Translate

воскресенье, 5 июня 2016 г.

Дар. 78 часть

Виктор Мирошкин
Дар. 78 часть




В то время как гость всё дальше уплывал от лесной стоянки, ее единственный оставшийся обитатель Молимо ничего не предпринимал, а сидел, насупившись, на земле возле костра, скрестив ноги. И пытался медитировать. Одновременно прислушивался ко всем звукам. Ему предстояло пробыть здесь до вечера и дождаться подмоги, которую уже выслал Аванигижиг из числа жителей деревни - как раз тех двух индейцев, которые занимались снаряжением маленькой экспедиции и провожали Молимо и Энтони.

Аванигижиг запретил вести поиски в одиночку, особенно вдоль опасного обрыва, объясняя это тем, что если и с вождем что-то случится, то помочь им обоим будет уже некому. А гость, не исключено, может вернуться и сам.

Отважному Молимо хотелось протестовать, доказывая свои ловкость и умения, но он сдержался и не сказал ни слова против. А после разговора даже не стал кричать и звать гостя, хотя именно в это время Энтони мог его услышать.

Аванигижиг после известия об исчезновении гостя пребывал в глубоких раздумьях – такого оборота событий он не ожидал. Старому шаману не верилось, что взрослый мужчина может вот так легкомысленно нарушить договор и сбежать. Однако, предыдущие действия Энтони, всё же, наводили на некоторые грустные мысли о возможности такого поступка. И сейчас, сидя в излюбленном месте возле озера, Аванигижиг напряженно анализировал, что же могло сподвигнуть гостя на неожиданный побег со стоянки.

Неприятные мысли тяжело отражались на самочувствии, заставляя страдать от незаслуженной обиды. Старому шаману с трудом удавалось удерживать себя от старческих охов. Несмотря на утро, хотелось прилечь и забыться сном.

Аванигижиг понимал, что такое состояние навалилось на него не только из-за исчезновения Энтони – незадолго до звонка Молимо состоялся разговор с Юджином Конном, который тоже не порадовал хорошими новостями. Посланник к Максу Грибо сообщил, что не смог сразу вызвонить хозяина дома - к телефону подошла жена мистера Грибо и дала понять, что ее муж не предупреждал о визите кого-либо и срочно выехал в неизвестном направлении. А также зачем-то сама добавила, что не привыкла допытываться, чем занимается муж, если он сам не сказал.

Юджину, к сожалению, не помогло даже давнее личное знакомство с миссис Грибо, и строгая женщина не пожелала назвать нынешний номер сотового телефона своего мужа. Мало того, она наотрез отказалась принять у себя старого знакомого, несмотря на то, что он уже летел в тот момент к ним.

Удивленный таким отпором Юджин по прибытии снял номер в гостинице, почти по соседству с домом старших Грибо, переночевал и собирался с утра по своим каналам, всё же, добыть номер телефона некстати скрывшегося Макса Грибо.

Юджин искренне извинился перед Аванигижигом, что как бы поленился провести поиски номера телефона вчера вечером, заранее, и до последнего момента ожидал ответного звонка от Макса Грибо. Ведь неожиданно строгая миссис Грибо, всё же, записала номер телефона Юджина, пообещав передать своему мужу просьбу позвонить приятелю, как только это станет возможным. На этой непонятной ноте разговор Аванигижига с посланником был закончен.

Старый шаман с потерей гостя не мог согласиться никак. Все планы помощи Энтони Грибо строились на постоянном контакте с ним самим. А теперь, может, и оберегать-то уже некого и все действия надо еще тщательнее продумывать. К тому же при определенном угле зрения можно легко из свидетелей стать подозреваемыми.

Виртуально Аванигижиг спокойно принимал в расчет несчастный случай, но никак не мог принять побега. Как вариант, подумалось также о похищении, о нападении животных, но Молимо в этом случае смог бы найти следы борьбы, а их не было.

Не только старый шаман хмурился в это утро, ломая голову. Кажется, начало дня основательно спутало все карты и у Макса Грибо с его маленькой домашней командой. Началось с того, что рано утром позвонил детектив, занимающийся поисками пропавшего Энтони, и предложил приехать в полицию Нолэнда для опознания вещей. Предположительно, из чемодана разыскиваемого. Причем звонок приняла Ирэн, а уж до Макса, еще не проснувшегося, неладное докатилось почти бешеным стуком в дверь его комнаты. А для всегда спокойного дома это было черезчур.

На предложение войти дверь тут же широко распахнулась, и влетевшая Ирэн ошарашила Макса новой подробностью о похищении ее мужа. Совсем неприятным было то, что ее слова прозвучали с обвинительным уклоном в сторону несчастного отца.

Макс не совсем оправился от сна и, выглядывая из-под одеяла, хлопал сонными глазами, пытаясь понять тревожную тарабарщину женщины, потерявшей контроль над собой. Получилось не сразу. Пришлось терпеливо переспрашивать. В итоге Максу стало понятно, что ничего страшного не произошло, и он расслабился.

- Милая моя, - начал он успокаивать бурю, - Ты же понимаешь, что это всего лишь чей-то чемодан. Если тебе предлагают опознать, то это как раз и хорошо. Пока вроде не говорится, что это тот самый чемодан. А еще это значит, что люди хорошо работают, и нам нечего безпокоиться об успешности поисков. Никого не понадобится подгонять. К тому же, если чемодан и есть тот самый, то что из того? Не придумывай себе страшных небылиц, пугаясь от собственных фантазий. Давай-ка я лучше приведу себя в порядок, а ты пока позаботься о детях. Школу еще никто не отменял.

Макс как можно спокойнее улыбнулся. Не менее половины речи он адресовал подслушивающим устройствам, о которых ни на минуту не забывал. Чутье подсказывало, что тревога Ирэн ложная. Ему даже стало интересно, с какой целью Энтони разбрасывается чемоданами. К тому же, в отличие от Ирэн, у старого разведчика после разговора с Эдвардом не было сомнений в свободе своего сына.

Однако реакция Ирэн на улыбку старшего Грибо оказалась, мягко говоря, неоднозначной.

- Не вижу причин улыбаться. Всё становится только хуже. Дети сегодня могут и дома побыть, - капризный тон указывал, что женщина, как говорится, «встала в позу». Она и смотрела довольно вызывающе.

Макс на секунду задумался, но тут же снова улыбнулся.

- Позволь мне все же переодеться.

Ирэн вышла, неосторожно хлопнув дверью. Если бы она увидела, как широко на этот уход заулыбался мистер Грибо, наверное, возненавидела бы старика за черствость. Прежде Макс никогда не позволял себе насмехаться над женой сына, но сейчас его откровенно позабавила бурная женская реакция.

Старший Грибо нарочно неторопливо приводил себя в порядок после сна, надеясь на то, что Ирэн в одиночестве одумается и повезет детей в школу.

В итоге так оно и вышло, хотя Ирэн, словно мстя, покинула мужчин, не приготовив им завтрак.

Услышав хлопок входной двери за уходящими детьми и Ирэн, Макс воспринял его сигналом выйти из комнаты, но не успел этого сделать, получив звонок от жены.

Из разговора с женой выяснилось, что накануне вечером его зачем-то разыскивал старый знакомый, Юджин Конн. Жена похвалилась, что успешно отбила атаку, понимая, как Максу неприятно отдавать время на непредвиденное общение во время важных семейных дел. Сообщила, что бедняга настойчиво просился в гости, но она посчитала неприличным принимать мужчину в своем доме в отсутствие мужа и отказала.

На последние слова жены Макс довольно заулыбался, но в голосе никак не показал своего веселого настроения, а, наоборот, важно отметил присущее своей жене целомудрие и поблагодарил за вдумчивую заботу. В конце разговора осторожно спросил - а не оставил ли Юджин номер своего телефона?

Ответ жены был таким: «Было бы странно, если бы я не взяла его сама. Но зачем тебе сейчас встречи со знакомыми, которые никак нам не помогут?».

На это Макс «признался», что спросил автоматически, нисколько не сомневаясь в правильности действий и слов своей «незаменимой помощницы». И добавил, - «Ну, а уж если номер есть, то пусть этот номер будет и в моей записной книжке, на всякий случай».

Жена не стала препираться и продиктовала цифры, хотя знала, что Макс Грибо по старой привычке разведчика никогда не держал ни в записных книжках, ни в памяти телефона списков приятелей и важные контакты. Память у старика была очень хорошей. Он записывал только номера телефонов совершенно далеких от него людей, такси и прочего рекламного мусора, на всякий случай. Так же для собственного спокойствия он не менее раза в год менял номер своего сотового телефона.

Макс не рассказал жене про найденный чемодан, оберегая ее от ненужных страхов, и постарался закончить разговор на доброй ноте – сказал, что полиция активно работает и постоянно ему звонит, а плохих новостей нет.

Выйдя из комнаты, Макс прошел вниз и выпил воды, решив здесь ожидать возвращения Ирэн. Как опытный мужчина, он хорошо понимал состояние «дочки» и не удивился тому, что она задержалась, приехав обратно не сразу после школы. А по приезду молча прошла мимо и заперлась у себя в комнате.

Далее Максу пришлось под ее дверью некоторое время извиняться и уговаривать расстроенную женщину впустить его на разговор. Все это время Макс был спокоен и держал ситуацию под контролем.

Войдя в комнату, как и ожидалось, он увидел Ирэн заплаканной и обиженной.

- Всё не так, как Вы говорили… Ну, что теперь? Почему мы ничего не делаем? – сразу бросилась в атаку настроенная капризничать женщина.

- А что? – спокойно пожал плечами старший Грибо, - Поедем, посмотрим. Можно прямо сегодня. Думаю, что Эдвард присмотрит за домом и детьми в наше отсутствие. Где школа – он знает, и его там видели. Ты напишешь записку и позвонишь директору или можем заехать по пути. Никаких проблем.

Ирэн отвернулась, явно стараясь прийти в себя. Старик сейчас ее сильно бесил, что было большим откровением для нее – такого за собой она не могла припомнить по отношению к старшему Грибо.

Макс же терпеливо ждал и даже не делал попыток присесть. Его слегка сгорбленная сейчас фигура вызывала жалость.

Ирэн мельком глянула на старика и до нее наконец-то дошло, что не только она страдает от всех этих событий, но и бедный мистер Грибо ранен не менее. Она медленно повернулась к нему и как бы осмотрела согбенную фигуру старика. Всхлипнула и проговорила:

- Я всё понимаю… как-то глупо… - она отвернулась, - Простите меня…

- Да я тебя ни в чем и не виню. Скорее, я сам больше виноват.

Ирэн обернулась и внимательно посмотрела в глаза старшему Грибо.

В ответ Макс точно также, как накануне вечером, ободряюще смешно дернул бровями и улыбнулся, словно загадочно намекая - я не всё сказал из того, что знаю.

Ирэн снова, как и в прошлый раз, отреагировала на такую же мимику мгновенным просветлением в Душе, и ее лицо так же быстро изменилось в лучшую сторону.

Макс удовлетворенно отметил перемены и ласково произнес:

- Может прогуляемся? Или нет, давай сначала решим вопрос с билетами. Впрочем, ты давай соберись с силами, а я порешаю с билетами. А потом подумаем о прогулке. Согласна?

- Да, - скромно и как-то мило, по-детски, откликнулась почти пришедшая в себя Ирэн.

Макс немедленно вышел из комнаты и отправился к Эдварду давать распоряжения. Старик побаивался, что Эдвард может не согласиться нянчиться с детьми.

Но опасения оказались напрасными – как друг семьи, в сложившейся ситуации Эдвард выразил готовность на любую нужную работу.

Таким образом ничто уже не мешало срочно отправиться на опознание чемодана.

Макс позвонил в полицию Нолэнда по номеру, который оставили Ирэн, и договорился о подробностях приезда. В этом вопросе не оказалось сложностей. И бронирование билетов не заняло много времени. Рейс Макс выбрал ближайший, а до вылета оставалось достаточно много времени, чтобы спокойно собраться и прибыть в аэропорт.

Примерно в это же самое время Аванигижиг слегка в полудреме вдруг сообразил, что отец гостя непременно приедет на опознание чемодана в Нолэнд. Но это прозрение сильно огорчило старика, укорившего себя, - «Получается… как мудрый человек, дорогой Аванигижиг, ты мог бы и вчера это понять - ловить Макса Грибо надо здесь, а не в его доме и не хорошо напрасно гонять туда-сюда важного человека в виде посланника. Плохо, что теперь этот найденный чемодан вдарит по нервам немолодого уже мистера Грибо. И не известно, какие болезни навалятся на старика при таком известии о находке…».

Однако, почти сразу же шаман и оправдал себя, – «Всё же, с нашей стороны была предпринята попытка заранее ознакомить Макса Грибо с хорошими вестями. Нет, всё мы делаем правильно…».

Мелькнуло сомнение, - «Ох, на опознание может приехать только жена Энтони без его отца… пятьдесят на пятьдесят… Нет, мудрый отец не отпустит женщину одну на такое мероприятие», - мысленно подытожил старый шаман, - «Надо теперь организовать случайную встречу друзей при других обстоятельствах». Он взял телефон и набрал номер Юджина Конна.

- Я тут помедитировал и предсказываю, что твой знакомый будет сегодня в Нолэнде. Предлагаю встречу друзей перенести в другое место. Как ты на это смотришь? – шутливо без предисловий выпалил Аванигижиг.

- Всегда верю в твои способности, – спокойно откликнулся Юджин, готовый к «чудачествам» своего индейского друга, - А время его прибытия ты не намедитировал?

- Мне Духи подсказали, что это может открыться только тебе, мой дорогой посланник.

Шутливый тон не мешал им тщательно размышлять при разговоре. Юджин быстро придумал, как пересечься с Максом Грибо и серьезным голосом сообщил:

- Я прямо сейчас получил мысленное смс свыше, командор, разрешите выполнять?

- Не забудьте пристегнуть ремни безопасности, посланник, -  так же серьезно ответил Аванигижиг, - сообщите о стыковке. Вылет разрешаю.

- Есть, сэр! – басом проскрипел Юджин.

Они оба привычно рассмеялись в конце разговора и почти одновременно нажали отбой. За многие годы друзья научились хорошо понимать друг друга. Аванигижиг знал, что Юджин Конн был не последним человеком, имел возможности добыть список пассажиров нужного самолета. Посланнику оставалось только прибыть в Нолэнд раньше Макса Грибо.

Еще до этого разговора с Юджином, Аванигижиг подумывал было самому встретиться с Максом Грибо в аэропорту, но интуиция воспротивилась такому решению. Хотя это и казалось проще, чем гнать обратно сюда Юджина.

Ну, а сам посланник, если и недоумевал, почему Аванигижиг лично не встретится с Максом Грибо, всё же, положился исключительно на мудрость шамана в этом вопросе. И таким образом оба заговорщика не стали озвучивать очевидно самый простой вариант встречи мистера Грибо напрямую с Аванигижигом.

И интуиция шамана не подвела - «светиться» в компании индейцев Максу Грибо пока не следовало по причине того, что до агентов Фреда Слейтера, прибывших накануне вечером, почти сразу же дошла информация про найденный чемодан. Не зря технические службы Генри Вилдинга ели свой хлеб – сканирование действий полиции вокруг семьи Грибо дало результат. И таким образом погоня быстро узнала про найденные вещи «кролика» и про тех, кто их нашел, то есть про индейцев.

Еще ранее своих агентов про это узнал и Фред Слейтер, тут же почуявший запах добычи. По его распоряжению двое агентов-«любовников» тут же начали искать естественные подходы к лагерю индейцев. А уже утром Фред получил от своей команды полный отчет об устройстве местного индейского поселения. И под чьим присмотром всё это хозяйство живет и процветает.

Оказалось, что дом, в который он приземлился, тоже входит в эту зону. Для Фреда было вдвойне приятно, что он интуитивно притопал на нужное место. И даже индейский мальчик, кажется, не зря оказался на его пути. Фред почему-то уверился, что индейцы в деле определенно замешаны. Ну и в придачу его порадовало то, что наконец-то ему сообщили о том, что Макс Грибо является отставным разведчиком. «Докопались, всё же», - удовлетворенно подумал в тот момент начальник безопасности серьезной компании, радуясь своему умению собирать нужных людей в крепкую команду.

Однако, несмотря на радующие обстоятельства, Фред был сильно недоволен своими ночными приключениями, которые не выходили из головы. И это было не во сне про лифт.

Комментариев нет:

Отправить комментарий