старик перешел грань от простого сочувствующего к активному участнику и буквально мобилизовывал на поступки. Энтони вдруг осознал, что послушно идет на поводу у шамана.

От такого осознания мысли вдруг заплясали, - «Я даже не заметил, с какого момента мудрый старик догадался, что идет настоящая охота не на абстрактного героя, про которого еще в образе «Александера Смита» получилось так красочно рассказать индейцам при первом чаепитии в этом самом шаманском доме. Сейчас, может быть, старику уже ясно, что на меня охотится не только полиция? Притом, что индейцы пока не знают имени Генри и воспринимают грозящую опасность скорее всего в виде чего-то неопределенно большого и злого... Стоп... Если индейцы пока не знают про возможную погоню со стороны Генри, то я фантазирую. Они должны видеть опасность только от полиции. И, кажется, Аванигижиг просто от широты Души мне помогает реализовать мои планы, не обращая внимания на степень опасности, грозящей ему самому. Неужели только из-за простого сочувствия индейцы прячут сына «уважаемого человека» от «рук правосудия»? Интересно, что шаман на самом деле думает обо всем этом? Не пора ли посвятить индейцев во все мои подозрения и назвать имя опасности - Генри? Ух, похоже, я и так постепенно сам себя раскрываю, а старик просто умеет слушать, делать выводы и благоразумно не тянет морковку за ботву, чтобы ускорить рост. Я уже рассказал сегодня за завтраком про большую возможную опасность, грозящую семье. Вероятно, старик догадался - не от полиции же эта опасность может исходить? Хм. Да, и мне тогда показалось, что они поняли это. А если не поняли? Как бы не запутаться и рассказать только необходимое, по минимуму».

Шаман терпеливо ждал, пока гость подумает, что ответить.

А Энтони напряженно пытался в общих чертах понять, как дополнительная информация может навредить этим людям, которые откликнулись на его беду, - «Стоит ли вообще рассказывать больше, чем уже сообщил. Очень не хотелось бы подвести добрых людей».

В этот момент его размышления, всё же, шаман перебил:

- Позвольте? А если просто посоветовать Вашему отцу поинтересоваться в полиции про уже найденные сведения, а вдобавок намекнуть мистеру Грибо насчет того, чтобы съездить в эти наши места осмотреться, поговорить с людьми на предмет поиска сочувствующих и знакомых сына? – осторожно предложил шаман, видя напряженные раздумья гостя.

- Да… пожалуй, - немного с задержкой согласился беглец, подумав при этом, что шаман может совершенно естественно сыграть роль сыщика вроде Шерлока Холмса или Пуаро, - А как Вы свяжетесь со своим человеком?

- Просто, по телефону приглашу приехать. Могу прямо сейчас, - уверенно ответил шаман.

- Да, чем скорее, тем лучше.

Старик покликал внука:

- Эчемин, дай телефон.

Парень вышел из другой комнаты полный достоинства и протянул телефон своему деду. Тот взял и тут же набрал номер по памяти:

- Мистер «Быстрые ноги»? - старик заулыбался, - Да, это я… да… тоже самое… не просто, пора и увидеться… да, хороший человек видит хорошие знаки… в порядке… дорога ко мне не изменилась. Буду ждать. Увидимся.

Шаман протянул телефон стоящему рядом внуку. Тот взял и нажал кнопку «отбой» на телефоне. 

Старик повернулся к Энтони:

- Сегодня вечером уже будет здесь.

Энтони с удивлением отметил высокую оперативность в отношениях у этих людей. И еще раз озадачился, что вокруг него все идут ему навстречу, и для этого не надо тратить никаких денег. Это было несколько необычно. «Возможно, что потом мне выставят кругленький счёт?», - это выглядело более привычно, а безкорыстная помощь напрягала, но тут же пришла другая мысль, - «Как-будто мне помогает какая-то сила. Удивительно».

- А сейчас пора и в путь, в отель, - шаман потёр ладони и посмотрел на гостя, как будто дело было решено.

Энтони снова был вынужден признать, что не командует процессом, но легко поддался:

- Я готов.

- Эчемин, поедешь с мистером Александером Смитом за его вещами в отель БигФиш, сам сдашь номер, сам погрузишь вещи гостя и доставишь его снова сюда. И ничему не удивляйся.

Парень не ответил, только кивнул и направился к двери. Шаман рукой остановил вскочившего Энтони, готового сорваться за парнем.

- Подождите. Вы забыли реквизит, - улыбнулся старик и ушел в другую комнату.

Энтони остался стоять на месте, не понимая, что имел в виду шаман под понятием «реквизит».

Через десяток-другой секунд старик вышел с бутылкой виски в руке. Стало всё понятно.

- Храню на всякий случай. Вот пригодилось. Пить не обязательно. Только для запаха и реальной картинки. Ну, Вы понимаете.

Энтони, конечно, понимал. Взял бутылку и поспешил на выход.

Идя по дороге, набрал в рот противную теплую жидкость и с ней во рту побежал за Эчемином, пока не нагнал. А догнав, выплюнул виски в кусты.

Парень на ходу оглянулся, вскользь посмотрел на гостя, но ничего не сказал.

«Какой исполнительный. Прямо солдат», - подумал Энтони, больше с уважением к шаману, чем к парню, имея в виду хорошее воспитание «молодого отпрыска».

Дойдя до микроавтобуса на стоянке за лагерем, они молча уселись в кабину, и машина спокойно тронулась с места.

Через примерно час они уже возвращались обратно в поселение. Всё прошло буднично. Никто в отеле ничему даже не удивился. Консьерж ограничился взглядом из окна коттеджа на автомобиль, в котором сидел Энтони, пока Эчемин неспешно забирал вещи. Молодого индейца здесь знали и не видели причин ему не доверять.

Остановившись на той же стоянке у лагеря, Энтони и Эчемин вышли из автомобиля и оба отправились с вещами к вигваму гостя. Вещей было не много – только чемодан, и Эчемин нёс его. Энтони не стал мешать парню исполнять поручение деда и просто шел рядом, помахивая бутылкой, делая вид, что прикладывается к горлышку.

У вигвама Эчемин молча поставил чемодан и замер.

Энтони, уже зная, что парень не уйдет просто так, без разрешения гостя, подумал о чаевых, полез в карман и достал кошелек. Из имеющихся денег вытащил банкноту в 5 долларов. Передумал и, пошелестев бумажками, выбрал десятку. Потом еще подумал и в итоге протянул парню 20 долларов.

Эчемин в это время удивленно смотрел на гостя.

- Это Вам за помощь и за то, что подвезли. Малая компенсация. Скажите, если мало, - с благодарным взглядом произнес Энтони.

- Вы наш гость и не надо никаких денег, - с большим достоинством произнес внук шамана.

Энтони замялся:

- Как это не надо никаких денег? А как же… всё это? - он широко развел руками, указав не только на вигвам, но и на весь лагерь, - Вам же требуются деньги на содержание хозяйства? Будем считать, что это мой первый благотворительный взнос.

Эчемин подумал и молча, без эмоций, взял деньги, положил в карман.

Энтони, испытывая неловкость от ситуации, поспешил отпустить парня:

- Благодарю, Эчемин. Не буду Вас задерживать. А я скоро прибуду к Вашему деду. Только положу вещи.

По лицу парня было совсем не понятно, что он думает и нравится ли ему служить гостю. С непроницаемым лицом внук шамана кивнул и отправился по своим делам.

А Энтони стал возиться со своим чемоданом, внеся его в вигвам – открыл, порылся, снова закрыл. Подумал о том, что его следовало бы куда-то спрятать или даже закопать. «Может его подбросить на дорогу рядом с утопленной машиной?», - беглец задумался, - «Нет, пожалуй. Там уже могла пройтись полиция. Было бы странно обнаружить чемодан после них. Ладно. Надо посоветоваться с шаманом. С ним как-то лучше думается».

Энтони отправился снова в дом шамана, не забыв планшет. На этот раз шел не скрываясь, разыгрывая слегка подвыпившего. Надо было создать видимость «пьяного Александера Смита», поэтому Энтони вышагивал по территории лагеря демонстративно с бутылкой виски.

Старый шаман ждал гостя снаружи дома, на террасе, в своем кресле-качалке.

Энтони присел рядом на лавку и тут же начал обсуждать дальнейшие действия:

- Теперь мне надо исчезнуть. Заодно должен уехать куда подальше и Александер Смит.

- Я тут немного поразмышлял над этим, - таинственным тоном начал старый шаман, покачиваясь в поскрипывающем кресле. Для полноты образа сыщика ему не хватало только трубки или трости, - Пожалуй, Вас следует отправить в наш охотничий дом. Он далеко в лесу, про него мало кто знает. Дом официально принадлежит заповеднику и поддерживается нашим племенем, а патронируется фондом уважаемого мистера Юджина Конна, я про него уже рассказывал. Там есть, где спрятаться.

- Не помню про него. Вы говорили про мистера Бэрримора, который помог с поселением, - недоуменно произнес Энтони.

- О нет, я тогда пошутил. Бэрримор – это из рассказа Шерлока Холмса. А имя моего друга и друга Вашего отца – мистер Юджин Конн.

- Понятно, - улыбнулся Энтони, - А как туда попасть?

- Только на лошадях. Дороги туда нет. Места не обжитые. Строение не особо выдающееся, - Аванигижиг слегка загадочно улыбнулся, - Но имеет несколько удобных выходов, 12 комнат, две кухни, общий зал и еще кое-что. Всё для приятной жизни там есть и всегда готово. Там же имеются сараи с необходимыми для выхода в лес вещами. Ну и так далее, сами увидите, дорогой Энтони. Сторож из наших, естественно.

- А интернет? – обезпокоился Энтони.

- Есть. Всё есть, - уверенно кивнул старик, - Там бывают очень важные люди и для них созданы все условия. Не думаю, что Вас там будут искать.

- Тогда не вижу уже причин оставаться в лагере. А мою семью тоже отправите туда же?

- Нет. Они действительно отправятся на поиски с нашим отрядом. Поживут в походных условиях. Я думаю, что им понравится активный отдых на природе. Мы часто устраиваем подобные походы, в том числе и детям. Для этого у нас есть хорошие маршруты. Пока что никто не жаловался...

Энтони показалось, что старый индеец собирается долго рассказывать про прелести жизни в лесу, но нет, старик замолчал и посмотрел вдаль, о чем-то задумался. Энтони не стал дожидаться, когда шаман очнется:

- Я думаю, что надо бросить в лесу мой чемодан. Не очень далеко от утопленной машины, - немного неуверенно сказал Энтони, - Для стимула в поисках. Будет не понятно, как он там оказался, но чем больше загадок для врагов, тем лучше для победы.

- Пусть будет так, - легко согласился старик и продолжил, - А бросим мы его по пути, когда будем мимо проезжать. Я скоро поеду с внуком в Нолэнд, навстречу Юджину, не буду ждать его здесь, только перезвоню и уточню, где пересечься. А Вам, дорогой гость, придется сейчас же отправляться в охотничий домик. Я думаю, Молимо будет рад проехаться с Вами на лошадях. Вы не возражаете против такого спутника? Завтра уже будете там. Придется разок переночевать в лесу на одной из стоянок. Мне кажется, наш план вполне уже можно запускать в дело?

- Я готов. Только ужасно хочется принять душ или искупаться, - Энтони поежился, благоразумно не пытаясь почесаться для наглядности, хотя хотелось.

- Так Вы не нашли душевую? – удивился шаман, - Прямо за Вашим вигвамом в рощице стоят удобные кабинки. Теплая вода.

- Мне показалось, что там просто роща. Ничего не заметил.

- Вот ведь незадача. Обычная ловушка для сознания хозяев – если сам знаешь, то кажется – и все знать должны. Я совсем забыл, что в своем положении Вы не станете ни о чем расспрашивать других отдыхающих поблизости. Извините, я сам не догадался. Надо будет повесить флаг или что-то указывающее на душевую. Понимаете, нам тут не хочется делать явную гостиницу, больше нравится естественный, природный вид. Еще раз извините. Ну, тогда принимайте душ и ждите Молимо. Я с ним переговорю, и он придет за Вами. Лошади есть в деревне, за моим домом. Вы там еще не были. Туда туристы обычно не доходят. У нас там официально хозяйственные постройки. Ну, увидите. А сейчас надо начинать действовать. Успеха!

Местами оправдывающийся тон старика показался Энтони очень милым, и в очередной раз было необходимо подчиниться мягкому руководству. И Энтони делал это с радостью, совершенно упуская из виду, что убегает всё дальше и дальше от возможности узнать – бежит ли за ним Генри.

Старый шаман ушел на переговоры с Молимо, а Энтони отправился в душевую. При этом в памяти беглеца почему-то всплыло нечто из давно прочитанного о том, как у дикарей нарочно между жрецом-шаманом и будущей жертвой, «козлом отпущения», мягко и постепенно устанавливались отношения доверчивой любви с налетом уходящей прежней ненависти. Приближенная к дому жертва как бы уже не была чужаком, а становилась членом семьи хозяина, захватившего ее некогда в плен.

И такое дружеское совместное проживание в одном доме могло продолжаться довольно долго, вплоть до дня ежегодного жертвоприношения.

А потом приходил срок, и хозяин казнил обласканную и ничего не подозревающую жертву для вымаливания ожидаемого благополучия.

Боль расставания с уже сблизившимся с ним человеком давала по силе почти такое же ощущение, как боль от расставания с родными. И тогда страдающий хозяин-палач выглядел как бы предпочтительнее Богам, выглядел отдающим больше, чем просто холоднодушный жертвующий.

И жертва тем самым становилась гораздо более значимой.

Изуверский обычай приписывался, кажется, индейцам, но этой подробности Энтони не смог в точности вспомнить, как ни старался. Такое неожиданное воспоминание после всех последних бесед с индейцами выглядело оскорбительным, но в то же время ужасно хотелось уточнить у самих аборигенов – правда ли это.

Комментариев нет:

Отправить комментарий