Translate

среда, 27 апреля 2016 г.

Дар. 45 часть


Виктор Мирошкин
Дар. 45 часть





Энтони оглядел свое скромное пристанище и снова полез в чемодан. Достал свежую футболку, трусы и носки. Подумал в нерешительности – стоит ли постираться или нет, - «Несвежее белье в чемодане у только что приехавшего будет выглядеть странно – ведь в день исчезновения чемодан я еще не использовал. И стиранное, не отглаженное – тоже вопрос для пытливого ума».

Вернул свежее белье обратно в чемодан, решив потерпеть и использовать пока только то, что одето сейчас. Снова осмотрелся. «А что в этой тумбочке? Туда я еще не заглядывал», - Энтони дернул за дверцу.

В верхнем отделении оказался маленький тюбик мятной зубной пасты и новая зубная щетка в упаковке, мыло, мыльница, одноразовый пакетик с шампунем. В среднем лежал заламинированный подробный план поселения - для удобства туриста, еще строгая книжка с инструкциями для проживания, рекламный проспект, спички, старая газета – наверное для разжигания огня, набор одноразовой посуды, салфетки, дешевый бритвенный станок. На нижней полке оказались два полотенца – маленькое и большое, а под ними три черных целлофановых пакета под мусор.

Энтони подумал и взял из своего чемодана свою зубную щетку, свою зубную пасту и свои принадлежности для бритья. Они оказались, как всегда, в одном из карманов чемодана. Там же, куда их обычно клала жена. Отметил про себя, – «Молодец, внук шамана, догадался забрать их из ванной комнаты в отеле и даже положил на место».

Надо было спешить, и Энтони, положив бритвенные принадлежности обратно, отправился к месту, где должны были быть душевые, прихватив полотенце, мыло и зубную пасту со щеткой.

Действительно, по соседству в маленькой рощице пряталось одноэтажное строение с плоской крышей, без окон, полностью увитое плющом, поэтому за кустами и деревьями, со стороны поляны с вигвамами, оно было совсем незаметно. Это были кабинки душевых, состыкованные в единый квадрат с небольшим внутренним двориком, в котором находился большой, сплюснутый слегка в блин, водонапорный бак в виде «летающей тарелки» на ножках. Он немного возвышался над крышами душевых блоков, но благодаря темно-зеленому цвету тоже был почти незаметен в листве.

Дорожка из плоских светлых камней вела вокруг этого общего строения и объединяла отдельные входы в каждую кабинку в общую сеть. На всех дверях висели простые деревянные двухсторонние таблички – «отрыто/закрыто».

Энтони осторожно толкнул ближайшую дверку с табличкой «открыто», остерегаясь кого-нибудь там застать. Пусто. Внутри простое маленькое деревянное квадратное помещение для раздевания с лавкой и вешалкой. Энтони вошел. Еще одна наполовину стеклянная дверь скрывала душевую. Энтони заглянул - матовое окно внутри душевой давало достаточно света и смотрело во внутренний дворик с водонапорным баком. Было довольно просто, но чисто и уютно.

Удовлетворенный осмотром, Энтони вышел из кабинки, перевернул табличку снаружи на «закрыто», вошел и запер входную дверь, нашел выключатель, зачем-то зажег освещение в довольно светлой раздевалке, присел на лавку и прислушался к птичьему щебету. Почему-то вспомнились дети…

Но время подпирало, и быстро помывшись, он вернулся к себе в вигвам. Никто еще не приходил и не ждал. Свежесть после омовения, несомненно, придавала сил, хотя немного потянуло прилечь, расслабиться, но Энтони не поддался призывам тела, а, присев на лежанку, включил планшет и поискал в интернете про Юджина Конна.

И кое-что нашел про него, если, конечно, это был тот самый «важный человек». С фотографии смотрели очень умные глаза с хитринкой. На сайте упоминалось, что более пятнадцати лет назад этот человек дослужился до помощника или, скорее всего, советника сенатора от штата Висконсин. Затем еще становился главой каких-то фондов, но было не совсем ясно, кто он сейчас. Подробной биографии Юджина Конна и информации про его семью не нашлось, только сухие строчки об учебе и работе. Даже этот быстрый поиск показал, что «важный человек» действительно кое-что из себя представляет.

Энтони закрыл сайты, стер историю посещений в браузере, чтобы возможному похитителю планшета нельзя было восстановить страницы, которые он посещал. Причем убрал эти следы почти автоматически – шпионские предосторожности, похоже, становились уже привычкой, хотя в индейском лагере, вдалеке от суеты, всё так и призывало расслабиться, погрузиться в самосозерцание и наслаждаться единением с Природой. Выключил планшет.

Сейчас оставалось ожидать Молимо. Но через несколько минут рядом с вигвамом появился кто-то неизвестный, слегка запыхавшийся. По его слегка шумному дыханию Энтони и заметил, что кто-то находится у входа. Не зная, кто это прибыл, беглец предусмотрительно встал в боевое положение, ожидая, что будет дальше.

- Пришло моё время задавать вопросы, мне надо войти, - голос снаружи, несомненно, принадлежал Эчемину, и снова внук шамана говорил странно. «Он специально всякий раз напускает тумана или сам такой?», - задался вопросом Энтони.

- Входите, Эчемин, - гость индейцев присел на тумбочку, наблюдая, как парень проникает внутрь шатра и садится на циновку, поджав под себя ноги. Кажется, индеец устраивался для длинного разговора, но гость поторопил, - Эчемин, у нас нет времени...

- Мой учитель сказал, что Вам надо спрятать чемодан. Где это надо сделать? – молодой индеец был невозмутим.

- Ох, - спохватился Энтони, - Я же не указал место... Не помню точно, что там приметного, но ладно, попытаюсь вспомнить… Берег обрывистый, дно в том месте сразу глубокое, дорога проходит рядом, с другой стороны лес. М-м-м… там, конечно, почти всю дорогу такая... Ах да, пешком до того места от отеля БигФиш около двух часов. Хотя нет, нормального ходу часа полтора. Я думаю, что это чуть более 4 миль. Точнее и не надо. Примерно там и надо бросить чемодан в лесу, и не пряча, а скорее на виду… раскрытым. Вещи немного распотрошить. Ярдах в двухстах от дороги. Будет в самый раз. Понятно?

- Да, - индеец кивнул.

- Что-то еще? – спросил Энтони.

- Да, - индеец быстро встал, - Вам надо зайти к вождю.

Эчемин, не принимая возражений, и это уже становилось привычным для гостя, развернулся, вышел из вигвама и замер спиной к входу.

Энтони прихватил планшет, похлопал по карманам, проверяя зарядное устройство, карточки и имеющиеся документы, одел бейсболку, очки, огляделся и, выйдя наружу, одернул полог.

Внук шамана тут же двинулся вдоль поляны мимо других вигвамов.

Энтони поспешил за ним, не забывая пошатываться, изображая неверную походку немного пьяного человека.

Парень остановился около шатра с тотемными столбами и богато украшенными копьями у входа. Этот вигвам, по приезду сюда, Энтони правильно посчитал обителью вождя.

Стоя рядом с Эчемином, гость наблюдал, как тот через закрытый полог по-индейски о чем-то коротко пошептался с тем, кто внутри. Затем парень жестом пригласил Энтони войти, но первым быстро вошел сам.

Энтони нырнул вслед за ним и аккуратно закрыл за собой полог.

Внутри находился Молимо, восседающий на троне, вернее, на богато украшенном перьями, лентами, ремнями и бусами, обитом кожей тяжелом стуле. Похоже, что этот стул был из казино, а может и нет. Бросалось в глаза немалое количество украшений по стенам: ленты, перья, фигурки животных, а особенно привлекали к себе внимание маски. Настоящее буйство красок. Совсем не так, как в простом вигваме, где остановился Энтони, сделавший вывод, - «Это и есть настоящая приемная вождя».

Молимо дождался, пока гость переведет взгляд на него, и важно произнес:

- Сейчас надо сделать превращение. Энтони теперь Эчемин, а Эчемин - Энтони.

Вождь царственно указал на одежду, аккуратно сложенную сбоку от него на циновке. Энтони догадался, что это для него, и подошел посмотреть, что там.

Оказалось, что ему приготовлена длинная хлопковая рубаха с кожаными вставками, с вышивкой бисером, кожаная замшевая куртка с бахромой и с завязками вместо пуговиц, кожаные штаны, отделанный бисером и железными вставками кожаный пояс с двумя подвешенными большими кошельками-карманами, широкое очелье с несколькими перьями и вышивкой, два простых кожаных браслета на руки и выглядящие по-современному мокасины. В голове гостя промелькнуло, - «Не хватает только бус с клыками какого-нибудь огромного животного и раскрасить лицо».

Переодевшись, Энтони улыбнулся, представив, как он сейчас выглядит, но тут же сделал серьезное лицо - у индейцев ведь не принято постоянно улыбаться. Засомневался насчет темных очков и трехдневной щетины, передал очки Эчемину.

Молимо встал, внимательно осмотрел гостя, отошел, достал откуда-то из-за своего трона коробку, положил на сиденье и вынул пузырек с широким горлом.

Энтони следил за ним с некоторой опаской – не известно, что там у вождя на уме.

Молимо приблизился к гостю и стал без объяснений пальцем раскрашивать лицо «нового индейца», макая палец в банку.

Энтони сощурил глаза и покосился на Эчемина.

Тот смотрел с почтением за действиями своего вождя.

Энтони закрыл глаза и просто смирился с происходящим.

Через пару минут всё было готово, и Молимо был удовлетворен. А Энтони, открыв глаза, на какое-то время перестал принимать происходящее за реальность. Шутка ли – серьёзный мужчина, бизнесмен, играет в индейцев, собираясь удалиться в самый дальний медвежий угол, куда нет даже дороги, доверившись людям, которых не знал три дня назад. Причем не понятно, что там делать дальше. «Ну да, книжки писать... В самый раз», - подумал Энтони почти без улыбки, - «Для детей».

Однако Молимо уже дал команду Эчемину, и тот тоже быстро переоделся в джинсы и футболку гостя, переобулся, натянул на голову бейсболку, максимально спрятав свои темные волосы, нацепил темные очки. Издалека вполне можно было бы принять его за Энтони, вернее, за Александера Смита. Не хватало только в руке для колоритности бутылки виски.

Молимо оглядел Эчемина и снова остался доволен.

И парень не проявлял недовольства, только кроссовки оказались немного великоваты, но терпимо.

Энтони удивился, ведь ему-то мокасины были в самый раз, но потом подумал, что обувь может быть и не Эчемина.

- О метако ясень, - произнес вождь. Это приветствие прозвучало командой разойтись по своим делам.

Энтони с Эчемином хором ответили теми же словами, и «все мы братья» вышли из вигвама. Новый фальшивый «Александер Смит» зашагал к шатру Энтони за чемоданом, а Молимо отправился к дому шамана, увлекая за собой послушно-исполнительного гостя в облике слегка странноватого индейца.

В шаманском доме и около него никого не было видно. Они прошли мимо дома, обходя с левой стороны по почти незаметной тропе. Скоро пришли в деревушку среди деревьев - в пределах видимости можно было различить около десяти-двенадцати строений без заборов и сараи. Такие же дома, как и дом шамана у озера. Играющие дети не обратили на них внимания, зато несколько взрослых мужчин с разных сторон издалека подали приветственные знаки рукой. Скорее всего вождю. Но Молимо только почти незаметно кивнул каждой группе.

Энтони показалось, что такой кивок трудно различим издалека, но тоже очень похоже приветственно кивал, остерегаясь откликаться на приветствия слишком явно.

Женщин не было видно. «Наверное, работают где-то», - подумал «новый индеец».

Молимо проследовал к одному из домов и обошел его. Энтони за ним. Позади дома была свободная от растительности площадка, пригодная для групповых игр. На краю поляны стояли пара красивых спокойных лошадей с вполне привычными седлами. Их придерживали два крепких индейца. Подойдя к ним, Молимо без слов сходу ловко вскочил в седло, несмотря на свою кажущуюся громоздкость, успокаивающе похлопал по загривку затрепетавшее под его тяжестью животное.

Энтони внутренне впечатлился, - «Красиво, я так бы сейчас не смог», - поэтому он поискал стремя и стал осторожно влезать на немного забеспокоившуюся лошадь.

Сильные руки индейцев тут же подхватили и помогли взобраться. «Представляю, как это смешно выглядит - индеец карабкается на лошадь», - подумал смущенный Энтони и посмотрел на отошедших в сторону помощников, но те совершенно не улыбались, словно такое подсаживание было им буднично и привычно.

Всадники оглядели лошадей, переглянулись. Экспедиция была готова отправиться в путь. К седлам были приторочены вьюки, наверняка со всем необходимым, в том числе у вождя была прилажена позади седла короткая винтовка с оптическим прицелом. Один из индейцев протянул вождю пистолет с кобурой, и оружие было незамедлительно приспособлено гигантом на поясе. Экипировка недвусмысленно говорила о серьёзности мероприятия.

Молимо что-то сказал помощникам по-индейски и направил свою лошадь в лес по тропе. Энтони подергал узду, пришпорил свою лошадь, и та послушно двинулась в нужном направлении. «Вот так вот и пропадают романтики по собственному желанию, доверившись уверенным людям», - подумалось беглецу, когда он бросил прощальный взгляд на остающуюся позади деревушку, - «Что я делаю?».

В это же самое время машина под управлением шамана не спеша выруливала вдоль единственной улицы «городка-призрака» мимо туристических автобусов. Рядом со старым Аванигижигом сидел молодой Эчемин в образе «Александера Смита».

Остановились. Эчемин огляделся и вышел, отправился к толпе туристов, затесался в группу.

Машина отъехала чуть подальше и снова остановилась.

Продолжение будет.

Комментариев нет:

Отправить комментарий