Translate

понедельник, 27 июня 2016 г.

Дар. 97 часть

Виктор Мирошкин
Дар. 97 часть




Охкамгейч коротко рыкнул, и волк метнулся куда-то за дом.

Оба индейца даже не повели глазом вслед животному, продолжая смотреть друг на друга. Мальчик на мгновение приложил руку к груди и тут же опустил ее, красиво развернулся, подчеркивая торжественность встречи. И с серьезным лицом хозяина и воина медленно зашагал к главному входу.

Молимо на пару секунд задержался полюбоваться выправкой своего сына, а затем зашагал вслед за ним.

Вскоре они прошли в зал приемов, откуда вождь, не задерживаясь, удалился в свои апартаменты, желая немного привести себя в порядок после утомительного перехода.

В зал Молимо вернулся значительно посвежевшим и под взглядом своего молодого соплеменника спокойно занял почетное место за красивым столом.

 Далее не происходило ничего необычного для них – была проведена старательная церемония внесения блюд в исполнении молодого индейца, обязательная для выражения высокого статуса вождя.

Когда всё оказалось на своих местах, вождь, выдержав паузу, царственным жестом пригласил своего молодого соплеменника присоединиться к трапезе. Вот так вот, в атмосфере уважения друг к другу и к традициям Предков, начался ужин.

Охкамгейч заметно безпокоился за вид и вкус приготовленного, хотя чувствовал, что у него получается хорошо. Ведь он заранее каждый день с утра готовил определенные блюда на случай прихода высоких гостей и в итоге постепенно съедал их сам, становясь дегустатором. И волки с видимым удовольствием поедали кое-что из остатков, никогда не отказываясь от угощения. Таким образом мальчик в Душе верил, что научился хорошо готовить. Однако всё равно чего-то опасался.

Молимо сначала оценивающе окинул весь стол, потом внимательно вгляделся в каждое блюдо, оценивая привлекательный внешний вид принесенных кушаний. Его радовало усердие сына. Но, как строгий экзаменатор, сдерживался и только слегка одобрительно кивал.

Для радости начинающему воину и этого было достаточно. Он внимательно следил за реакциями отца и тоже сдерживал себя. Несмотря на суровые лица, оба были довольны. Охкамгейч воспринимал трапезу только как сдачу экзамена, ожидая, когда отец начнет что-нибудь пробовать.

И вождь, наконец, закончил любоваться внешним видом стола и положил себе из ближайшей чаши немного бобов, полил соусом, попробовал. Вкус еды показался Молимо несколько преувеличенно приятным, хотя блюдо было давно знакомо. Он зачерпнул ложкой побольше и отправил в рот. Отвернулся и стал неспешно жевать. Принимая свои реакции за обычный голод, всё же, спросил, не смотря на сына:

- Ты добавил что-то своё в эту еду?

- Да, отец, - кивнул обеспокоенный, но уверенный в своей правоте Охкамгейч, - Я подобрал некоторые новые сочетания… м-м… веса, нет, количества мяты и корицы.

- Приятно, я чувствую необычную свежесть не только в еде, но даже в этом зале, - серьезно проговорил Молимо, словно впервые столкнулся с применением мяты и корицы. Ему хотелось отметить успехи изысканий сына. Ведь парень явно стремился к знаниям и старательно учился применять найденное в жизни.

Охкамгейч почувствовал одобрение и не удержался - слегка улыбнулся. Но тут же испугался проявления своих чрезмерных эмоций, строго оглядел помещение и произнес:

- Да? Отец, это просто мятная вода для уборки.

Молимо по-прежнему не смотрел в его сторону и продолжал неспешно есть, постепенно выдавая слова:

- И что дает… это сочетание… приправ… кроме вкуса… какая польза?

- Запахи мяты и корицы улучшают внимание и… усталости меньше. Особенно хорошо при длительных переходах, - сам Охкамгейч ел совсем мало. Очевидно, волнуясь.

- Да? Это хорошо. А на здоровье как это действует?

- Нервы успокаивает и… - Охкамгейч наморщил лоб, - Кажется, пищеварение улучшается. Там еще много чего полезного написано.

- Где это там? – Молимо перестал жевать и царственно повернул голову к сыну, не меняя строгости на лице.

- В интернете.

- Где? – вопрос был задан с некоторым недоумением, заставив Охкамгейча чуточку растеряться.

- Я специально искал в интернете про эти растения. Давно уже, дней десять назад. Не всё помню, что нашел. Хотел узнать про то, что я использую в приготовлении еды. Некоторые свойства показались хорошими. И я попробовал немного поменять количество...

Охкамгейч вдруг замер, опасаясь, что сказал нечто неправильное или невразумительное.

Но у отца, внимательно смотревшего на него, глаза постепенно засветились добрыми-добрыми огоньками, и мальчику даже показалось, что один глаз вождя по-старчески чуть прослезился.

Молимо проговорил:

- Ты идешь правильной тропой поисков мудрости, сын. Но будь осторожен в своих усилиях. Проси у Духов мудрость и силу не для того, чтобы превзойти своих братьев, но для того, чтобы победить своего злейшего врага, себя самого, - голос прозвучал немного хрипло, и Молимо отвернулся, кашлянул. Продолжил размеренную трапезу.

Охкамгейчу это наставление показалось очень знакомым, но он не подал вида. Только склонил голову в знак понимания и благодарности. Тоже продолжил есть.

Некоторое время они молчали, пробуя блюда из разных чаш, пока Молимо не почувствовал, что парню не терпится что-то сказать, судя по частому поглядыванию в сторону своего вождя.

Гигант, ни на мгновение не забывавший, что Великий шаман Аванигижиг ожидает его отчета о пропавшем госте, неожиданно испытал тревогу. Пока что от самой реки, где были обнаружены следы гостя, и до этого момента Молимо не чувствовал особого безпокойства по поводу гостя. Расслабился. Почему-то пребывал в уверенности, что Энтони сейчас здесь и просто отдыхает в одной из комнат дома. Но тут какая-то невысказанная еще тайна сына и неизвестность о госте вдруг органично сплелись в одну сильную тревогу. И Молимо решительно отодвинул тарелку от себя в знак окончания трапезы, торопливо сказал:

- Я вижу, что тебе есть, что еще сообщить своему отцу.

- Да.

- Говори.

- У меня есть пленник, - как можно спокойнее произнес Охкамгейч, отчасти гордясь содеянным, - Он прикидывается нашим другом, почти соплеменником. Но назвался просто гостем и сказал, что знает тебя и Аванигижига. Но я не доверяю его словам.

- Это правильно. Никому нельзя до конца верить, даже себе, - как-то автоматически произнес Молимо и продолжил, - Но разве только один человек пришел к тебе?

- Нет, - быстро ответил Охкамгейч. Но тут же немного замялся и опустил глаза, - Еще один гость приходил вчера и ушел сегодня. Он попросился на ночлег, и я его пустил. Прости, отец, мне показалось, что он может пострадать без моей помощи. Я собирался рассказать о нем, но не успел.

- Пока нет причин извиняться. Я думаю, ты хорошо знаешь, как надо поступать. Мы многое тебе успели дать в этой жизни, - Молимо строил разговор на равных, - Где сейчас твой гость?

- Я поместил его в «комнату тяжелой болезни».

- Пожалуй, это самое подходящее место для нашего гостя, - Молимо облегченно прикрыл глаза, надеясь, что напрасно взволновался, и что это и есть Энтони Грибо. Но тут же покачал головой из стороны в сторону, поняв, что не удержался от злого юмора, хотя это ему было совсем не присуще. А еще через секунду спохватился, - А как его здоровье?

- У него что-то с рукой, но он не жаловался.

- Что же мы с тобой теряем время? Ему, может быть, нужна срочная помощь! Идем быстрее к нему, - гигант резко встал.

- А он не опасен? – Охкамгейч продолжал сидеть с удивленным лицом.

- Нет, не опасен. Если, конечно, это тот, о ком я думаю. Пошли.

Мальчик выскочил из-за стола, и они немедленно проследовали на выход из зала...

Когда дверь в изолятор открылась, Энтони ничуть не удивился, увидев на пороге Молимо. Гость даже не привстал с дивана, поглядывая на вошедших индейцев. Ему сейчас казалось, что за ним нет никакой вины перед Молимо за внезапное исчезновение. Зато имелись причины обижаться на заточение в некомфортном изоляторе, за отсутствие еды и медицинской помощи. К тому же его сейчас разбудили. Плечо заметно побаливало, тело пробирал озноб. Вдобавок хотелось в туалет.

- Ну, вот и стража пришла, - съязвил Энтони, - А кормить-то в этой тюрьме будут?

- О! Разве ты не давал поесть гостю? – Молимо удивленно посмотрел на сына, смущая его своим взглядом и сильно расстраивая вопросом.

Мальчик, однако, промолчал, не пытаясь оправдываться.

- Наверное, стража просто не успела подать еду. Не положено по расписанию, - подсказал Энтони, снова немного подшучивая, - Зато пытка холодом удалась – я не нашел пульт управления кондиционером, замерз и готов сдаться. Одеяло здесь тоже, видимо, не предусмотрено.

Молимо нахмурился, глядя на небрежно развалившегося на диване гостя, и Энтони почувствовал себя неуютно, проговорил уже менее развязно:

- Хорошо, мне уже можно выйти? А то я был бы рад уйти восвояси, если мне не рады.

- Мы, конечно, допустили ошибку, но и Вы, мистер Э… - Молимо как будто споткнулся об имя и только через секунду договорил, как бы припоминая, - Александер, так стремительно исчезли и так неожиданно появились, что я не сразу смог исправить то, что Вы натворили.

Охкамгейч уставился на отца, не понимая, откуда тот знает имя гостя.

Все почувствовали, что возникшее из ниоткуда некоторое раздражение между индейцами и Энтони Грибо стало нарастать.


Комментариев нет:

Отправить комментарий