Translate

понедельник, 2 мая 2016 г.

Дар. 48 часть


Виктор Мирошкин
Дар. 48 часть






Однако, если где-то что прибывает, то в другом непременно убывает. Фред Слейтер верил в такую условность бытия и поэтому тут же, опережая божий промысел, прикинул, где и что он смот бы отдать-потерять в обмен на пришедшее только что озарение плюс возможную приятную отлучку в лес. И тут же ему вспомнилась неприступная секретарша Лиза.

«Ну да, пару дней не увижу девочку. Что же, бывало и подольше», - легкомысленно согласился с таким обменом Фред и успокоился, посчитав, что размышлять дальше о балансе между нашел-потерял не стоит. Он снова перешёл к мыслям о текущих операциях.

Первыми пришли на ум «туристы» и, хотя они пока не тревожили, Фред быстренько пробежался и по ним, - «Скорее всего, молодые экстремалы, забыв о задании, пока еще отрываются, получив немалые дармовые денежки от компании. Когда начнут испытывать затруднения и обратятся за дополнительным финансированием, тогда и начнем отслеживать их пожестче. Потом ребятки как следует погрузятся в проект, почувствуют его своим, и им станет жалко бросить начатое дело. Потраченные авансовые деньги начнут поддавливать… ребята увязнут в обязательствах, и дело пойдет, как надо», - Фред был уверен и не боялся тут ошибиться, ведь не в первый раз такой вариант отношений проверял.

Затем подумал про оперативную охрану мистера Генри Вилдинга, – «Стоило бы провести тренировку личного состава... например… например… внезапное нападение на кабинет шефа. Но заранее предупредить президента, согласовать и тогда уже провести налёт… и, пожалуй, силами новых бойцов, чтобы охрана не знала их. Маленькая война – это всегда хорошее тестирование новичков и пища для последующих раздумий командира… а президенту будет приятна моя забота – вот и подумает обо мне лишний разок лучше, чем хорошо... Победят нападающие – значит подготовка боевиков организована хорошо. Победят защитники – значит защита организована хорошо. Проигравшая при проверке защита обозначит, что «начальник охраны» вовремя почувствовал необходимость совершенствоваться. А если будет проигравшим нападение – значит новые бойцы честно, по-серьёзному, достаточно жестко тестируются на предмет пресечения возможного поражения в будущих битвах… Даже можно с травмами», - Фреду нравились подобные размышления, где у него в любом случае намечался выигрыш.

Осознание своей непобедимости еще больше прибавило настроения. Мысль побежала дальше, - «Надо бы только с самого начала просчитать возможные результаты боевого теста и заранее предупредить президента об этих ожидаемых результатах. Ведь у хорошего командира всё схвачено, всё под контролем, и он заранее знает все варианты, идущие в пользу дела. Хороший командир не ошибается, а для этого постоянно повышает боеспособность», - Фред усмехнулся, – «Можно уже начинать писать заметки для книжки «Как навязать свою точку зрения без насилия. И при этом повысить свой авторитет в глазах начальства» …».

«Ладно. Но это мероприятие оставим на потом - после приезда из леса и проверну. А пока надо бы красиво отпроситься у президента…», - и тут Фред скривил недовольно рот, потому что заранее ясно представил, как мистер Вилдинг будет не в восторге от перспективы остаться на некоторое время без своего главного защитника, - «Надо сейчас же подобрать способ его успокоить…».

Стратег глубоко озадачился, - «Предлагать равноценную замену на это время опасно, ведь временный преемник может запросто так и остаться на моем месте, пусть и не сразу, но такой исход становится вполне зримым после успешной временной подмены», - этого, естественно, совершенно не хотелось, - «Нет, надо бы предложить обезличенную системную защиту на случай короткого отсутствия руководителя системы… Опс. Кажется, обозначилась трудность», - Фред в задумчивости вышел в «предбанник» и пошарил взглядом по сервировочному столику в поисках вкусненького. Приглянулись тарталетки с черной икрой, и он аккуратно взял по одной в каждую руку.

Медленно уничтожая пирожные попеременно с двух рук, вернулся в «операционную», присел на подлокотник кресла в углу комнаты. На ум ничего дельного не приходило. Наоборот, полезли отвлекающие мысли, оправдывающие отсутствие решения. И неожиданно Фред вдруг четко осознал, что он незаметно для себя настолько сильно вошел в роль тени президента, что несколько лет так и не отходит от него даже в отпуск. И удивился, что всегда чувствовал себя при этом комфортно. Попытался найти объяснение, - «Ну конечно же, мистер Вилдинг умеет находить важное дело и никогда не стоит на месте. Ну да, мне просто всё время интересно с ним. Никогда не знаешь, что будет завтра…». С удовольствием припомнились некоторые яркие моменты «трудовой деятельности» на благо компании. Фред даже чуть залип на приятном…

Через какое-то время недоумение по поводу своей чрезмерно крепкой привязанности к общему делу компании растворилось. Удовлетворившись таким образом логичными объяснениями своей любви к работе, Фред снова переключился на поиск варианта отвлечь президента от мыслей про безопасность на время отсутствия «главного визиря». Отказываться от броска в лес Фред не собирался.

Красивая мысль появилась сама собой, - «Неплохо бы использовать своё отсутствие и продемонстрировать мою незаменимость. Для этого организовать себе подмену из числа нравящихся президенту, посоветовать какого-нибудь человечка из конкурентов, и устроить этому любимчику-конкуренту красивую показательную подставу... Эх, для проработки такого замысла может сейчас не хватить времени, но провернуть дельце стоит непременно», - увлеченно отметил для себя Фред, одновременно огорченный невозможностью начать эту операцию сейчас же.

Пирожные быстро закончились, и Фред подумал о добавке, но поленился вставать и идти в предбанник. Слегка удрученный невозможностью нащупать быстрый способ обезопасить свое законное место от посягательств конкурентов, мастер комбинаций открыл на своем смартфоне секретный список сотрудников. Стал просматривать в надежде озариться нестандартной идеей. Так он просидел довольно долго, пока не раздался сигнал от входной двери о приходе вызванного «второго».

Фред впустил прибывшего и без паузы торопливо ввел нового старшего координатора в курс дела. А чтобы пресечь возможное любопытство, сразу же сказал, что убывший сотрудник отправлен на ответственное задание, и таким образом обычная связь всех знакомых с ним прерывается, и довольно надолго, а вопросов на эту тему не задавать и вообще не распространяться на эту тему.

Новый старший был понятлив и просто «принял под козырёк».

Теперь Фреду предстояло поговорить с мистером Генри Вилдингом о своем отъезде в лес, к интересному объекту. Но, не придумав пока никакой приемлемой комбинации по поводу своей временной замены, Фред отправился к себе в кабинет, надеясь там додумать.

Из своего кабинета Фред Слейтер сразу же созвонился с главным в резервной команде универсалов - приказал срочно прибыть двум парам людей поумнее из подручной частной военной компании. То есть требовались две маленькие команды, и в каждой мужчина плюс женщина. Только после этого Фред смог снова погрузиться в размышления о своем отъезде в лес…

А новый старший координатор, бывший «второй» в операции, после ухода начальника принялся принимать доклады от сотрудников. Сначала получил сведения от агента, сканирующего действия полиции с помощью аппаратуры и концентрирующего донесения от подчиненной команды осведомителей, а затем потребовал новости от оперативной команды, то есть непосредственно от Арджана, главы экзекуторов.

В итоге выяснилось, что тема мексиканца ничего нового не дает, а полиция сейчас работает по родственникам пропавшего бизнесмена. Новых зацепок не появилось.

И действительно, полиция с утра напросилась встретиться со старшим Грибо, а также с женой исчезнувшего бизнесмена, Ирэн Грибо. Ранний телефонный звонок следователя настиг в доме только одиноко сидящего Макса Грибо, а Ирэн отвозила в это время детей в школу. Отец пропавшего согласился принять полицейских здесь же, в доме, до обеда.

Вернувшаяся Ирэн была встречена прямо на пороге старшим Грибо с предложением прогуляться. Например, до кафе и заодно позавтракать. Женщина выглядела устало, потому что плохо спала, но, взглянув в хитрые глаза старого джентльмена, она сразу согласилась с его предложением.

По дороге Макс Грибо быстро проинструктировал жену сына, как себя следует вести в диалоге с ожидаемой полицией:

-  В этом нет ничего сложного, - говорил Макс, - Просто надо говорить правду, но не делиться своими планами и стараться больше внимательно слушать, чем говорить. По возможности не рассказывать про Эдварда и вообще про друзей Энтони, не говорить о замыслах мужа. Требуется выглядеть искренней. Для этого можно попробовать просто представлять в момент встречи, что сидишь на сцене перед съемочной камерой. Волнение прибавит ощущение искренности. Если есть его дневник, то не выдавать его. И вообще странно, что полиция не поинтересовалась о наличии дневника с самого начала, - отметил в разговоре старший Грибо.

Ирэн сказала, что дневника, насколько она знает, у Энтони нет, но есть пара постоянно меняющихся деловых блокнотов и органайзер на столе – они на самом виду. Она их никогда не просматривает. И планшет был, но его Энтони взял с собой.

Макс Грибо в свою очередь удивился, что ему самому в суете не пришло в голову глянуть, что находится в столе и на столе в кабинете сына. Теперь надо было обязательно до прихода полиции сделать легкий обыск.

Придя в кафе, они почти без разговоров торопливо позавтракали и поспешили обратно домой.

В кабинете сына старший Грибо быстро и внимательно просмотрел бумаги на столе и в ящиках.

- А что значит «меняющиеся блокноты»? – спросил, закончив осмотр стола, старший Грибо терпеливо стоящую всё это время за его спиной Ирэн.

- Они быстро кончаются и появляются новые. Я по обложкам заметила.

- А, да-да, кажется, видел. Там просто обычные рабочие черновики, наброски, заметки, - констатировал старший Грибо.

Не найдя ничего заслуживающего сокрытия от полиции, Макс оставил всё, как и было. Теперь родственники пропавшего почувствовали себя в полной готовности и с нетерпением стали ожидать появления следователя. Чтобы немного снять напряжение, включили телевизор и стали просматривать новости.

Неожиданно позвонил Эдвард, пожелавший поддержать Ирэн. Снявший трубку Макс Грибо немного удивил Эдварда своим присутствием в доме сына. Быстро оправившись, Эдвард сообщил, что если уж так складывается, то он приедет как можно быстрее обсудить происходящее с обоими Грибо. Возражений не принимал – дело, по его мнению, не требовало отлагательств.

Старший Грибо наскоро посоветовался с Ирэн и согласился.

Было решено разместить друга Энтони тут же, в доме – места было много, и Эдвард мог легко пожить с ними некоторое время, совершенно не стесняя хозяев.

Повесив трубку, старый разведчик вспомнил, как сын в юности любил с участием своего скрытного друга Эдварда навести тумана на самую простую извилину жизни. Улыбнулся. Ему снова на короткое время показалось, что ничего страшного не происходит, а просто детская игра друзей продолжается, и скоро озорники с торжеством раскроют свои секретные ходы…

Старший Грибо и Ирэн расположились в гостиной поудобнее и продолжили смотреть безпрерывные новости, пока не прибыла полиция в составе женщины и мужчины.

Руководила женщина, а полисмен выступал в роли сопровождающего. Оказалось, что задача прибывших состояла в формальном допросе. Для этого были заполнены опросные листы.

Когда дело было закончено и полицейские засобирались уже уходить, Ирэн вскользь заметила, что уже проходила подобную процедуру с похожими опросными листами и поинтересовалась - не ожидается ли еще раз пройти такой же допрос?

Этим ироничным замечанием Ирэн поставила в тупик служителей порядка. Особенно женщину, и та принялась выспрашивать подробности предыдущего визита полиции. Затем полисменша, заметив легкую оторопелость на лицах родственников пропавшего бизнесмена, поспешила успокоить их тем, что, возможно, ее просто не предупредили о предыдущем посещении, и что у них есть разные службы. Она пообещала легко разобраться с недоразумением.

На этом, в принципе, они могли бы и расстаться, но Макс Грибо настоял на том, чтобы этот момент был обязательно прояснен в самое ближайшее время. И добавил, что будет с нетерпением ждать подробностей про несогласованность служб, проводивших первый допрос.

Старый разведчик давно почувствовал тут что-то недоговоренное, еще со времени рассказа самой Ирэн при первом же разговоре с ней, но Макс нарочно не форсировал эту тему, надеясь не спугнуть «прилетавшую птичку». Хотел получить сведения про первую полицейскую либо по ходу событий и без нажима, либо через друзей-коллег. Но Ирэн неожиданно подстегнула к разговору об этом посещении, и Макс Грибо вынужденно, но только слегка заострил внимание полицейских на сумбурности служб полиции.

После ухода гостей, Ирэн принялась допрашивать отца мужа по поводу прихода той самой первой полицейской, которая вынесла коробку от смартфона, словно Макс Грибо уже должен был понимать это наверняка. Несчастной женщине казалось в тот момент, что старый разведчик знает ответы на все вопросы или, по крайней мере, может догадываться, при желании. И надо было только его хорошенько растормошить.

В общем-то так и было – Макс Грибо теоретически понимал, что нестыковки в работе системы выдают развилку, где обычно любят сидеть злоумышленники. В данном случае «дама с сюрпризом» могла вывести к скрытому звену возможного заговора. «Однако было бы неосмотрительно сковырнуть зацепку грубым нажимом», - думал старый разведчик, - «Жаль, что Ирэн упомянула ее... а может и к лучшему. Посмотрим…».

Выдержав атаки расстроенной женщины, Макс Грибо предложил ей пока что приготовить комнату для Эдварда. А с его приездом обещал подробно рассказать всем сразу свои задумки. Так было бы рациональнее.

Ирэн согласилась откровенно нехотя– всё же ей становилось трудновато терпеть неизвестность. Понурив голову, она отправилась готовить комнату для Эдварда.

Макс Грибо, оставленный на некоторое время в покое, задумался о себе. Он попытался понять – не поддался ли он на скрытое желание Ирэн усложнить дело? Может ли так случиться, что он с готовностью откликнулся на желание женщины вести поиск несуществующего врага? Отчасти помня свое прошлое в разведке? И очень быстро пришел к выводу, что не может отделаться от ощущения, что его «ведут». А в этом он редко ошибался.

«Нет, не всё здесь просто», - сделал вывод старый разведчик.


Комментариев нет:

Отправить комментарий