Translate

суббота, 21 мая 2016 г.

Дар. 61 часть

Виктор Мирошкин
Дар. 61 часть




Милый голосок секретарши Лизы из аппарата на столе учтиво попросил минутку на уточнение, и связь с ней отключилась.

Поборов удивление от известия о приходе федерального агента, Генри воспринял это событие в качестве сигнала к новому качественному рывку и удовлетворенно похвалил себя за своевременное и удачное решение заняться сегодня же с утра прорабатыванием вопроса о нарастающем внимании к своей персоне со стороны определенных заинтересованных лиц. Ему сильно понравилась собственная прозорливость, что удается несколько опережать события. И он даже заулыбался, уже спокойно ожидая ответ Лизы.

Меньше, чем через минуту она откликнулась:

- Мистер Вилдинг, агент … м-м, Керри согласен отобедать. Позволите войти? … И жду от вас список блюд, - напомнила она. В голосе секретарши так и слышалась улыбка.

- Пусть войдет, - мягко распорядился Генри, прощая секретарше проскочившую командную нотку.

Почти сразу же дверь распахнулась, и вошел уверенный в себе господин лет тридцати. Дверь тут же закрылась. Господин в хорошем костюме упруго прошагал почти к центру кабинета.

Генри мгновенно почуял в госте силу представителя власти. «Определенно, этот агент чувствует себя наверху положения. Ну что же, тем легче для меня», - подумал мистер Вилдинг, давно уже умеющий принимать вид безобидной мышки перед самоуверенным противником.

Хозяин кабинета встал и, приняв отчетливо скромный вид, слегка развел руки в стороны, словно извиняясь за неудовлетворительный вид апартаментов, затем едва заметно приветственно кивнул, хотя уже хотелось склониться в ироничном сценическом поклоне, но «артист» вовремя удержался, опасаясь переигрывать. Речь Генри Вилдинга соответствовала его образу:

- Проходите, мистер Керри, располагайтесь, где Вам удобно. Мы всегда рады сотрудничать с правительством. Прошу прощения, что заставил Вас слегка понервничать. Надеюсь, шутка с обедом Вам понравилась, - Генри со смехом подумал, что секретарша Лиза непременно приняла бы за обман зрения и слуха лакейскую тональность слов своего несгибаемого босса, - «И ее удивлению, конечно, не было бы предела. Но она, слава Богу, не может узреть этот концерт».

Генри знал, что работники воспринимают его непременно строгим и резким руководителем, ведь он сознательно никогда не говорил столь заискивающе ни с одним из сотрудников компании. И вообще ни с кем из посетителей этого кабинета не заводил даже панибратские отношения, общался строго официально. И только сейчас вот сподобился до собственного унижения. Это федеральный агент каким-то образом спровоцировал Генри наконец-то применить мастерство «змеи на груди». А до сих пор не представилось ни одного случая проявить мастерство такого перевоплощения для пользы компании. Генри считал, что было бы ни к чему попусту тратить ради шутки или удовольствия такое важное оружие.

Удачно поиздевавшись по поводу обеда, чувствуя, что ситуация под контролем, президент компании едва не хохотнул, глядя наивными глазами на самодовольного агента, который, судя по всему, остался в полном недоумении – будут ли его угощать. Смех удалось сдержать, но в дополнение, Генри отчего-то всегда смешило, когда в его издевательскую игру искренне верили. В таких случаях, опасаясь разоблачения, Генри всегда немного чаще моргал, и это выглядело вполне умилительно. Ласковость речей «мышки» дополнительно оттенялась детской наивностью глаз.

Агент Керри, как человек не очень искушенный, попался на эту уловку и неожиданно пожалел «доброго парня», которого приходится «разрабатывать».

- Меня зовут Джон… Джон Керри. Я представляю ФБР. Вот мой значок, - словно извиняясь произнес госслужащий и неловко показал удостоверение. Холодная уверенность подтаяла.

Генри как-то неуклюже поднял плечи, кивнул, опустил плечи, сложил ладони перед собой, всем своим видом показывая, что готов слушать. Но через мгновение снова слегка развел руки, посмотрел влево-вправо, перевел взгляд на гостя, молчаливым взглядом ласковой собаки пригласил, всё же, занять какое-нибудь сидячее место в огромном кабинете.

Агент Керри принял, как должное, заряд испуганного уважения к себе, огляделся и выбрал кресло рядом с диваном. Удобно устроившись, взглянул на хозяина кабинета и надменно пригласил его занять место поблизости:

- Присаживайтесь.

Генри, словно ожидавший только особого приглашения, играя роль послушного и исполнительного гражданина, мгновенно присел на край дивана и указал рукой на планшет на столе:

- С Вашего позволения…

Агент кивнул.

Генри Вилдинг суетливо встал с дивана, взял планшет и снова аккуратно присел на то же самое место. Потыкал пальчиком в дисплей и передал планшет агенту.

- Выберите, пожалуйста, блюда для своего обеда.

Агент Керри заметно обрадовался, что обед не отменяется, и с готовностью, как будто это входит в его привычку – обедать с богатыми людьми, принял планшет и выбрал из меню не самые простые блюда. Передал планшет обратно. Чувствуя, что постепенно становится как бы господствующим в этом представительном кабинете, не удивляясь охватившему чувству хозяина, настроенный на то, что представляет интересы мощнейшей страны, Джон непроизвольно слегка гордо выдвинул крепкий подбородок и приподнял голову выше обычного. Взгляд его стал совершенно надменным.

Генри посмотрел список кушаний, выбранных агентом Керри, и отметил для себя, что парень не такой уж избалованный и хитрый - незатейливо купился на простое подаяние. В свою очередь тыкнул в круглую кнопку с надписью «шаблоны» и в раскрывшемся окне со списком отобранных для себя на этот день недели блюд нажал «Да». Затем ткнул большую кнопку «Готово» и ласково взглянул на слегка напряженного агента со словами:

- Ну вот, скоро нас покормят. А мы, с Вашего позволения, можем прямо сейчас обсудить то, с чем Вы пришли или, если хотите, обсудим после обеда. Не желаете ли что-то выпить? Бар в той стороне к Вашим услугам, - Генри приглашающе протянул руку в направлении стойки.

- Нет. Я на службе, - довольно резко среагировал на предложение агент Керри и через пару секунд легкой сердитости милостиво разрешил пообщаться, - Пожалуй, мы можем поговорить и до… В принципе, ничего необычного в нашей встрече нет. Простое знакомство, мистер Вилдинг...

- Да? Не совсем понятно, - выразил наигранное удивление удивительно услужливый Генри, продолжая смотреть глазами преданной собаки.

- Да-да, ничего необычного. Обычная процедура... Ваша компания радует своими успехами. А страна приветствует особым вниманием своих наиболее одаренных граждан. Пришло время, и Вы стали интересны, как человек, как гражданин. Должен честно заметить, что моё личное впечатление ляжет в отчет. Для Вас же не является секретом, что граждане нашей свободной страны должны иметь гарантии прозрачности во всех отношениях – это залог доверия, дружбы и спокойствия в государстве. Лояльность граждан обеспечивается внимательным отношением к ним со стороны правительства. Возможно, что поддержка талантливого курса отдельного гражданина, как Вы, например, станет полезным делом для всех добропорядочных жителей… обернется благом для нашего народа. Мы готовы к честному сотрудничеству, о чем я Вас и извещаю… Видите, я с Вами предельно откровенен, - агент Керри с улыбкой кинозвезды выглядел довольным своей речью, - Надеюсь на Ваше понимание.

Речь выглядела мирным предложением. Однако Генри не позволил себе расслабиться на миролюбивые слова молодого господина из крепкой организации. Пока не было никаких оснований доверяться стандартному набору слов. По-прежнему казалось, что этот агент прислан оценить его, как противника. Но внешне Генри изобразил поражение от важности услышанных слов:

- Ну что же, я рад, что внимание уважаемой организации и нашей страны коснулось и лично меня, моей скромной персоны. Очень-очень рад.

Особо кривляться не пришлось. Генри действительно был доволен собой и своей растущей значимостью, поэтому вполне естественно лучезарно улыбался.

Агент Керри в свою очередь поверил в искренность «доброго парня». Ему было поручено получить впечатление от личного контакта с владельцем быстрорастущей компании. Пока ему всё нравилось. Он стал рассматривать кабинет, при всей своей огромности выглядящий немного по-спартански, вполне себе рабочее место. Агенту не бросались в глаза никакие излишества богатой жизни, выставленной явно напоказ – это тоже нравилось. Ему было невдомёк, что действительно дорогое и изысканное прячется за скрытыми панелями. Взгляд агента Керри задержался на огромном напольном глобусе.

Генри Вилдинг, внимательно следящий за глазами гостя, мягко намекнул ему:

- Спрашивайте, что хотите. Я готов искренне сотрудничать с нашим правительством.

Агент Керри, не сразу оторвав взгляд от глобуса, произнес помимо своей Воли:

- Не помню, чтобы я видел подобный глобус… В детстве хотелось иметь что-то вроде этого... Опс, ах да, вопросы, конечно, есть.

Джон посмотрел внимательно на открытое к диалогу лицо «допрашиваемого», припоминая приемы ведения скрытых допросов, но не успел начать «потрошить клиента» - улыбающийся хозяин кабинета резко встал и подошел к глобусу, нежно крутанул его и посмотрел на представителя власти.

- Прошу Вас, мистер Керри, полюбоваться вблизи этим чудом – нашей Землей. Не откажите себе в удовольствии.

Джон Керри и сам хотел подойти поближе, поэтому с готовностью согласился.

Минуты две-три они молчали, глядя на медленное вращение шара с едва заметным рельефом, тщательно изображавшим Землю. Генри мечтательно заговорил:

- Меня просто пугает маленький размер моей личности по сравнению со столь значительной величиной... Власть нашего правительства с очевидным упорством хранит весь этот мир свободы и демократии… Как приятно чувствовать себя на стороне сил Добра и Света... Вы знаете, для поддержания в себе этого великого чувства сопричастности с Великой страной я и держу этот великолепный глобус.

Речь Генри Вилдинга немного ошарашила агента Керри пафосом, и он даже попытался разглядеть подвох в глазах патриота, но увидел только счастливую улыбку на открытом, показавшемся даже детским, лице.

Агент Керри с уважением протянул открытую ладонь для рукопожатия, и Генри Вилдинг с жаром поддержал дружескую нотку в знакомстве - уверенно пожал руку агента. Оба заулыбались.

«Разве можно в такую минуту спрашивать про пару своих агентов, не вышедших на связь в положенное время?», - подумал Джон, всерьез воспринявший зарождение хороших отношений с начинающим финансовым магнатом, ненамного старше его самого. Ему, выходцу из небогатого семейства, определенно льстило такое знакомство.

В этот момент пропел короткую мелодию аппарат на столе хозяина кабинета, и Лиза как-то особо приятно сообщила о доставке обеда:

- Господа, официант у дверей кабинета ожидает разрешения подать на стол превосходные блюда. Аромат очаровательный, - Лиза, как будто заранее договорившись со своим боссом или словно почуяв его настроение, обратилась не совсем по правилам, сразу к обоим господам в кабинете, выражая тем самым особое почтение к гостю.

Генри аж поднял брови от удивления, оценив тонкость чутья своей кабинетной секретарши.

- О! Подавайте поскорее, мы в нетерпении. Благодарю, Лиза! – радостно распорядился Генри Вилдинг, с удовольствием играя на публику в лице агента Керри. Если бы хозяин кабинета только знал, что ему готовит окончание обеда!


Комментариев нет:

Отправить комментарий