Translate

понедельник, 30 мая 2016 г.

Дар. 71 часть

Виктор Мирошкин
Дар. 71 часть




- Сэр Паркер? – улыбаясь произнес молодой полицейский, обращаясь к шаману.

Аванигижиг не сразу понял, что это его знакомый, Джони, настолько неожиданным оказалось появление полицейского.

- О, Джони, как ты здесь оказался?

Аванигижиг выглядел совершенно растерянным в глазах стража порядка, что заставило полисмена говорить помягче:

- Вы уж извините, но ваши действия показались мне совершенно необъяснимыми, сэр Паркер, - полисмен развел руки в стороны, - Я вот решил проверить – всё ли в порядке.

«Интересно, как давно он следит за нами? А может что-то подозревает?», - подумал Аванигижиг, но сказал немного по-другому:

- Офицер, а Вы ловко следили за нами.

- Ну, не совсем, сэр… - полицейский пожал плечами.

Все присутствующие явственно почувствовали искреннее уважение, исходящее от полицейского к их старцу, и расслабились, молча наблюдая за происходящим.

Несмотря на непредвиденное осложнение, Аванигижиг постарался быстро успокоиться, немедленно придумывая способ, как затащить чемодан в микроавтобус. Это было главное. А о причинах нахождения здесь, в лесу, он вовсе не безпокоился, - «В принципе можно легко объяснить полицейскому всё происходящее теми же словами, что и своим сородичам. Но чемодан непременно должен побывать внутри автобуса. Иначе возникающие прямо сейчас подозрения в голове Джони о причастности нас к исчезновению Энтони Грибо в дальнейшем могут наложиться на подтверждающий след в автобусе. При желании, у полиции будет соблазн привязать нас к «похищению» Энтони. По крайней мере, они могут начать прочесывать наши владения, а этого нельзя допустить никак», - быстро мысленно заключил Аванигижиг и, приняв торжественный вид, важно проговорил:

- Это необычная история, офицер. Сейчас я вам кое-что открою… - и тут неожиданно для всех Аванигижиг решительно пошел по направлению к микроавтобусу, минуя полицейского, слегка коснулся его рукой, как бы увлекая за собой.

Полицейский Джони рефлекторно двинулся за ним, а группа индейцев последовала за полицейским.

Шаман, уверенный, что все идут следом, на ходу продолжал говорить, не оборачиваясь:

- Джони, приготовься услышать нечто для тебя новое. Ты сейчас увидел часть того, чего мы никому не показываем…

Таинственное начало объяснения увлекло молодого полицейского, он даже забыл, что на службе. Да и обаяние старика в окружении леса заставляло прислушиваться к словам чароплёта.

А шаман, не сбавляя шага, продолжал говорить и в итоге максимально подробно поведал тот же сон про «человека без лица», а также расписал свои последующие действия по оказанию помощи этому человеку. Образно расписал свои муки Совести в случае невыполнения обещания, данного во сне. При этом вся процессия успела выйти на дорогу и пройти часть пути к микроавтобусу, брошенному на обочине.

Джони слушал внимательно и с уважением, не перебивая.

Заканчивая рассказ, Аванигижиг добавил, что сегодня явно не зря несколько раз встретил своего друга Джони, закончив многозначительно:

– Не иначе, как провидение ведет нас и делает всё, как должно.

- И что это значит? – не понял молодой полицейский, имея в виду последнюю фразу, по-прежнему находясь под обаянием старика, идя уже рядом с ним и обдумывая услышанное.

- Ты представитель власти, Джони. Показывал мне сегодня фото пропавшего человека. И вот после обеда я вижу сон, который заставил нас быть здесь. «Человек без лица» может оказаться тем самым человеком с фотографии. Таким образом с твоей помощью мы нашли эти… вещественные доказательства... 

Аванигижиг чуть не добавил в конце имя «Ватсон».

- Точно! – спохватился Джони, вспомнив, что он полицейский, - Очень похоже. И зачем мы только забрали чемодан с места. Там же надо всё проверить, на месте преступления…

Своим «мы» Джони включил и себя в список неумелых сыщиков.

Аванигижиг заметил это, но не подал вида, успокоил:

- Думаю, что там не найти ничего особенного, теперь не найти - мы все затоптали. Нам остается только доставить чемодан в полицию. Кстати, тот, кто несет это вещественное доказательство, и нашел его. А мы все свидетели.

- Это так. Только мне не нравится, что я допустил такую грубую ошибку.

- Но ты же запомнил это место, можешь привести потом желающих поковырять землю детективов. Если захотят – могут поискать там улики и без нас. А то, что ушли, даже лучше – меньше лишних следов.

- Все равно я должен был вызвать подмогу и, хотя бы, сфотографировать.

- Ты и так проявил похвальную активность и попал сюда в нужное время. Ну, не смог нас остановить… откуда тебе было знать, что происходит? Мы и сами просто проверяли правдивость сна. Обрадовались найденному и решили быстро доставить вещи в полицию, сэкономить время, которое наверняка может оказаться важнее, чем исследование чемодана на месте. Я даже уже был готов позвонить, что мы едем, но тут появился ты. Так ведь? Или ты заранее всё знал, был в курсе и нарочно позволил нам все затоптать?

- Нет, - Джони отрицательно мотнул головой, - Я только увидел ваш пустой автобус на обочине и предположил, что вы зачем-то углубились в лес. Потом услышал ваши голоса, пошел на них, чтобы прояснить ситуацию, так и нашел вас. Естественно, я не знал, что увижу, просто проверял – всё ли в порядке.

- Тогда нам нечего скрывать и незачем опасаться наказания? Так ведь?

- Не знаю, - задумчиво проговорил полицейский, - Наш шериф может думать по-другому.

- Посмотрим. А сейчас важнее доставить побыстрее вещи, чтобы выяснить, чьи они.

- Пожалуй это так, - согласился молодой полицейский и остановился, собираясь перехватить чемодан у шедшего позади индейца.

Но Аванигижиг настоял на том, что не стоит забирать чемодан у нашедшего его – все же Дух леса выдал именно ему это «сокровище», и нет причин обижать недоверием выбор Духа леса.

Хотя Джони некоторое время колебался, глядя на старика, но, всё же, не посмел огорчить уважаемого человека. Поэтому чемодан благополучно оказался в автобусе, а не в полицейской машине.

Доставка вещественного доказательства в полицию прошла успешно. Протокол был составлен, показания взяты. Джони получил устную благодарность от лейтенанта за бдительность на своем участке. Это чествование произошло прямо на глазах индейцев, которые вскоре после формальностей были отпущены из офиса.

Аванигижиг боялся, что полицейским придет в голову немедленно обследовать место находки с собаками, ведь разыскиваемый мог оказаться лежащим неподалеку в лесу, но нет, такая мысль не пришла в головы служителей порядка. Уводя полицейских в ложную сторону, Аванигижиг искренне удивлялся, почему его действия полицейские не чувствуют. До этого момента старому шаману не приходилось таким образом дурачить профессионалов полиции. Аванигижиг даже испытал странное удовольствие от того, что ничего из перечисленного странным образом не пришло в голову не только Джони, но и лейтенанту.

Спад напряжения Аванигижиг ощутил только в машине, когда они уже ехали к себе в поселение. «Вероятно, сегодняшние необходимые мероприятия закончены», - устало помечтал про себя Аванигижиг, испытывая сильнейшее желание поспать.

Сидя рядом с водителем, старик периодически проваливался в дрёму, а все индейцы уважительно молчали, оберегая покой уважаемого шамана.

Вскоре они прибыли домой и разошлись по своим делам.

Аванигижиг отправился к озеру, намереваясь понаблюдать за наступлением вечера и сладко подремать в кресле, которое так располагало к неспешным раздумьям у глади воды…

Тот же самый вечер неумолимо приближался и к Фреду, и к Молимо с Энтони. Это же природное событие наступало и в доме, где старший Грибо организовал свой штаб. И посланник к Максу Грибо, мистер Юджин Конн, ожидал увидеть за иллюминатором самолета то же самое приближение окончания дня, в особом ракурсе. Да и все другие участники жизни, вовлеченные в хоровод ближайших отношений вокруг Энтони Грибо, в разной форме чувствовали приближение вечера. Благодаря этому глобальному явлению в Душах ощущается один Мир, одно общее время.

Только Генри Вилдинг не чувствовал времени и Мира, ему казалось, что он вне этого и не подвластен ничему, способен сам управлять любыми параметрами и своим окружением. Ему казалось, что надо только захотеть, и можно взять всё. Сколько бы это ни стоило. А самое трудное в жизни - это научить себя масштабно пользоваться привилегиями, отхваченными властью денег. Он болел освоением безграничного бюджета. И, как всякий больной, бредил. По-своему бредил.

Комментариев нет:

Отправить комментарий