Translate

среда, 25 мая 2016 г.

Дар. 66 часть

Виктор Мирошкин
Дар. 66 часть




В первый момент Максу почудилось, что вопрос рожден из-за его настороженного поведения по отношению к гостю, но старый разведчик быстро понял свою ошибку – конечно же, Эдварда интересовали подробности исчезновения Энтони.

Словно не услышав вопроса, Макс Грибо молча поводил глазами из стороны в сторону, внимательно присматриваясь к людям вокруг, и в задумчивости направился к выбранной свободной лавочке в тени с хорошим обозрением живописного краешка небольшого озерца, обрамленного в большие декоративные камни и огороженного красивым заборчиком. Подойдя к выбранному месту, присел на лавочку, дождался, пока гость тоже устроится рядом и только тогда произнес, глядя на озеро:

- Было бы неплохо «господину младшему атташе» несколько раньше проявить инициативу и самому навестить «старого господина консула» в его резиденции. Тогда не пришлось бы долго объяснять, где у нас скопились секретные папки, - Макс перевел взгляд на гостя и едва заметно подмигнул, обозначив степень серьезности претензии.

Шутка несколько разрядила неожиданно возникшее напряжение. Оба почувствовали прежнее, почти семейное, отношение друг к другу. Макс снова огляделся.

Мимо по дорожке действительно, как и ожидал Макс, иногда проходили симпатичные девушки и женщины. Это парковое место притягивало многих своей красотой и ухоженностью. Вся обстановка располагала к спокойному созерцанию.

Однако Макс не собирался расслабляться, несмотря на уютное местечко и проснувшиеся прежние теплые чувства к соседу по лавке. Понимая, что Эдвард уже не прежний мальчишка, а мужчина, Макс хотел быть уверенным в его стойкости к соблазнам, поэтому задуманный тест на женщин должен был состояться в любом случае.

В ответ на шутливое замечание Эдвард начал не особо внятно что-то бубнить в свое оправдание, пытаясь тоже шутить.

Но Макс не особо прислушивался - он увидел вдалеке подходящий экземпляр женщины в сопровождении мужчины. Старший Грибо стал усиленно рассматривать девицу сверху вниз и обратно, пробуждая в себе искреннюю похотливость. Обычно такое его поведение зажигало женщин неожиданным для них желанием или, наоборот, презрением. Любое из чувств одинаково обдавало жаром находящихся рядом с ними мужчин. Конечно, для теста лучше бы женщина сама начала проявлять явное желание к своему спутнику на глазах «испытуемых», но на это рассчитывать не приходилось.

Однако Максу вдруг повезло – девица, как и хотелось Максу, стала сама немного откровенно жаться и ласкаться к своему парню, и теперь достаточно было просто внимательно смотреть на парочку, чтобы и Эдвард тоже задержал свой взгляд на них.

Заметив искомую заинтересованность во взгляде «тестируемого» Эдварда, Макс, не сводя, якобы, похотливых глаз с объекта вожделения, стал незаметно наблюдать за реакциями Эдварда.

Друг сына вскоре перестал прямо таращиться на соблазняющую картинку, скрывая интерес, но, всё же, продолжал урывками коситься на неспешно приближающуюся к ним парочку, не переставая при этом говорить что-то про свою вечную занятость.

Макс заметил, что бедному «испытуемому» было явно неловко как бы подсматривать за демонстрируемой развязностью. Причем в присутствии уважаемого человека. Это выражалось в легкой нервозности движений его пальцев и осторожном поглядывании на реакции других людей. А в глазах Эдварда мелькала некоторая растерянность – ему было отчетливо стыдно за других присутствующих, тоже вынужденных наблюдать легкий интим не в том месте.

Ну, а осознав, наконец, недвусмысленный интерес к девице со стороны старшего Грибо, Эдвард испытал настоящий прилив откровенного удивления. По его начинающим округляться глазам Максу показалось, что «испытуемый» вдруг понял приглашение к озеру как возможность поглазеть на подобные романтичные сцены и именно так полюбоваться девушками.

От мысли, что скоро его самого окружающие примут за похотливого старика, Макс немного и сам смутился - прекратил разглядывать парочку, опустил глаза вниз, зажмурился и усмехнулся.

Старый разведчик был вполне удовлетворен тестом. Похоже было, что Эдвард не сторонник «быстрых побед». Хотя это еще не говорило о том, что «парнишка» устоит перед любой женщиной.

Эдвард не сразу справился с собой, хотя престарелый отец друга уже бросил похотливо и внимательно смотреть на безобразия вокруг, повернулся вполоборота к нему, превратившись в прежнего серьезного старика с легкой улыбкой, как будто ничего и не было. Через несколько секунд Макс расслабленно откинулся на спинку лавки.

Потеряв всякий интерес к окружающим девушкам, они оба несколько минут смотрели на озеро. Весь тест занял не более пары минут, и со стороны такая внешняя перемена в мужчинах могла показаться совершенно необъяснимой.

Вдруг, как сговорившись, они внимательно посмотрели друг на друга.

- Так ты говоришь, что это жизнь заставила позабыть о старом учителе? – Макс иронично похлопал по руке своего собеседника, - А может не было потребности?

Эдвард удивленно поднял брови - оказывается, старший Грибо внимательно слушал его шутливые оправдания в то время, как отчетливо соблазнялся девицей и, казалось, совсем не слушал.

- Не знаю, что и сказать, мистер Грибо…

- Мне видится, что на тебя можно положиться, как и прежде... Не думаю, что нас здесь подслушивают, - Макс огляделся, - По-моему, Энтони что-то задумал и не просто так исчез. Информации пока мало. Одни догадки. Но мне, как старому волку, чуется пот охотников…

Оба ненадолго задумались. Эдвард приготовился только слушать. Старший Грибо продолжил:

- По большому счету, можно было бы легко организовать поиски по всем каналам – от волонтеров и общественных организаций до сыщиков различного уровня, но… - Макс, помолчав, продолжил, - Я бы сказал, что такая волна может сломать игру сына… Энтони что-то задумал… мне так кажется. И я пока не вижу причин отказываться от мысли… что надо осторожно подергивать за ниточки…

Внимательно посмотрев в глаза Эдварда, Макс заметил в них тень неуверенности.

- Мне кажется, или ты и впрямь что-то знаешь больше меня? – вопрос прозвучал в исполнении Макса Грибо достаточно убедительно, чтобы Эдвард тут же решил расколоться:

- Ну… - как в старые времена, еще мальчишкой, он вдруг стал старательно подбирать слова, чтобы не ляпнуть родителю друга глупость. Тем более, что вся история с поездкой Энтони под чужим именем ради заказа для стрельбища выглядела сейчас полнейшей глупостью.

- Давай уж, доставай козыри, игра у нас общая, - поторопил его Макс, - Здесь не прежние детские загадки.

- Пожалуй, Вы правы… есть кое-что, о чем мы знали с Энтони только вдвоем...

И Эдвард всё рассказал о шутливой затее с пробиванием заказа для стрельбища, про подмену документов у Энтони, а также, в самом конце, поведал про смс от Энтони, показавшее, что он жив.

Макс очень внимательно слушал, не забывая осматриваться по сторонам. Только всё время хмурился, чувствуя, что «завязка сюжета» по-прежнему грозит чем-то серьезным.

Хотя старший Грибо вопросов не задал, по мнению Эдварда, он все понял правильно и никак не осудил затею друзей.

Почему-то известие о доказательстве живого состояния сына вначале не особо взбодрило Макса. Ведь это было в его расчетах и так. Однако через минуту размышлений после окончания повествования хмурый Макс посветлел лицом, здраво рассудив, что ожидания насчет недостающих фрагментов головоломки от друга сына вполне оправдались. Теперь все предыдущие действия казались правильными.

«Судя по всему, предстоит развязать пока не понятный сложный узел. Ну, да этим заниматься не впервой», - можно сказать, Макс в глубине Души даже порадовался от возможности схватки. Но понимал, что, скорее всего, это была реакция на продолжительное отсутствие серьезных дел для ума разведчика.

Эдвард терпеливо молчал, уже не сводя глаз с молчащего старика, словно ожидая приговор.

Макс, встрепенувшись, внезапно предложил:

- Ну, пошли ужинать?

- А как же обсудить?

- Мне надо подумать, а Ирэн пригрозила заморить нас голодом, если загуляем больше приличного.

Оба улыбнулись.

- Красивая она женщина, - сказал Эдвард, когда они уже встали с лавки и направились обратно к дому.

Макс внимательно посмотрел на друга сына, но ничего не сказал, а только кивнул.

Эдвард удовлетворился и этим.

Далее шли практически молча. По дороге Макс только спросил о сроках пребывания Эдварда здесь, но тот ответил неопределенно: «посмотрим, как пойдет… если не прогоните». Макс при этом не стал интересоваться делами гостя и его потерями от отсутствия дома, – «Мальчик уже большой, чтобы самому решать свои текущие проблемы». А готовность друга сына подставить плечо оценивал высоко, однако пока считал излишним посвящать его в свои подозрения и предположения.

Ирэн встретила их вся на нервах. Слегка поругала за долгое отсутствие, хотя на прогулку ушло не более часа.

Мужчины с пониманием отнеслись к нервозности женщины. Слегка, по-доброму, пошутили над ее страхами. Диалог выглядел несколько театрально – все брали в расчет, что их могут подслушать.

Ужин прошел в невинных разговорах о присутствующих детях и их успехах. Эдвард похвалился своими детьми. Периодически отмечалось кулинарное мастерство хозяйки. Сами дети вели себя чинно и по-взрослому, ведь у них были важные гости. Энтони не упоминали. Даже дети не проявили интереса к отсутствию папы, очевидно полагая, что папа занят привычными делами в командировке.

Макса несколько удивляло, что отсутствие телефонных звонков отца к детям никак их не задело, но Макс только наблюдал и за этой ситуацией, не вмешивался - ему и самому пока не хотелось, чтобы дети вдруг вспомнили отца и стали его разыскивать, звонить ему, безпокоиться. В общем, это было ему на руку, не отвлекало.

За столом Ирэн сидела напротив мужчин, и Макс заметил, что Эдвард достаточно смущен, чтобы лишний раз не смотреть на Ирэн, а Ирэн, наоборот, слишком много внимания уделяла гостю. При этом мамочка, по его мнению, слишком показательно и часто гладила по головке младшенькую дочку, сидящую с одной стороны и обнимала с поцелуем в голову старшего сына, сидящего с другой стороны. От этого Максу показалось, что Ирэн излишне красуется своими детьми перед гостем.

По возможности все пытались шутить. Несмотря на огромное количество возможных рассказов о себе, ужин оказался быстрым, и по окончании все дружно вышли из-за стола, не забыв, однако, поблагодарить чудесную маму за вкусные блюда. Не говоря больше ни слова, все разошлись по своим углам.

Наступало время для хобби, и дети решили поиграть на компьютерах у себя в комнатах.

Эдвард очень хотел продолжить разговор со старшим Грибо, но не мог ввиду прослушки, поэтому отправился в свою комнату распаковать вещи.

Ирэн осталась прибираться после ужина, отвергнув помощь Макса Грибо, который тогда отправился в кабинет сына еще немного «поработать головой».

Оставшись в одиночестве, Ирэн почему-то сразу стала думать про Эдварда, жалея, что не общалась с ним раньше. Представляла, чем он занимается, каким он был в молодости. Внешне мужчина был ей приятен и, в отличие от Энтони, выглядел гораздо более легким по характеру, «не грузил», что называется. Ей понравилась готовность Эдварда прийти на помощь, сдержанность в сочетании с доброй шутливостью и импонировала какая-то стильность в умении одеваться. Она, конечно, не обвиняла Энтони в том, что он был даже слегка неряшлив в одежде, но, всё же, муж не имел такой подчеркнутой элегантности, как Эдвард.

В таких сравнивающих мыслях Ирэн и пребывала довольно долгое время. Даже закончив уборку. В состоянии задумчивости она посетила комнату детей, посмотрела - все ли в порядке, вернулась в гостиную и включила телевизор, почти без звука. При этом она продолжала больше думать про Эдварда, чем про мужа. Странным образом ее сейчас не мучило любопытство насчет подробностей разговора между Максом Грибо и Эдвардом на улице…

А в это время, когда уже начинало слегка темнеть, в лесу, далеко от любого жилья, муж Ирэн в облачении боевого индейца протирал штаны в седле, изрядно устав от дороги. Уже почти каждую минуту Энтони менял позу. Иногда почти ложился на круп лошади.

А его ведущий, Молимо, никак не проявлял усталости, ехал ровно так же, как и в начале пути – его покачивающаяся широкая спина уже казалась Энтони признаком вечного пути. Гигант удивлял своей выносливостью и невозмутимостью.

Темп движения не менялся. Казалось, что уже даже лошади устали, но боятся просить Молимо остановиться.

За всю дорогу Энтони только один раз сумел завязать относительно продолжительный диалог с вождем, и это оказалось удивительно интересно - получилось немного поговорить о старике-шамане.

Комментариев нет:

Отправить комментарий