Translate

суббота, 14 мая 2016 г.

Дар. 56 часть

Виктор Мирошкин
Дар. 56 часть




Надолго углубиться в давно прошедшее не удалось, всё испортила яркая мысль, - «Однако, ничего не бывает просто так», - эта давно известная истина своенравно промелькнула в голове старика Аванигижига, развернув течение размышлений немного в другое русло, - «Разве случайным образом занесло одного навстречу другому? Чтобы оба послужили дополнением друг другу? Или благоприятные ситуации всегда текут полноводной рекой, а мы не всегда готовы заметить эти омывающие нас воды? Что незаметно увлекает в пучину новых отношений? …».

Тем временем игривая девушка обратила внимание на то, что глаза сидящего напротив нее благообразного старика уже несколько секунд выглядят как бы остекленелыми, а его лицо приобрело законченный вид классической скульптуры, изображающей очевидное мужество в сочетании с глубокой мудростью. Невольно заинтересовавшись, она оторвалась от поглощения тортика и вгляделась в строгие индейские черты лица и каким-то странным образом, неожиданно для себя мгновенно прониклась самопроизвольно возникшим уважением к сидящему перед ней пожилому человеку. Одновременно ей стало отчего-то не по себе, стыдно как-то.

Рука ее автоматически поправила прическу, а сама она села аккуратнее, ровнее. Лицо ее стало на несколько секунд серьезным и даже обрело выражение кротости. В это мгновение ей даже показалось, что она сидит не за своим столом, занимает чужое место.

Растерянно оглядевшись по сторонам, к своему удивлению, она заметила, что на нее обратил внимание парень, выглядящий, по ее меркам, вполне самодостаточно. Он не отводил от нее слегка сузившихся глаз без тени ухмылки на лице, что несомненно подсказывало ей, – «Оценивает серьёзно». И это было приятно, но совсем не так, как обычно бывает от внимания мужчин.

От неожиданной приятности девушка смутилась, опустила глаза, но тут же вновь посмотрела в его сторону и немного задержала взгляд, присматриваясь к его намерениям, пытаясь угадать его мысли, но, спохватившись, снова отвела глаза и теперь наблюдала за ним только боковым зрением, совершенно незаметно, удовлетворенно отмечая, что приятный с виду парень свой взгляд от нее не отводит.

Вот было бы велико удивление этой парочки, если бы девушка догадалась, или если бы парень узнал, что на самом деле внимание молодого мужчины притянула некоторая перемена в девушке, произошедшая к счастью на его глазах. То есть парня заинтересовал появившийся отчетливый застенчивый штрих в поведении молодой красавицы, к тому же сидящей за одним столом со строгим мужчиной, который по возрасту был похож на ее отца или на деда и тем самым непроизвольно внушал уважение к семейным ценностям, сочно оттеняя своим благородным видом ее красоту и молодую свежесть. Такое яркое сочетание красивой молодости и мудрой старости за одним столом не отпускало внимание парня. Получалось, что Аванигижиг, сам не ведая того, просто одним своим присутствием зажег маленький, нежный огонек интереса между двумя молодыми людьми.

Однако, старый шаман не замечал сейчас чудес, творящихся вокруг него. Собственные воспоминания уже рисовали перед его мысленным взором картины далекой молодости - как однажды, будучи на окраине резервации, по заданию отца он не в первый раз в одиночестве изучал свои чувства, прислушиваясь к камням, силился почувствовать возможные течения подземных вод, угадывая источники всех звуков, следя за поступками животных.

Получалось тогда не очень хорошо, вернее, не так, как описывал свои собственные ощущения отец. Торопливая молодость желала сразу погрузиться в несомненное и явное ощущение присутствия Духа камня или растения, птицы или змеи, хотелось сразу же наладить общение на тонком уровне, не терпелось удивить отца своими прирожденными способностями, а на самом деле получалось только разглядывать всё, что попадалось в поле зрения и слушать и так слышимое…

Застывший статуей Аванигижиг при этих мыслях двинул уголками губ в едва заметной улыбке, - «Да и понятно - великая музыка гормонов глушила все чувства». Словно с кем-то общаясь, старик мысленно настоял, - «А всё же в тот день необычное событие произошло благодаря тому, что я прислушивался…».

Воспоминание стало очень ясным…

… молодой Аванигижиг в какой-то момент расслышал далекие веселые голоса, от которых, однако, стало почему-то тоскливо, будто он был оторван от всего на Свете, пребывает на краю жизни, вдалеке от чего-то важного, живущего достаточно радостно и вовсе без него.

Остановившись, молодой индеец прислушался и снова убедился в том, что где-то далеко, невидимо от него, действительно протекает что-то активно веселое.

Заинтригованный Аванигижиг определил направление и поспешил увидеть, что же там происходит. Для этого пришлось взойти на невысокий холм, который закрывал источник звука.

Увиденное оказалось совершенно неожиданным – вдалеке стояли десятка два-три ярко одетых длинноволосых молодых людей и что-то громко и активно обсуждали. Девушек было трудно отличить от парней. Рядом с ними стояли четыре разрисованных яркими цветами странных микроавтобуса. Тогда Аванигижиг не знал, что увидел поклонников движения «хиппи» с их главным лозунгом - «Занимайся любовью, а не войной». Одинокую фигуру на холме никто из веселой группы не замечал или не принял во внимание.
  
Аванигижиг не стал приближаться, а сел на удобный камень и продолжил наблюдение. Было очевидно, что молодые люди о чем-то поспорили и теперь искали способ выяснить отношения с помощью соревнования. Как позже выяснится, весь шум был из-за девушки.

Наконец, спорящие определились – должен был состояться забег. И двое парней незамедлительно, по сигналу рукой одного из друзей, стартовали в направлении холма, на котором как раз сидел Аванигижиг.

Молодому индейцу было очень смешно наблюдать за старательным, но неловким бегом двух кричащих парней. Волосы их развевались, руки у обоих были разведены в стороны, словно они кому-то мешали их обогнать, слишком расширенные к низу штаны путались, поэтому им приходилось широко ставить ноги, а обувь соревнующихся на высокой подошве была приспособлена только к вальяжной ходьбе по ровной дороге.

Рядом с Аванигижигом находился довольно большой камень, и парни, видимо, направлялись к нему. Предположительно забег был до этой условной отметки и обратно. Всем присутствующим было весело, в том числе и участникам.

Но финишу не суждено было случиться. Один из парней, которому пришлось бежать по небольшому овражку, неожиданно вскрикнул и, захромав, бросился в сторону, неловко упал.

Ничего не понявший Аванигижиг встал и через мгновение нерешительности поспешил к парню, который изображал страдания. По крайней мере так казалось издалека.

Обезпокоенные друзья тоже почти сразу поспешили к месту падения участника забега, но они были значительно дальше от пострадавшего, чем Аванигижиг, который и подошел в итоге первым.

А вырвавшийся вперед разгоряченный второй участник соревнования не сразу заметил падение соперника. И только увидев бегущего почти навстречу индейца, обернулся назад. Разглядев кривляющегося на земле товарища и спешащих к нему друзей, второй участник забега понял, что дело пошло не так. Однако этот участник соревнования не сразу поспешил на помощь, а остановился в некоторой растерянности, решая – не продолжить ли забег, одновременно наблюдая за пробегающим мимо Аванигижигом.

В тот день почти случилась, в общем-то, беда, и по воле случая Аванигижиг оказался к месту и в нужный час. Ему сразу удалось понять, что бедолагу укусила змея, вернее, сразу две змеи. Бегущий просто не смотрел под ноги и почти наступил на головы нескольким змеям, прятавшимся в тени небольшого камня рядом с норой в овражке. За свою безтактность и поплатился.

Эти укусы были чрезвычайно опасны. Требовалась срочная помощь, которую в этих пустынных местах молодые беззаботные бродяги вряд ли нашли бы самостоятельно. Но сначала надо было еще кое-что сделать…

Найти змей, отброшенных бегуном в горячке, не составило труда. Аванигижиг, увидев их, шепотом попросил у потревоженных пресмыкающихся прощения за неосторожное нападение и пообещал, - «Мы им, гостям, потом объясним, что так поступать не стоит…».

Даже сейчас старый Аванигижиг отчетливо помнил свои мысли в тот момент, - «Мало ли что могут подумать Боги, когда змеи пожалуются на гостей наших земель». А еще Аванигижиг припомнил, как после обращения к змеям несколько секунд тщательно прислушивался к мысленному ответу гремучих змей, не спеша и с достоинством удалявшихся в укрытие, но не услышал ничего. Он тогда посчитал это хорошим знаком и немедленно вернулся к раненному парню.

В глазах несчастного читалась отчетливая немая мольба о помощи и страх, смешанный с бравадой. Понятно, что это был шок.

Двое соперников по бегу с виду были ровесниками Аванигижига, но длинноволосый парень в тот момент почему-то сразу же уступил право распоряжаться раненым Аванигижигу, который до подхода друзей успел даже немного приободрить пострадавшего простыми словами:

- Всё не так страшно, как кажется. Ты хочешь найти выход из положения, герой? – молодой индеец без всяких признаков безпокойства небрежно мотнул головой в сторону пораненной ноги.

- Конечно! – с некоторым недоумением откликнулся длинноволосый, самодовольно тряхнув гривой, - Помоги, если знаешь, как!

Аванигижиг отметил в тот момент, что парень ему приятен своей решительностью, несмотря на шок, а ловко полученная просьба о помощи давала уже право помогать.

И спасательные процедуры молодой Аванигижиг начал практически сразу с подходом «группы поддержки», запыхавшейся после бега. Уже знакомый с укусами змей не только по рассказам отца и книгам, первым делом определил степень укуса. Оказалось, что одна из змей не смогла впрыснуть яд – ей помешали плотные джинсы. А вот другая серьезно впилась в голое место между штаниной и ботинком. Там уже стало заметно припухать.

Во время осмотра укушенной ноги испуганный парень даже и не думал сопротивляться действиям молодого индейца, доверившись его спокойной деловитости. Так же не вмешивались и остальные присутствующие, окружив кольцом пострадавшего и Аванигижига. Все ожидали услышать диагноз от неизвестно откуда взявшегося уверенного индейца.

Кто-то предложил перетянуть жгутом ногу, протянул свой ремень. Еще кто-то предложил высосать яд.

Не вставая с колен, быстро оглядев присутствующих, Аванигижиг резко попросил не мешать и, обратившись к укушенному, гораздо мягче попросил его слегка потерпеть.

Пострадавший в присутствии своих друзей, конечно, не мог проявить слабость и мужественно кивнул.

Затем Аванигижиг попросил укушенного поменьше двигаться и помог удобно лечь, а сам закатав ему штанину повыше, быстро выхватил с пояса острый нож, широким хватом сильных пальцев больно прищипнул место укуса и ловко, но не глубоко рассек крест на крест ранки от зубов змеи, попытавшись обнажить каналы проникновения зубов в ткань тела.

Укушенный парень только громко выдохнул.

Надавив сильнее, выжимая капельки крови вместе с частью яда, Аванигижиг даже не взглянул в лицо раненого длинноволосого.

А парень, не ожидавший такого обхождения, всё же, не сопротивлялся и не вскрикивал. Однако ему было больно и, скрывая боль, он прикрыл глаза рукой.

Аванигижиг продолжал выдавливать кровь из раны.

Терпение парня заканчивалось, и он уже глухо подвывал, не открывая рта, но, всё же, не дергался, не вырывался.
 
 - Молодец! Лежи, не напрягайся, – похвалил его Аванигижиг, закончив болезненную процедуру, и обратился к его друзьям, немного нагнетая обстановку, - Дайте, если есть, мне спиртное промыть рану. У нас в запасе шесть часов. Самое лучшее – это доставить его в больницу. Но я не совсем уверен, что там будут готовы к его приему. Кто знает, куда его можно отправить?

Присутствующие молодые люди только молча пожали плечами. К визиту в больницу никто из хиппи не был готов. В молодости об этом думаешь в последнюю очередь и особенно во время группового веселья. Но тихая пауза была не долгой. Тут же все разом загалдели, предлагая свои варианты спасения.

Аванигижиг, прислушиваясь к их речам, быстро сделал вывод, что ничего стоящего никто предложить не может. Ему даже показалось, что все немного сошли с ума. Поднявшись с земли во весь рост, он остановил шум поднятой рукой.

- А спиртное есть? – повторил просьбу молодой индеец.

- Спиртное в машине есть, - отозвались сразу несколько голосов.

- Тащите его к машине. Ему самому двигаться нельзя, - приказал Аванигижиг.

- Может перевязать? Кровь-то как течет… - раздался женский голос.

- Нет. Пусть течет, промывает ранку. Сама остановится, - уверенно сказал Аванигижиг. Кровотечение было совсем маленьким.

Несколько парней неловко подхватили укушенного и потащили вниз к своим расписным микроавтобусам, остерегаясь испачкаться в крови пострадавшего. Чувствуя свою ответственность, Аванигижиг шел рядом с укушенным, контролируя процесс. Почти у машин, обращаясь ко всем сразу, он предложил:

- Мой отец знает, что делать, но я не могу позвать к себе вас всех. Только двух-трех человек… для сопровождения, - предложил Аванигижиг.

Послышались возгласы несогласных о единстве компании, которую ни в коем случае нельзя разбивать.

- Нет, я сказал, - голос Аванигижига был твёрд. Притаскивать шумных балбесов в поселение не имело смысла. К тому же, они будут только отвлекать от дела. На мгновение Аванигижигу показалось, что он значительно старше всех присутствующих.

Нехотя все хиппи согласились и, наскоро посовещавшись, решили позже встретиться в близлежащем городке. А сопровождающими оказались девушка и парень, с которым как раз проводилось неудачное соревнование по бегу.

Помещенный в один из ярких фургонов, укушенный парень пожаловался на усиление боли в ноге и общую слабость, но Аванигижиг его успокоил, что так и должно быть, призвав переносить страдания по-мужски.

Для промывания ранки было предложено какое-то вино. Другого спиртного не было. Не решившись на эксперимент с вином, Аванигижиг промыл ранку простой кипяченой водой из своей фляги. Посмотрев на забрызганный пол, решил, что вытирать пока нет смысла и коротко отдал команду взиравшему на него водителю, второму бегуну:

- Поехали.

В ответ водитель высунулся в окошко и помахал своим друзьям на прощание рукой с бодрыми словами:

- Увидимся, пиплы!  (*Пиплы – люди, на жаргоне хиппи, примечание автора)

Все остающиеся ответили дружным «Я люблю тебя!».

Пострадавший, не вставая с диванчика в конце салона маленького автобуса, прокричал негромко, но нарочито бодро:

- Я люблю всех вас!

Девушка, сидящая рядом с укушенным, только растерянно кивала. На том и расстались.

Водитель чудаковатого автобусика быстро доставил пострадавшего в сопровождении подружки и «лечащего врача» Аванигижига в лагерь индейцев. Всю дорогу вызвавшийся помочь молодой индейский целитель искренне переживал, что укус может оказаться серьезнее, чем он думал, а ведь ему уже пришлось дать большую надежду этому молодому парню, на которого всю дорогу так жалобно смотрела яркая девушка, оставляющая двойственное впечатление в молодой индейской Душе.

Продолжение будет.

Комментариев нет:

Отправить комментарий