Translate

суббота, 28 мая 2016 г.

Дар. 69 часть

Виктор Мирошкин
Дар. 69 часть




- Я ничего не должен? – спросил Фред, прожигая взглядом стол. Таким свирепым он уже давно себя не чувствовал, поэтому не смотрел на дерзкого мальчишку, чтобы не распалять себя еще больше. Все же, задача была мягко овладеть бастионом, а не разрушать всё подряд яростной атакой.

Индеец не понял вопроса и вопросительно уставился на гостя, чувствуя, что человек чем-то не доволен.

Фред, не получив быстрого ответа, постарался улыбнуться как можно доброжелательнее и медленно повернул лицо к парню, разжал кулаки и мягко развел ладони в стороны. Пальцы сами собой растопырились веером.

- Как я могу расплатиться за гостеприимство… мой друг? – промурлыкал Фред и тут же понял, что его вопрос застал парня врасплох.

Мальчик немного чаще заморгал.

Фред подумал, - «Очевидно, такое в его голове не предусмотрено. И кто же такой интересный здесь паркуется? Однако, чертов индсмен хорошо скрывает свои чувства!», - хотя он с презрением относился к парню, но мысленно высоко оценил самообладание молодого соперника, решил поднажать:

- Понимаешь, наличных у меня нет, но я могу перевести на счет. Интернет здесь есть?

- Да, интернет здесь есть… - поторопился сказать мальчик, но осекся, - Но не совсем… у меня нет компьютера…

Последняя фраза сначала сильно озадачила Фреда, подумавшего, - «Неужели при такой превосходной начинке дома не нашлось средств для покупки хотя бы одного компьютера? Зачем тогда здесь интернет?». Но замешательство длилось не долго.

- Не может быть… или такому взрослому парню запрещают интернет? И планшета нет, и смартфона? – предположил Фред, но сам уже был уверен, что компьютер существует, но парня не подпускают к игрушке. Изобразил на лице искреннее разочарование. Его улыбочка была издевательской, и Фред даже чуть не добавил: «Папочка строгий?». При этом начальник безопасности даже внутренне расслабился. Про свой телефон он пока остерегался говорить.

Индеец не стал отвечать, но было и так понятно, что темнит.

Фред почувствовал себя на коне:

- Ладно, мой друг, скажи тогда, куда можно перевести деньги и сколько, - он как бы шел навстречу, входил в положение, и вдруг добавил помимо Воли, - Я могу и через свой смартфон все сделать.

- Ничего не надо… пока не надо, - уверенно произнес мальчик.

Фред, надеявшийся ухватить появившуюся ниточку, ведущую к хозяину дома, понял, что так просто это не получится. «Может этого мальца силой заставить говорить?», – посоветовало что-то злое внутри Фреда, но из другой его части сознания так же мысленно донеслось, - «Ну уж нет, малыш сам расколется, или я уже не в силах обмануть ребенка?». Самоуверенность легко одержала верх.

- А… - протяжно начал Фред, еще не придумав продолжение предложения.

Молодой индеец перебил начальника безопасности:

- А сейчас, пожалуйста, идите к себе. У меня еще есть дела, - мальчик еще раз попытался освободиться от навязчивого гостя.

- Ну тогда может я тебе помогу? Что за дела намечаются? – Фред решил не терять времени и додавить упертого молчуна прямо сейчас, - Понимаешь, мне скучно сидеть в комнате, позволь что-нибудь поделать вместе с тобой... Ну хоть немного.

Мальчик внимательно посмотрел в глаза гостя и покачал головой:

- Идите к себе, мистер.

Фред, не отводя взгляда, снова побагровел, но всё так же продолжал благообразно улыбаться. Голова резко заболела, и ему внезапно захотелось побыстрее закончить эту часть «партии». Сдерживаясь, он положил ладони на стол, медленно встал и направился к выходу.

- Дверь откроется сама, едва Вы к ней приблизитесь. Не удивляйтесь, - спокойно сказал вдогонку маленький индейский «орешек».

Фразу про дверь Фред воспринял в качестве напутствия чайнику от продвинутого программиста. И в ответ на обидное отношение, защищая слегка пришибленное самолюбие, внезапно самовключился мысленный юмор, - «Индейка учит повара, как ее запекать». Начальнику безопасности, сильному логику, вдруг показалось, что он слегка сходит с ума. К тому же головная боль еще более усилилась, как бы подтверждая мелькнувшее подозрение о внезапной потере адекватности.

Фред поспешил к себе в «номер», чтобы принять таблетку, думая о том, что он стесняется принять лекарство даже в присутствии этого мальчика.

«Однако, какой грубый человек», - в свою очередь подумал молодой индеец, провожая взглядом гостя, - «Даже не поблагодарил за ужин».

Фред на автомате почти пробежал обратный путь. При этом бывалый боец был настолько поглощен собой, что даже не заметил и не почувствовал, как тайком за ним следят несколько пар горящих глаз.

Фред приблизился к двери и не успел протянуть руку, как что-то тихо щелкнуло, и дверь слегка приоткрылась. Он резко дернул створку на себя, вошел не раздумывая, закрылся на засов, сразу вытащил из кармана заветные таблетки, второпях проглотил одну, не запивая водой, улегся на кровать, с нетерпением ожидая действия лекарства.

Уставившись в темный, матово-зеркальный фрагмент потолка над кроватью, разглядывая свое тусклое отражение, подумал, что можно было бы, конечно, пробить адрес домика по имеющимся каналам и выяснить владельца. Но что-то подсказывало опытному обманщику - с этим домом не всё так просто, и прямое обращение к официальным базам ничего не даст для цели поглощения. «Вряд ли есть даже внятный адрес. Впрочем, для меня и это идеально. Повезло же славному парню Фреду заметить это местечко», - в удобной ситуации он не забывал похвалить себя.

Мысли сразу устремились к мечтам о владении этим райским уголком. Хотя он еще не видел других помещений, ему чудилось идеально автоматизированное пространство, пещера Алладина с различными сокровищами. А еще привиделось, что уже всё сбылось. От этого даже представлялось, как секретарша босса, Лиза, переезжает сюда и радуется новому месту работы. Ему не приходило в голову, что молодой девушке этот медвежий угол может не понравиться…

Довольный просящейся в руки добычей, расслабляясь вместе с уходящей болью, постепенно Фред уснул. Начальник безопасности успешной компании с международными интересами незаметно для себя «запал» на местные прелести и напрочь забыл о своих сверхвозможностях вырвать кусок Мира с кровью в любом понравившемся месте. Там, где имеют силу деньги. А одна из секретарш шефа вдруг заняла большое место в его голове. Хотя, скорее всего, временно. И пусть желаемое пока неохотно давалось в руки, но, как говорится, чем больше трепыхается жертва, тем сильнее сжимаются челюсти хищника, в азарте теряющего остатки благоразумия.

Спящий гость не мог даже догадываться о том, чем во время его сна будет занят малолетний хозяин этого дома.

А мальчик проводил, можно сказать, обычные для себя занятия в темном лесу по вживанию в Природу. Всё, что окружает индейца в этом и том Мире было живой Природой. Даже любая электроника, которую, при желании, можно посчитать обителью Духа, тоже была частью Природы. «Мир таков, каков он есть», – учили его старшие, - «Живи с ним в согласии и гармонии, старайся понять. Тогда Мир будет с тобой, а не против тебя».

«Мы с тобой одной крови, ты и я», - часто повторял малолетний индеец, когда ему становилось внезапно страшно, обращаясь таким образом к опасности. Это заветное выражение было вычитано в замечательной книге с названием «Маугли», которую посоветовал внимательно прочитать «Великий шаман Аванигижиг», как его называл отец мальчика.

Уже более месяца юный индеец старался быть взрослым в отрыве от своего племени. Каждый вечер он становился вожаком волков, которые всё время незаметно охраняли дом от злых Духов и нехороших людей. Но не как собаки, а скрытно и, если надо – пугали. При этом не нападали ни на кого без повеления вожака, держались на расстоянии от людей с оружием. Сообщали об опасности по-своему. Впрочем, это случалось крайне редко – место было глухое.

Мальчику всегда казалось, что управлять стаей было не сложно – умные животные легко повиновались силе и справедливости, хорошо понимали звуковые команды. Аванигижиг говорил, что внушить им такое поведение мог и ребенок человека, если знал, как. Юный индеец знал, его этому учили.

Ночной лес принимал мальчика, как своего. По крайней мере, так казалось вожаку волков, когда он выходил за территорию дома в окружении грозных животных для того, чтобы пройтись до реки, увидеть отражение звезд в спокойной воде, произнести древние молитвы, обращенные к Духам. Затем тайной тропой он собирался, как обычно, пробраться совсем близко к «месту силы», где ночью, чтобы не быть потревоженными, собирались невидимые старейшины Темных и Светлых Миров решать свои вопросы относительно Земли. Там же, говорят, бывали и будущие Души, которым предстояло воплотиться здесь, на Земле.

Никогда юный индеец не подходил к «месту силы» ближе положенного, всегда чувствовал границу по нарастанию тревоги – значит его не хотели пускать. Там, поблизости, у мальчика было свое любимое дерево – дуб. Достаточно большой, чтобы с него можно было смотреть на красивую поляну перед одинокой скалой, немного возвышающейся над ближними деревьями, «место силы». Было похоже, что неведомый садовник постарался придать этому уголку леса совсем не дикий, а ухоженный вид, чувствовался порядок. Некоторые деревья причудливо изгибались или даже невероятно скручивали свои стволы, оттеняя своей нестандартностью строгую прямоту других растений.

Молодой индеец приходил и днем посмотреть на поляну Духов. Сейчас же, при малом свете узкой луны, он мог ясно разглядеть только границу между немного светлым небом и верхом темного леса. Однако мысленно он мог «видеть» поляну лучше - уже давно, тренируя часами ночное зрение, молодой исследователь учил себя видеть невидимое, быть там, где не могло быть его тело. Дух мальчика выходил на ночную поляну Духов. При этом не испытывая страха или тревоги.

Несколько раз он чувствовал, что у скалы кто-то есть, даже слышал присутствие по обрывкам речи, но ничего из доносящегося до его разума не понимал. Внимательно прислушиваясь, старался запоминать даже просто звуки, чтобы рассказать потом шаману и пораспрашивать, как это понимать. Ведь отец всегда советовал о непонятном советоваться с Аванигижигом. Но обязательно только после разговора с ним, с отцом. И юный индеец никогда не нарушал это правило – он знал, кто его отец, и как надо себя вести сыну вождя.

В этот вечер «будущий мужчина» отправился знакомым путем к заветной поляне чуть позже обычного – ему помешал внезапный гость. Этот человек вызывал больше тревоги, чем все опасности леса. Причем, по отношению к этому человеку совершенно не хотелось мысленно произносить: «Мы с тобой одной крови, ты и я». Словно невидимая стена ограждала этого случайного путника от сближения с ним. К тому же, накануне его прихода в дом, юному индейцу стало известно о появлении непонятного вертолета, который залетел в лес, и был не так уж далеко от дома, но почти сразу же улетел.

Каким-то седьмым чувством мальчик понимал, что приход гостя как-то связан с этим вертолетом. К тому же компьютер показал, что вертолет старался быть незамеченным, применял что-то защитное. Юному обитателю дома не было понятно до конца, что это значит, но компьютер безстрастно сообщил ему такую неуспокоительную подробность, которая удержалась в голове мальчика, добавив подозрительности.

На этом неприятное для юного индейца в тот день не закончилось - когда гость спросил про компьютер, пришлось соврать, что нет никакого компьютера. И эта ложь расстроила юную Душу. Немного успокаивало то, что врать пришлось не по своему желанию, а из-за строгого табу отца, которое надо было выполнять – ни один человек не должен был знать без разрешения отца или Аванигижига про наличие этого компьютера. И вообще на систему безопасности дома тоже было наложено табу даже для своих. В том числе нельзя было демонстрировать и маленькое устройство, которое лежало в кармане, сообщающее о проникновении в дом или за ограду. Эта коробочка напоминала аудиоплеер. После прихода гостя малолетний хранитель дома выключил в приборчике все виды звукового оповещения, чтобы не выдать наличие в своем кармане этого устройства. А про компьютер даже упоминать было нельзя, не то, чтобы показывать месторасположение. Поэтому юный индеец корил себя больше всего за то, что проговорился об интернете, а только потом за то, что соврал про компьютер.

Когда мальчик впервые узнал про тайную комнату со странной аппаратурой, то спросил у отца вполне мудро: «А как же те люди, которые сделали всё это секретное, они-то ведь знают?».

Отец ответил, что тот, кто это делал, является владельцем тайны.

«Наверное, неведомый важный человек очень умный, если сделал это сам», - подумал тогда мальчик. Ему захотелось увидеть этого человека, но специально расспрашивать про него он не стал.

Сейчас, по дороге к ночной реке и затем к «месту силы», молодой индеец думал про гостя и про то, что ни отец, ни Аванигижиг, и вообще никто из их племени не знают про странного человека, находящегося в доме. В голове будущего воина боролись две мысли - надо сообщить о госте или надо справиться с ситуацией самому. «По правилам инициации юному индейцу надлежит самому справляться со всеми трудностями», - думал мальчик, - «А этот чудесный дом хорош для легкого проживания, никакого особого напряжения не требуется. Какое же это испытание? И только ночные приключения создают видимость небольших трудностей». Хотя и общение с Природой и животными тоже были уже достаточно привычными занятиями для него. Гость сейчас казался как раз нормальным испытанием. Мальчик подумал, - «И хорошо, что гость такой неприятный».

Срок окончания испытания подходил к концу, и парню совершенно не хотелось создавать видимость, что справиться с вышедшим из леса гостем не по силам будущему воину, и что сыну вождя нужна помощь в этом простом деле. Тем более, что пришлый человек скоро должен был уйти сам.

«Неизвестно, как отнесется к сообщению про гостя отец или Аванигижиг, похвалят или посчитают, что я слишком слаб, чтобы называться мужчиной. Еще станут выручать, отменят испытание. И тогда придется ждать, а потом снова доказывать, что пришло время становиться воином», - думал юный индеец. Не то, чтобы он боялся новых испытаний, нет, его тревожило то, что будет осмеян, как не справившийся с простым заданием.

В таких раздумьях он пришел к дубу. Устроившись на дереве, на своем обычном месте, парень посмотрел в сторону скалы на поляне и закрыл глаза. Он всеми силами удерживал себя даже от мысленного вопроса к Духам про своего гостя. «Правила инициации должны быть выполнены по-честному, без подсказки», - твердил он себе, - «Все решу сам».

Попытка не думать о госте мешала ему сосредоточиться и вскоре пришлось раньше обычного бросить погружение в Мир Духов. Он спустился на землю, лег под дубом и закрыл глаза.

Из темноты сверкнули несколько пар желтоватых огоньков. Зашуршали листья около лежащего, и он приоткрыл глаза. На фоне неба увидел очертания тройки больших волчьих голов с прижатыми ушами. Лицо обдало частым дыханием животных. Парень закрыл глаза и не шевелился, дожидаясь, пока животные улягутся, прижавшись, вокруг него. Только после этого он позволил себе пошевелиться. Юный индеец знал, что любое его движение заставит волков отпрянуть - так уж устроено волчье восприятие на увиденное движение – отскочить или преследовать, рефлекторная реакция.

«Мы с тобой одной крови, ты и я», - засыпая, повторял вожак стаи, зная, что еще несколько волков расположились где-то недалеко. Никто из них не побеспокоит сон вожака, который в очередной раз готовился увидеть сны, рассказывающие что-то новое о его рождении и о его происходящем превращении в мужчину. Перед самым восходом он проснется вместе со своей стаей. В эту ночь вожак не поведет волков на охоту, и стая не будет охранять дом. А вместо лесных сторожей в кармане вожака волков будет готово беззвучно завибрировать маленькое устройство, которое обязательно сообщит подробности, если в доме кто-то пересечет дозволенные границы.

«Мы с тобой одной…», - чудилось юному индейцу, будто сама ночь шептала свои мысли, а ему верилось, что вот завтра он, наконец-то, родится воином и осознает это как-то по-особому...

«Мы с тобой одной крови, ты и я», - эту же присказку несколько раз повторил и шаман Аванигижиг, еще до наступления вечера, успешно встретивший своего друга - Юджина Конна.

Мистер «быстрые ноги» прибыл вовремя, ничуть не удивив седого индейца своей пунктуальностью. Однако Юджин неожиданно пошутил, что его быстрые ноги кто-то подменил на больные ноги, и он еще найдет вора, чтобы наказать.

- Ничуть не сомневаюсь, - серьезно ответил на это Аванигижиг и, выждав положенную паузу, прыснул легким смешком, который в исполнении старого индейца означал заливистый смех.

- Уж не ты ли воспользовался моим ротозейством и подменил мои скороходы? – сурово посмотрел на друга Юджин.

- Ой, боюсь, что это молодежь крадет наши ноги. Им еще далеко идти до наших высот.

Друзья поулыбались вволю. Несмотря на серьезность темы встречи, такое шутливое настроение не покидало их всё время свидания, которое оказалось не совсем коротким.

Старый шаман сумел быстро объяснить ситуацию и проинструктировать посланца к отцу своего протеже, к мистеру Максу Грибо. Впрочем, сам Юджин легко схватывал всё на лету. Безпощадная старость не мешала пытливому уму, как и в молодости, быстро вникать в суть дела с правильными выводами. Наверное, они потому и подружились довольно легко - оба являлись, по натуре, быстро соображающими исследователями.

После свидания Юджин сразу уехал к месту жительства Макса Грибо, решив сделать звонок этому господину из аэропорта. С Максом они числились приятелями, но виделись и общались крайне редко. Однако Юджин почему-то был уверен, что старик Грибо домосед, которого из дома не вытянешь. А вероятнее всего, Юджин просто хотел побывать у Макса дома, и повод прибыть без приглашения как раз имелся. Только в такси посланник сообразил, что Макс сейчас может быть в доме своего сына.

Расставшись с другом, Аванигижиг остался на некоторое время один за столом, вспоминая, как Юджин грустно посетовал, что не может уже долгое время побывать в дебрях волшебного леса и пообщаться с прекрасным волшебником, послушать его сказки, имея в виду своего собеседника. Старый шаман улыбнулся на это и тут же вспомнил девушку, которая быстро упорхнула в неизвестном направлении, как только появился Юджин. «Двух сказочников девчонка не выдержала. Однако, пора и домой, загулял я что-то», - строго «выстроил» себя Аванигижиг, положил в папку меню несколько долларов, довольно бодро поднялся из-за стола и отправился на выход.

На улице подумал, что Юджин может не найти Макса Грибо у него дома. Вытащил телефон.

- А ведь он может … - начал было фразу Аванигижиг.

- Уже подумал об этом, - угадал Юджин.

- Даже с больными ногами твоя голова продолжает быстро бегать, - пошутил шаман.

- Да и ты практически не отстаешь, Великий мудрец!

- Успеха! – напутствовал Аванигижиг.

- Всем нам, - добавил Юджин и отключил аппарат, посчитав, что не стоит сейчас слишком много слов выговаривать в телефон.

Аванигижиг понял обрыв связи так же и, убрав телефон, быстро зашагал к своей машине. Предстояло проверить, что сделал внук из порученного ему. Сомнений в парне не было, но было чувство, что самому не удается что-то доделать, как надо. Это ощущение и гнало его к себе в дом у озера, где лучше думалось, чем в этом людном месте.



Комментариев нет:

Отправить комментарий