Translate

суббота, 23 апреля 2016 г.

Дар. 42 часть

Виктор Мирошкин
Дар. 42 часть




Иногда планы или даже путь не по нашей Воле неожиданно меняются, и тогда приходится перестраивать себя. При этом невольно возникает вопрос - «Куда же это всё заведёт?».

В момент быстрого поиска ответа и осмысления вариантов развития ситуации могут промелькнуть самые невероятные догадки и предположения.

Так же получилось и у Энтони в тот момент, когда впереди идущий молодой индеец вдруг свернул мимо дома шамана к озеру – кольнуло тревожное предположение: «Уж не утопить ли меня хотят?».

Конечно, после вчерашнего теплого общения с индейцами этот вариант из веера всего возможного выглядел в глазах Энтони удивительно непоследовательным, но жесткая логика давала шанс и такому парадоксальному развитию событий – ведь откуда же было бы знать беглецу, что гостеприимные хозяева не в сговоре с «другом Генри»?

Энтони и ранее допускал, что, в принципе, индейцы имели возможность выполнить жестокий «заказ» легко, играючи, - «Ну, а сейчас хозяева могут просто выяснять, кому по силам помешать уничтожению беглеца или проверяют, как можно отследить присутствие «туриста» у них в лагере», - предположил и такой вариант Энтони.

Пришло на ум то, что шаман упоминал какого-то важного господина, который с самого начала помогал племени индейцев обустроиться в этих местах, - «Уж не Генри ли это был?», - подумав так, Энтони уже всерьёз насторожился и с тревогой посмотрел в спину спокойно шагающего провожатого, пытаясь прочитать его мысли или хотя бы заметить признаки нервозности.

Но нет, ничего необычного не было заметно.

На всякий случай беглец оглянулся. Позади, вроде бы, не было никого подозрительного. Настроение радостного, бодрого утра начало сменяться на напряжение хмурого рабочего дня, полного опасностей. Пока явной угрозы не наблюдалось, но мысль всё равно упорно зациклилась на отражении возможного неожиданного нападения.

Вот и беседка. Крупную фигуру вождя было бы трудно спутать с какой-нибудь другой. Он в одиночестве сидел за столом и смотрел на гладь озера.

Энтони вошел в беседку вслед за внуком шамана, и они оба остановились прямо напротив стола.

Вождь еще несколько секунд как будто не замечал пришедших, продолжая любоваться озером.

Энтони не проявлял нетерпения, и казалось, что это стояние продлится вечность.

Но нет, вождь в какой-то задумчивости медленно повернул к ним голову, вылез из-за стола, встал во весь свой немалый рост и произнес по-английски, глядя прямо в глаза Энтони:

- Ты мое другое Я.

Энтони быстро сообразил ответить теми же словами.

Поприветствовав таким образом друг друга, они оба заулыбались. Улыбка вождя показалась напряженному беглецу дружелюбной.

Гигант перевел взгляд на стоящего рядом с гостем молодого индейца, внука шамана, приведшего Энтони сюда, и сделал короткий знак рукой.

Парень ловко развернулся и молча ушел назад по тропе. Нервничающий гость проводил его взглядом и немного расслабился – с одним индейцем справиться легче. Даже с таким огромным есть шанс на победу.

- Благодарю, Александер, за то, что согласился провести завтрак с Молимо, - при этих словах «большой человек» слегка наклонил голову и на мгновение опустил глаза.

Энтони, не найдя слов в ответ, только благодарно ответил небольшим поклоном, отметив про себя, что вождь обратился к нему, как к равному, и назвал, наконец, своё имя.

Молимо по-медвежьи развернулся и, сделав пару шагов, царственно сел на свой табурет, положив руки на стол. Устроившись, повелевающим жестом пригласил гостя тоже присесть, напротив.

Энтони поспешил занять своё место, уже выбросив из головы нелепую мысль про угрозу своего немедленного утопления. Еще один, пустой третий табурет, словно намекал на приход кого-то еще.

После этой «трогательной» церемонии встречи в беседке, Энтони выразительно посмотрел на совершенно пустой стол и снова перевел взгляд на вождя, собираясь уже начать вслух задавать вопросы, но не успел – краем глаза увидел, что по тропе к ним идет небольшая процессия в национальных индейских одеждах. Он каким-то образом догадался, что это несут завтрак. Так и оказалось.

Впереди шел шаман и не с пустыми руками. Остальные тоже что-то несли.

Энтони посмотрел на вождя и привстал из-за стола, собираясь встретить шамана, но заметил неодобрение во взгляде гиганта и снова сел на место, не сводя глаз с вождя.

Одобрительный кивок «большого человека» указывал на то, что гость правильно понял, и Энтони остался сидеть, решив копировать поведение вождя.

Тем временем колоритная группа прошла в беседку и остановилась. Шаман на своём родном языке с важностью произнес то ли какое-то длинное приветствие, то ли короткую молитву. Только тогда вождь встал и в ответ поприветствовал пришедших коротким - «О метако ясень».

Энтони тоже встал и, вспомнив, что вчера уже слышал эту фразу - «О метако ясень», и что она означала - «все мы братья», уверенно произнес то же самое по-индейски, обращаясь к пришедшим.

На стол было выставлено принесенное, а сами «официанты» с большим достоинством удалились, кроме шамана, который сразу же перехватил внимание Энтони и вождя – с важным видом Аванигижиг развернулся лицом к острову на озере, развел руки в стороны ладонями вверх и замер.

Вождь Молимо тоже принял похожее положение, глядя на остров.

Энтони не растерялся и сделал то же самое, поняв, что так надо.

Шаман, не оглядываясь на присутствующих, быстро заговорил по-индейски. Это была, без сомнения, молитва. Энтони показалось, что происходит некое причащение. «Может быть, это моё посвящение? Уж не в индейцы ли меня переводят?», - промелькнула озорная мысль.

Закончив важную официальную часть утреннего мероприятия, шаман принял вид обычного старика и взглянул на гиганта.

Вождь немедленно стал устраиваться за столом.

Через мгновение и шаман стал по-деловому усаживаться.

Последним опустился на табурет Энтони.

- По всей видимости, у мистера Александера созрел ряд вопросов? – произнес ласково шаман, хитро прищуриваясь, но не смотря на гостя и продолжая не спеша хлопотать над столом.

Энтони только на пару секунд задержался с ответом, но этого хватило, чтобы старик насмешливо подбодрил его, советуя не стесняться:

- Не может быть, чтобы у такого сообразительного человека не возникали вопросы ежеминутно. Или мистер Александер предпочитает тактично дожидаться, пока ответы сами соизволят явиться к нему?

- Нет, нет, Вы правы, вопросы есть, но ответы я предпочитаю получать точные, а это невозможно без искренности в общении. Поэтому иногда приходится подготавливать почву для доверительного разговора, - Энтони говорил предельно искренне, но дипломатично увертываясь от прямого ответа, чем удивил шамана. А также для старика оказалась неожиданной высказанная причина сдержанности гостя.

- Так значит, наш гость считает, что яблоко не достаточно созрело, чтобы его можно было сорвать? Может быть яблоня не нравится? – шаман легко перешел на образный язык.

- Для меня это новый сорт яблок, и требуется немного больше времени, чтобы… э-э… не обмануться со спелостью плода, - Энтони хотел сказать «не отравиться», но вовремя смягчил выпад. Такой ответ не отталкивал, но позволял по-прежнему оставаться на некоторой дистанции. 

- Хорошо. Тогда, может, я сам озвучу некоторые вопросы, которые наверняка безпокоят мудрого путника? – старик вопросительно посмотрел на гостя, перестав колдовать над столом, - Но сначала мы приступим к завтраку.

«Всё-таки шаман умеет вести своим путём», - отметил для себя Энтони, обратив внимание, как ловко Аванигижиг выстроил последнюю фразу – задал вопрос и тут же, отсекая возможность отрицательного ответа, выдал утверждение - «но сначала мы приступим к завтраку». На это не было естественных возражений. И таким образом непротивление гостя к началу завтрака как бы автоматически давало право шаману озвучивать вопросы.

Энтони улыбнулся, и это выглядело молчаливым согласием.

Шаман перевел взгляд на вождя и тот важно произнес:

- Ну что же, тогда, дорогой гость, приглашаю отведать дары земли нашей.

- Благодарю, - коротко ответил Энтони, подумав при этом, что его называют гостем немного навязчиво, как бы указывая надлежащее место, - «А я уж подумал о неком посвящении в индейцы. Забавно».

Некоторое время они молча ели нехитрую, но вкусную еду. Бобовая каша с томатами, кукурузные лепешки, вареные яйца, ароматная приправа. Самым красивым выглядел пудинг из размятых варёных ягод на большой расписной тарелке посреди стола. Были и просто разные свежие ягоды в немаленькой миске. Чай ожидал в чайнике, обернутом для сохранения тепла чем-то вроде маленького одеяльца. При желании чайник можно было бы подогреть на сложенной из камня печке, которая была рядом с беседкой – дрова там уже были и оставалось только разжечь огонь.

Шаман нарушил молчание:

- Один из первых вопросов, которые возникают у путника при встречах: «Почему здесь ко мне так относятся?». Не правда ли? Точнее: «Кем они меня представляют, чтобы так со мной общаться?». Причем этот вопрос возникает вне зависимости от теплоты приёма. Простой такой, естественный вопрос.

- Да, - с готовностью односложно ответил жующий гость.

- Раскрою тайну, - шаман продолжил на этот раз без витиеватости образного языка, - Один хороший человек, о важности которого я уже упоминал, является другом Вашего отца… не перебивайте меня и пока постарайтесь не удивляться. Я не знаком с Вашим отцом, но со слов моего друга у меня сложилось очень хорошее впечатление о нём. Поэтому сын такого уважаемого человека стал мне интересен. Я наблюдал за Вами с тех пор, как только стал догадываться, кем Вы можете быть на самом деле… Мне понравилось и наше общение... Наверное, Вы не знали, что мы, индейцы, не любим, когда к нам в дом без рекомендации являются чужие, поэтому наш дорогой гость принимал оказываемое повышенное внимание, как должное, не замечая необычного интереса к себе. Подозреваю, что Вы предпочли воспринимать себя просто туристом в зоне работы хорошо подготовленного персонала.

Энтони был поражен словами старика и, перестав жевать, просто ждал продолжения. Шаман усмехнулся:

- Вы еще не видите созревшее яблоко, чтобы его сорвать?

- Вижу… - выдавил из себя беглец, - Что еще Вы обо мне знаете?

- Вы, дорогой гость - пропавший бизнесмен по имени Энтони Грибо, которого, конечно, разыскивает полиция, - как что-то новое высказал Аванигижиг.

Это не было новостью, и Энтони не был готов возражать. Кивнул, соглашаясь, и немного торопливо произнёс:

- Я еще вчера говорил, что меня будут разыскивать. Так почему же Вы не поможете полиции и… почему так долго не открывали мне свою догадку, и… вообще – как Вы догадались о моем имени?

- Если по порядку, то всё объясняется очень просто. В Ноленде еще вчера вечером появились объявления на видных местах о Вашем исчезновении. В городе Вы не последний человек, и я уже, конечно, слышал о Вас, зная, как я уже говорил, чей Вы сын. Один из наших людей заметил объявление и рассказал о пропавшем у нас в племени. По фамилии пропавшего я понял, о ком идет речь, и огорчился не менее Вашего отца. Потом сопоставил исчезновение с появлением здесь у нас необычного туриста и просто стал присматриваться... Выдавать просто так, не разобравшись, сына уважаемого человека у нас не было желания. Но полной уверенности не было. И сейчас я только озвучил свои предположения насчет Вашего имени. Вы и попались. Уж извините, - шаман совсем не обидно рассмеялся.

Энтони снова был поражен:

- Получается, что я сам себя сейчас выдал?

- Совершенно точно, дорогой Энтони. Но не стоит над этим горевать. Не забывайте, кто я.

Энтони, кажется, только сейчас стал понимать, что шаманом не может быть просто опытный и пожилой человек, и внимательно уставился на старика.

- Нет, нет, дорогой Энтони, ничего мистического, - словно отвечая на вопрос гостя, пояснил старик, - В этот раз, как Вы должны были заметить из моего объяснения, я использовал простые методы по примерам умнейшего Шерлока Холмса и утонченного мыслителя Пуаро. Люблю, знаете ли, почитывать хорошие книги. Например, для пытливого сыщика ясно, что если Вы маскируетесь, то весь Ваш вид должен быть противоположным настоящему. То есть Вы, дорогой Энтони, скорее всего в обычной жизни должны носить хороший костюм, должны быть хорошо выбриты, без очков и бейсболки. А Ваш недешевый планшет вопит о достатке. И, к тому же, в Нолэнд Вы не стремитесь. Ну и так далее… по методу дедукции получается, что внешне Вы как раз подходите под описание пропавшего бизнесмена из объявлений в Нолэнде.

Энтони пребывал уже в некоторой растерянности – привычный «шаблон индейца» трещал по швам. Старик демонстрировал разные яркие стороны своего Я, как бы показывая одну за другой картинки из книги своего образа жизни. «Сколько тайн вокруг! А сидящий тут же вождь пока вообще закрытая книга и неизвестно, что таит в себе. Внук старика-индейца тоже не без сюрпризов», - подумалось беглецу.

- Да-а… - протянул Энтони. Его стали изнутри распирать самопроизвольно рождающиеся вопросы.

- Ну так задавайте же Ваши вопросы, – старик снова угадал творящееся внутри гостя.

- М-м-м, - постарался сконцентрироваться Энтони, - Сначала скажите, почему Ваш внук… не знаю до сих пор как его зовут… то становится очень лаконичен и замкнут со мной, то вдруг произносит целые куски мудрых изречений?

Энтони имел в виду утреннюю речь внука шамана у входа в вигвам. Но вопрос прозвучал так, будто Энтони вроде как сомневается в нормальности внука шамана.

Старик не совсем, видимо, понял, к чему этот вопрос, и вопросительно посмотрел на гостя. Однако ответил, как надо:

- Он показался странным? Каждый человек говорит сообразно обстоятельствам. Чаще всего для заполнения пауз в ход идут пустые слова, которые только отвлекают, переполняя внимание мусором, а недоговоренное наоборот создает опасный вакуум для втягивания глупых и ложных фантазий. Я всегда учил своего внука чувствовать меру. А зовут его Эчемин, что по-английски означает - плывущий на каноэ человек. Так получилось, что, когда он родился, я вышел сюда к озеру и увидел человека, плывущего на каноэ, и это было красиво.

- Так он здесь родился?

- В доме рядом, который у поляны, где вчера вечером мы пили чай… мальчик впервые засмеялся, выразив радость от рождения… и получил имя - Эчемин.

- М-м… Эчемин, - Энтони тщательно выговорил имя парня, стараясь запомнить, - Сегодня утром произнес речь у моего вигвама. Про то, что пора просыпаться и благодарить за пищу. Мне показалось, что он бы так и продолжал говорить, пока я не выйду. Что это было?

- Он вызывал Вас. А в это время говорил полезные слова для всех, выражал хорошие мысли. Нас слышат не только люди, но и всё вокруг. Зачем же загрязнять пространство ненужным мусором? Надеюсь, что мой внук подбирал хорошие и правильные слова?

- Мне понравилось, - признался Энтони, продолжая приятно удивляться.

- Благодарю за похвалу. Надеюсь, что это не только в силу вежливости, - старик был доволен.

- Вы бывали в других городах, кроме Нолэнда? – резко сменил тему Энтони.

- Да. В Нью-Йорке, например.

- И как Вам наш город? – Энтони имел в виду то, что, хотя он и живет в пригороде, но считает себя ньюйоркцем.

- А как Вам наша страна? – неожиданно ответил старый индеец и вопросительно уставился на гостя.

До Энтони не сразу дошел юмор ответа. А когда всё же дошло, то он даже огорчился – слишком резкой показалась ему «шутка» старика. По сердцу полоснула незаслуженная обида – он ведь считал до сих пор, что индейцы, к которым он попал, совершенно не злопамятны. По крайней мере, лично он не заслужил подобных претензий, потому что не чувствовал себя потомком людей, виновных в бедах индейцев.

Видимо, старик Аванигижиг уловил переживания Энтони и поспешил уладить неловкость:

- Это всего лишь шутка. Упрёк лично к Вам, конечно, не относится. Не понял, к чему Вы спросили про Нью-Йорк, мне там не понравилось. Вы и сами понимаете, что мир большого города для меня совсем чужой. Хотя допускаю, что Вам там привычно и радостно.

- Не совсем так. Я живу в пригороде. Там сейчас моя жена с детьми. А суета мне тоже не нравится.

- Поэтому Вы залезли даже под воду от суеты? – улыбался старик.

- Нет, - Энтони усмехнулся, поняв, что речь идет о его работе, - Это реализация детских мечтаний. А потом уже увлекло широкое поле для открытий в совершенно не подходящей для жизни человека среде. Хотя сейчас мне кажется, что открытия можно делать где угодно. Было бы желание, - Энтони не удивился, что старик в курсе его профессиональных интересов.

- Я тоже так думаю. А что думает на этот счёт Молимо? – старый шаман напомнил о присутствии грозного своим видом вождя, но тактично помалкивающего, просто слушающего диалог. Похоже было, что Молимо нравилось молчать. Вот и теперь он был не многословен:

- Я делаю для себя открытия даже здесь, слушая вас.

Присутствующие понимающе закивали головами.

- Однако не стоит ли нам, дорогой Энтони, обсудить более важные вопросы, которые у Вас наверняка есть? – шаман возвращал абстрактный разговор в деловое русло, - Мои дедуктивные познания подсказывают, что пока еще для гостя не наступило время спокойствия. Не настаиваю, а только предлагаю помощь.

Энтони задумался, устремив взгляд на озеро.

- У меня есть некоторые опасения по поводу моих близких. Почему-то я чувствую неясную угрозу. Возможно, что это обычная тревога, обострившаяся за время разлуки. Но, всё же, мне хочется придумать, как их обезопасить родных.

- А кому из них угрожает опасность… по-вашему? – спросил шаман.

- Не знаю. Кажется, меня будут искать с помощью моих близких, а каким образом будут их использовать – не ясно. И думается, что возможна любая степень жестокости, - Энтони говорил о родне без надрыва, совершенно холодно. Это, однако, давалось ему не легко. И оба индейца, очевидно, понимали, что речь идет не о поисках со стороны полиции.

- Они могут уехать, спрятаться? – шаман стал похож на следователя.

- Могут. Но вопрос в том, как их убедить спасаться, ведь мне нельзя подавать вид, что я вообще жив, а уж тем более, что я могу с ними контактировать. К тому же будет странно, если я пропал, а родственники, как по команде, легкомысленно отправятся не известно куда прогуляться и отдохнуть.

- Да, это было бы очень странным поведением для безутешных близких. Они скорее должны были бы организовать активные поиски или самостоятельно отправиться на розыск пропавшего.

- А вот это уже идея, - повеселел Энтони, - Пусть бы они приехали сюда, под Вашу опеку... Надо только подать намёк, что я пропал где-то здесь.

- Где здесь? – шаман озадачился.

- Не конкретно здесь, а, например, выехал из города по направлению к отелю и пропал. Для этой версии у меня даже кое-что приготовлено.

- Что же это? – шаман проявлял активную заинтересованность. Ему явно нравилось участвовать в таком деле. Вождь же сидел совершенно с безучастным видом.

- Моя брошенная машина. Ее могут найти. Но там не совсем те улики, которые позволяют искать меня в бескрайних местных лесах. Там, скорее, похоже на похищение. По крайней мере, так было мной задумано.

Шаман теперь уже всерьёз удивился величине замыслов гостя:

- Вы успели приготовить очень длинный план? Как это только, Энтони, Вы смогли сохранить в тайне место Вашего автомобиля? Где он?

- Я его утопил.

- Хм. Для этого должны были бы быть очень веские основания. Не могу пока понять всего Вашего плана… но, пожалуй, и не думаю, что мне стоит его знать. Так даже лучше. Пока… Догадываюсь, что Ваши родственники обратятся к нашему племени за помощью в поисках, и мы сможем тогда их спрятать под предлогом отправки вместе с нашим поисковым отрядом.
 
- Совершенно верно. О чем-то подобном я и подумал. Но есть опасность, что меня кто-то здесь приметил и при общении с родными может ненароком выдать, что здесь был похожий на меня человек. А еще в отеле «БигФиш» осталась часть моих вещей... Я там под именем Александера Смита. Надо номер в отеле сдать, а мне надо исчезнуть отсюда.

- В отеле знают, куда Вы отправились? – забезпокоился шаман.

- Да… Нет, я же там под другим именем остановился. И это Смит сказал, что отправился сюда, к Вам. Вряд ли они свяжут пьющего постояльца с пропавшим непьющим бизнесменом. И я там всего пару раз отметился… коротко, особо не показывая лица… в том же обличье, что и сейчас. Теперь надо бы закрыть эту тему со Смитом, не вызывая подозрений.

- Я думаю, что это легко сделать, - немного подумав, произнес Аванигижиг, - Вы, я так понимаю, разыгрывали из себя пьющего господина. Тогда можно сделать так, что мой внук отвезет Вас к отелю, Вы останетесь в машине, продолжая изображать выпившего. Тем временем мой внук освободит номер и заберет вещи… якобы Вам не хочется вылезать из автомобиля. А в ответ на возможную подозрительность со стороны их персонала можно подозвать сомневающегося к автомобилю. Объясним, что Вам у нас понравилось, и Вы намерены продолжать свой отдых в лесу.

- Где я благополучно и затеряюсь, - Энтони продолжил мысль шамана, имея в виду себя настоящего.

Но шаман не понял, о каком из двух своих воплощений говорит гость:

- Нет, пьяница передумает и укатит в другое место, в неизвестном направлении. Его не должны искать. И даже формально оставаться ему здесь нельзя - иначе кто будет изображать его присутствие в нашем лагере?

- Согласен, - отозвался Энтони, уже прикидывающий варианты, как незаметно достучаться до своих отца с матерью и до жены с детьми, как сообщить им про необходимость прятаться, - «Судя по всему, действовать придется через Эдварда». План на ближайшее время складывался отчетливо - теперь предстояло срочно обговорить с индейцами детали плана исчезновения Смита. И надо было так же срочно выдвигаться к отелю «Биг Фиш» за вещами Смита. Однако на первом месте, всё же, был Эдвард.

Энтони выпал из общения с шаманом и начал вспоминать, что уже удалось сделать вчера по отношению к Эдварду.

Шаман, конечно же, заметил внезапную задумчивость гостя и не стал ему мешать, а молча продолжил свой завтрак.

Вождь Молимо также продолжил завтракать.

Через некоторое время Энтони словно очнулся и сообщил:

- Мне необходимо подзарядить планшет и заодно некоторое время подумать. Кстати, каким образом мне можно незаметно снять наличные деньги? У меня уже накопился долг перед Вами.

- Мы считаем, что Вы у нас в гостях. К тому же у меня к Вам есть предложение. А телефон можно зарядить в моем жилище, где мы пили чай.

- Не телефон, а планшет, - уточнил Энтони, отметив про себя, что дом у поляны всё же является жилищем шамана, - И разве в домике есть электричество?

- Есть. Имеется солнечная батарея позади дома.

- А что за предложение? - заинтересовался Энтони.

- Не сейчас, - ответил шаман.

- Мне без денег как-то не совсем уютно. Всё же, где тут поблизости можно получить наличные?

- Вы помните приметное кафе у дороги? Проезжали по дороге сюда. Далее городок-призрак. Там есть банкоматы и у кафе тоже есть. Но не думаю, что Вам стоит там показываться. В том месте бывает много туристов и есть полиция… И само обналичивание может привлечь внимание банка.

- А почему призрак… город-призрак?

- Потому что не настоящий, а только подобие, - усмехнулся шаман, - Для туристов картинка.

Энтони понимающе глубоко вздохнул и принялся доедать почти остывший завтрак - голод еще не был утолён. «И надо уже спешить что-то предпринять», - торопливо думал Энтони, - «Эдвард, скорее всего, изнывает в нетерпении узнать подробности после вчерашнего смс про стрельбище. Дружище может попытаться предпринять ошибочные шаги. Хорошо еще, что догадался не перезванивать – значит понимает положение. Почему-то мне кажется, что Генри в состоянии отследить звонки. Поэтому через почту, вероятно, надежнее. Интересно, Эдвард разгадал вчерашнее письмо?».

Комментариев нет:

Отправить комментарий