Translate

среда, 1 июня 2016 г.

Дар. 73 часть

Виктор Мирошкин
Дар. 73 часть




Далеко за городом, в лесу, вечер выглядел немного по-особенному, словно в растительном царстве медленно сгущался темный туман. Усиливающийся сумрак размывал реальность, порождал неясные образы, грозя ввести в смятение слишком впечатлительных людей. По небу кое-где лениво ползали облака, слегка подсвеченные снизу уходящим солнцем.

Для двух всадников чаща не становилась гуще, однако ветки всё более коварно использовали свою усиливающуюся невидимость, норовили уколоть или даже вытащить из седла. Несмотря на это, всадники по-прежнему не замедляли скорость и уверенно двигались по едва заметной тропе вперед, к месту ночлега.

Замыкающий «колонну» «индеец» Энтони уже не помышлял о легком завершении дня, однако не унывал, старался не отставать от ведущего, хотя сил, кажется, едва хватало на общее внимание и тщательное уклонение от больших веток. При этом наездник старался не сильно тревожить заработанные на этой «прогулке» потертости тела.

Ну, а Молимо, кажется, всё было нипочем. Его прямой торс почти не отклонялся от вертикального положения, ледоколом рассекая лесные торосы. Крепкая спина внушала силу и излучала безконечную энергию.

«Где у него батарейка?», - стандартная в таких случаях мысль уже неоднократно посещала голову Энтони, про которого вовсе нельзя было сказать, что он рохля и не тренирован. Но, все же, вождь держался выше всяких похвал. Энтони не сомневался, что индеец едет с суровым, невозмутимым лицом.

Однако, если бы гость смог увидеть лицо Молимо, то искренне удивился бы – тот иногда вполне самодовольно улыбался. А если бы гость еще и услышал при этом мысли вождя, то удивился бы еще больше.

Но как бы ни была длинна дорога, а она когда-нибудь закончится. Для Энтони это событие произошло неожиданно, снова неожиданно.

Лошадь Молимо встала, как вкопанная, чем, кажется, смутила даже идущую следом кобылу, несущую гостя - она удивленно фыркнула.

- О метако ясень, - кому-то невидимому послал приветствие вождь и мгновенно спешился.

Не говоря ни слова, Молимо ломанулся в лес, заставив Энтони слегка понервничать. В довольно сильной уже темноте вождь просто растворился среди кустов и деревьев, причем совершенно безшумно.

Энтони вгляделся в том направлении, но ничего не увидел и почувствовал себя в полном одиночестве среди темного и неизвестного леса. Даже лошади не давали чувства хоть какой-то компании, стояли тихо и смирно, словно привязанные, абсолютно не шевелились.

«Слезать или не слезать», - думал Энтони, - «Может фонариком подсветить?».

Минут пять, как дисциплинированный воин, гость ничего не предпринимал, ожидая команды командира, просто прислушивался. Лошади пока стояли тихо, только периодически вздрагивали и обмахивались хвостами. Слетающиеся комары «принюхивались» к добыче. За это время Энтони успел сложить в голове собственный план ночлега, ведь он не был новичком в лесу, и, как вечный скаут, всегда был готов к любым испытаниям и имел способности выживать в самых разных условиях.

Но самостоятельность не потребовалась - Молимо вернулся так же неслышно и с удивлением посмотрел на гостя:

- Что-то случилось? Помочь спуститься?

- Нет. Что происходит? – Энтони не спешил слезать.

- Приехали, здесь будем ночевать.

- Где здесь?

Молимо не ответил, а указал рукой в ту сторону, откуда только что вышел. Не дожидаясь гостя, взял за узду свою лошадь и двинулся с тропы вглубь зарослей, несмотря на сопротивление стены из кустов и веток деревьев, которые тут же сомкнулись и скрыли ушедших.

Энтони попытался двинуться туда же верхом, но уперся в сплетенные ветки деревьев на уровне седока, а лошадь чуть не выскользнула из-под него. Пришлось спуститься на землю.

Ориентируясь по звукам невидимой впередиидущей лошади вождя, Энтони старался провести свою кобылу максимально аккуратно, выбирая просветы в зарослях, оберегая бока животного от острых сучков.

Минут через пять-семь такого сложного движения Энтони вдруг перестал слышать направляющий хруст веток под копытами лошади вождя. Остановился, прислушался и ничего не услышал. Однако голосить не стал, а продолжил идти в том же направлении.

Вскоре перед его взором открылась пока еще достаточно светлая поляна. Можно было разглядеть бревенчатый дом, выстроенный вокруг толстого дерева, крона которого служила дополнительным укрытием от непогоды. Энтони успел заметить, как Молимо вводил свою лошадь внутрь строения через ворота и поспешил сделать то же самое.

Внутри оказалось четыре помещения. В первом, куда они вошли, можно было разместить лошадей. При свете свечи, которую уже успел зажечь Молимо, Энтони разглядел совершенно обычное стойло и привязал своего «скакуна» на свободном месте. Затем лошадей расседлали, забрали вещи и прошли через дверь в соседнее помещение.

- Здесь можно, - буркнул Молимо, как бы разрешая располагаться на ночлег.

- Отличное место. Не хочу ничего лучше этого, - вполне искренне сказал Энтони, желающий только одного - принять лежачее положение. Однако получилось немного шутливо и как-то невежливо.

Молимо, почувствовав ерничанье в словах гостя, указал рукой на дверь в соседнюю комнату:

- Если не нравится здесь, то там тоже есть кровати.

- Нет-нет, и здесь всё хорошо.

Энтони осмотрел небольшое помещение с четырьмя простыми, но добротно сделанными деревянными кроватями без постельного белья. Всмотрелся в орнамент жестких циновок, кажется из камыша, оценил валики под голову из таких же циновок, перевел взгляд на вождя, спросил:

- Можно на любую?

- Да. Здесь всё просто. Бросай вещи, - скомандовал вождь, - Надо покормить, напоить лошадей, принести дрова и поужинать.

- Хорошо, - устало отозвался гость и бросил снаряжение на ближайшую кровать, - Я готов.

Молимо молча вышел в другую комнату и вернулся без вещей. Энтони понял так, что вождь будет ночевать отдельно.

Они вышли из дома в уже сильную темноту, и Молимо, освещая путь фонариком, подвел гостя к еще одному простому, но обширному бревенчатому строению, спрятавшемуся в зарослях за поляной, открыл двери со словами:

- Осторожно, смотри под ноги. Могут быть змеи.

- Хорошо, - Энтони и так вел себя предельно осторожно, но был благодарен за напоминание.

Внутри оказалось немного старого сена и много дров. Молимо взял большую охапку деревяшек, а Энтони понес сено, сколько смог унести, спросив на выходе из сарая:

- А где вода?

- Бак стоит за сараем.

- А откуда берется вода для бака?

- Рядом река.

Энтони прислушался, но не услышал шума воды.

- Она далеко? Река.

- Нет. Завтра покажу.

Отнеся сено лошадям и дрова к дому, оба вернулись за водой, прихватив четыре имеющихся в доме ведра. Два наполнили для себя.


Закончив с водопоем лошадей, развели костер перед своим жилищем, наскоро умылись. Боевая раскраска с лица Энтони исчезла. Он расходовал последние силы и боролся со сном, отчаянно зевая, а Молимо только всего лишь стал немного медленнее двигаться.


Несмотря на костер, уже чувствительно доставали комары, но Энтони не выказывал никакого недовольства. Вяло отмахиваясь, поглядывал на Молимо, который также страдал от укусов летающих вампиров. И вскоре, не выдержав, вождь сам предложил один из способов борьбы с ними – намазаться глиной. Так они и поступили, а источник спасительной грязи оказался под боком, на обрыве у невидимой в темноте реки, частично прикрытой от глаз густой растительностью. Звуков воды внизу было совсем не слышно, настолько плавно неслось течение в этом месте. Луна отсутствовала, редкие облака мешали светить звездам в полную силу. Таким образом на черной глади реки ничего не отражалось, не поблескивало.

Энтони не прихватил фонаря, а Молимо светил только на то место, где они набирали в ведро спасительную от комаров грязь. Задерживаться здесь не хотелось – комары в отдалении от костра были еще злее, и мужчины поспешили к костру.

Быстро разведя глину водой до кашеобразного состояния, они намазали лицо и руки. А индейская одежда была комарам не по зубам. Глина сразу засохла и переносить надоедливых насекомых стало значительно легче - комары были не способны прокусить образовавшуюся корку на коже.

Молимо принялся готовить простой ужин. Хотя в доме имелось достаточно много разной посуды, воду для чая кипятил в прихваченном из поселения котелке. После почти колдовского заваривания чая, Молимо просто разогрел прихваченную с собой готовую еду в местной толстостенной кастрюле, поставив ее на угли.

Ужин прошел почти молча, не считая того, что вождь перед этим произнес какую-то довольно длинную речь на своем языке и не перевел для гостя. А у Энтони уже не было сил интересоваться чем-либо и, как ему показалось, Молимо был, скорее всего, только рад молчаливости гостя.

После ужина затушили костер и пошли спать каждый в свою комнату, заперев выход из дома.

Жесткая постель показалась Энтони мягкой, как никогда, и, несмотря на жару, он мгновенно уснул. Почти сразу же яркий сон захватил его внимание. 

Комментариев нет:

Отправить комментарий