Translate

вторник, 3 мая 2016 г.

Дар. 49 часть


Виктор Мирошкин
Дар. 49 часть





Ирэн с особой тщательностью готовила комнату для гостя в мансарде, и эти хлопоты немного ее успокоили. Она присела в задумчивости на стул у окна. Ей уже казалось, с момента отъезда Энтони прошла вечность.

Ниже этажом, в кабинете пропавшего мужа Ирэн, маятником расхаживал отец пропавшего. Максу Грибо в этом личном уголке сына думалось как-то лучше. Он долго и тщательно взвешивал, насколько глубоко можно погружать бывших коллег в проблему, просчитывал варианты разговора, выстраивал цепочки вопросов.

Примерно через двадцать минут оба обитателя дома, словно сговорившись, одновременно вышли из комнат, намереваясь спуститься на первый этаж, и столкнулись на лестнице. Переглянулись с задумчивыми лицами, молча проследовали вниз, в гостиную, подошли к дивану и сели на него почти рядом. Также молча с минуту они смотрели на выключенный телевизор.

- Ирэн, ты взрослая женщина, - медленно начал Макс Грибо, - Хорошо понимаешь, что можно ожидать чего угодно. Конечно, неизвестность расстраивает больше всего, и я понимаю, мне тоже с трудом удается не впадать в мрачное состояние… А ты молодец, хорошо держишься, сердце за тебя не болит...

Ирэн смотрела в одну точку, словно не слушала и не понимала слов. Макс продолжал:

- … Три дня – это уже срок. Для Энтони, конечно, три дня не проблема, я его знаю, да и ты тоже, но, всё же, ему, возможно, не легко, если он в западне и в одиночестве... Судя по тишине из полиции, никаких новых следов не обнаружено, он еще никак не проявил себя, ни он и никто другой не использовали его личные финансовые счета. Мы их не блокировали, а полиция наверняка уже отслеживает движения его денежных средств. Делаем вывод - Энтони обходится тем, что есть. Я даже допускаю… -  старый разведчик осёкся.

Ирэн медленно повернула голову в его сторону, посмотрела вопросительно.

Старший Грибо поднес палец к губам.

- Тсс…

И громко закончил фразу:

- Я даже допускаю, что он срочно уехал куда-то к океану по вызову армейских коллег и занырнул в своем очередном срочном секретном эксперименте. Вынырнет и даст о себе знать.

- Мог бы и сообщить, - откликнулась Ирэн, изображая недовольство, хотела добавить, что раньше такого не бывало, но почему-то не сказала этого под странным взглядом старика.

- Посмотрим, что ли, новости, - предложил Макс Грибо, чуть крякнув, встал, взял пульт от телевизора, передвинул кресло поближе к дивану, сел в него напротив Ирэн, включил телевизор, сделал звук погромче, наклонился к уху заинтересованно наблюдавшей за его движениями женщине, проговорил в полголоса:

- Он мог оказаться в глухом месте и просто выживает. Меня это не пугает, потому что я знаю его умение выживать везде. Я бы даже сказал, что этот вариант кажется самым благожелательным. Возможно, что он сам так захотел по неизвестной пока нам причине.

Старик даже лучезарно улыбался при этих словах, вспомнив, с каким энтузиазмом сын ходил в юности в походы, изучал мемуары путешественников, собирал гербарии и учился премудростям экзотического и аварийного питания. В этом аспекте можно было быть за него спокойным. Вдобавок - осторожная расчетливость Энтони поражала всех еще с детства.

- Однако, - громко продолжил Макс Грибо и, сделав паузу, предложил, - Мы с тобой должны обсудить наихудшие сценарии. Это будет полезнее. Что ты сама думаешь сейчас по поводу его исчезновения?

- Я боюсь… - громко сказала Ирэн и повторила, - Я боюсь… Боюсь предполагать что-либо. Не могу представить, что Энтони сам захотел спрятаться от нас. Мне становится плохо, как только представлю, что у него всё хорошо, но он молчит. И мне плохо, как представлю, что с ним…

Ирэн замолчала.

- Понятно, - несколько бодро и громко ответил Макс Грибо, - Ну что же, мне всё понятно. Ситуация не является продолжением каких-то семейных конфликтов или продолжением… логическим продолжением чего-либо из привычного для тебя, Ирэн, или для Энтони. Как-будто шел человек и неожиданно споткнулся.

Снова понизив голос, проговорил на ухо Ирэн:

- Тогда остается выстраивать предположения, что произошло какое-то непрогнозируемое событие - вулкан, землетрясение, инопланетяне. А давай-ка мы с тобой вспомним твой последний разговор с мужем перед его отъездом. Для начала припомни, что тебе там кажется немного удивительным, что тебя задело, рассмешило, не понравилось? Давай-ка повспоминай...

Старший Грибо взял холодные руки Ирэн в свои.

- Ну, давай, девочка, вспоминай… Только тихо… - шепнул Макс.

Глаза Ирэн затуманились, она подалась вперед и зашептала на ухо старику:

- Мне показалось, что он не хотел ехать. Заставлял себя. Это сейчас мне так кажется.

- С чего такое ощущение? – почти неслышно прошептал Макс Грибо.

- Я тогда была немного занята и не смотрела на него, чемодан был уже готов, а он что-то говорил про план своих текущих дел. Ну, мы при этом занимались… в тот момент… каждый своими делами... Обычно Эн, когда собирается в филиал, весело так говорит о своих новых экспериментах, шутит, говорит что-то подобное - «если бы ты видела…», «это надо видеть…», энергичен, ну, в общем, весь в нетерпении. А тут просто буднично готовился. Вернее… я сейчас понимаю - его настроение плавало.

Ирэн задумалась. Макс Грибо не мешал. Через несколько секунд Ирэн многозначительно посмотрела на отца мужа и глухо, почти неслышно произнесла:

- Я поняла.

- Что поняла? – старший Грибо немного сжал ее руки.

- Он, видимо, пытался со мной посоветоваться, как будто был не уверен. Я вспомнила. Эн между делом вспоминал свою учебу. Каких-то своих друзей той поры. И это его не огорчало. Нет. Но он сказал, что хочет встретиться с кем-то из них. И мне сейчас кажется, это его и расстраивало.

- А с кем? Не можешь вспомнить?

- Нет. Имя не помню. Может он его и не называл, - Ирэн напряженно сморщила лицо, одновременно с надеждой посмотрев в добрые, понимающие глаза Макса Грибо.

- Очень хорошо. Какая ты молодец. Теперь мы знаем, что «камень на дороге», о который он мог споткнуться, возможно, его товарищ по Академии. Пойдем-ка мы посмотрим групповые фото в его кабинете, - Макс по-отечески поцеловал Ирэн в лоб и, выпустив ее руки, откинулся в кресле, а затем энергично встал, громко произнеся, - Ладно, пойдем заглянем к нему в кабинет. Есть там что еще посмотреть из не увиденного мною?

Они поднялись в кабинет Энтони и подошли к стене, на которой висело большое фото выпускников Академии. Макс Грибо наклонился к уху Ирэн, прошептал:

- У Энтони хранится список его однокурсников?

- Не знаю, вроде есть. Надо поискать. Может посмотреть в интернете? – тихонько прошептала Ирэн и тоже постаралась произнести это на ухо чуть наклонившемуся старику.

- Не уверен, - шепнул старший Грибо, - но я найду список. Мне надо только позвонить.

Старый разведчик заговорщически подмигнул немного ожившей женщине и вытащил из кармана телефон, но не включил его, а громко произнес:

- Вижу-вижу, что ничего не изменилось. А не пойти ли нам прогуляться на свежий воздух, или, может, посидим на скамеечке?

- Я бы с удовольствием… - нарочито бодро ответила Ирэн, но тут же поняла по лицу старшего Грибо, что переигрывать не стоит, сказала просто, - Хорошо.

Они вышли в сад во дворе дома. Присели на скамейку.

После звонка одному из своих «незабываемых друзей», Макс Грибо обратился к Ирэн и попросил не мешать, когда он будет в кабинете сына «немного работать»:

- Извини, мне нужно сделать конфиденциальный запрос. Понимаешь? Я воспользуюсь компьютером сына. Хм, кстати, его компьютер, насколько я знаю, тоже пока никто не обследовал. Вот я и посмотрю заодно.

- Да, конечно. Я понимаю, - Ирэн и не думала противиться действиям старшего Грибо, не собиралась подсматривать или подслушивать. Она знала, что не стоит знать больше того, что ей позволяет сам мистер Грибо, догадывалась о его секретных контактах и сильно уважала загадочные профессиональные знания отца своего мужа.

Вернувшись в дом, они разошлись по своим делам.

А в это время «слухачи» передали старшему в «операционной» отчет о подслушанном разговоре из гостиной в доме объекта. Слушать они могли пока только гостиную – только там сумела поставить микрофончики сотрудница, умело получившая коробку от смартфона объекта. Запись была расшифрована не полностью. Телевизор заглушил часть разговора, но кое-что интересное, на взгляд «слухачей», попалось.

Комментариев нет:

Отправить комментарий