Translate

среда, 8 июня 2016 г.

Дар. 81 часть

Виктор Мирошкин
Дар. 81 часть




Начала мучить жажда, а фляга на кровати была уже пуста. И Фред, по-стариковски покряхтывая, сел, а потом и встал.

Спина, принявшая вчера удар, странно побаливала изнутри. Вспомнилось, как около часа назад, во время умывания, уже пытался рассмотреть ушиб, желая определить размер синяка, но ничего не обнаружил. Не понимая, что означает полученный обидный удар и кто его вдарил, Фред предпочел разобраться со своей спиной позже, в хорошей клинике. А пока можно было и так посуществовать.

«В шкафу должен быть бар – его не может не быть», -  утренние мозги упорно не желали работать побыстрее, он даже вдруг забыл, где вчера видел бар.

Взгляд упал на третью дверь в комнате, в которую он еще не заходил. Вернее, не смог зайти -дверь была заперта по-особому.

- Хм, упущение, - буркнул постоялец, твердо решив вскрыть и этот секрет.

Замка у двери не нашлось. Красовалась только обыкновенная ручка.

Фред вспомнил, что именно из-за этой простоты ручки дверь вчера показалась заколоченным входом в неинтересный чулан, и он ее не стал трогать. Но сегодня, после увиденного великолепия устройства «дворца», дверца уже не показалась такой простой. Вырисовывалась дилемма – спросить про дверь у индейца или узнать секрет самому. Фред выбрал второе.

С помощью маленького шила в многоцелевом ноже Фред с удивлением выяснил, что дверь только с виду деревянная, а на самом деле под оболочкой сталь.

«Неужели сейфовая система», - подумал он и усмехнулся, - «Ах, какая неожиданность для такого скромного номера в лесной гостинице агента 007».

Петли были спрятаны и по ним нельзя было определить вес двери.

Фред отошел в сторону в задумчивости. На автомате пошарил по отделениям в шкафу, раскинутом во всю стену. И, всё же, нашел мини холодильник. Сходу выпил целую полулитровую бутылку прохладной воды. Упал в кресло-лодочку и стал тихо раскачиваться, поглядывая на загадочную дверь. Почувствовал, что в горизонтальном положении гораздо приятнее думается, - «Так. В списке отсканированных устройств никакого отклика от интеллектуального замка в ней вчера не обнаружилось. Еще одно сканирование даст, скорее всего, тот же результат… Как же эта дверка работает?».

Фред не был специалистом по вскрытию сейфов и подумывал проконсультироваться со своими. Несколько минут прикидывал, стоит ли тратить сейчас на это время. А в мысли постоянно лез полученный накануне от команды ловцов отчет об устройстве местного индейского поселения. Вдобавок в голову вкручивался удачливый «кролик» со своим отцом, отставным разведчиком. Не выспавшийся Фред перескакивал с одного на другое, никак не мог ухватить начало ниточки размышлений, чтобы выстроить свои дальнейшие действия.

Мало того, раздумывать долго не получилось – раздался звонок телефона.

Фред выпал из кресла-лодочки и схватил свой навороченный аппарат. Значок на экране говорил - звонит Генри Вилдинг.

- Черт! Только не это, - прошипел начальник безопасности. Подрагивающий палец замер над кнопкой «принять вызов» и так и висел, пока сигналы не прекратились. Мозг Фреда слегка «завис», словно произошел сбой программы. Такого еще не случалось, чтобы Фред не ответил на звонок хозяина, поэтому и опыта дальнейших действий не было.

Каким-то дальним чувством Фред ощущал правильность поступка, но пока не видел выгоды от этого. До сегодняшнего дня он всегда предпочитал брать быка за рога. К тому же было хорошо известно, что любой скрывающийся от прямого вызова шефа непременно попадает в немилость. А корпоративная система связи требовала от топ-менеджеров даже нырять под воду с телефоном. Немилость «стилета» - это нечто особенное, совсем не укол булавки.

Фред вдруг вернулся в свое обычное состояние слуги большого господина. Ночные похождения показались мальчишеством. Всё происходящее здесь выглядело теперь игрой. В голове ярко обозначился целый клубок незавершенных дел, выпавших из-под контроля.

«Он не поймет моих притязаний к домику», - с какой-то обреченностью подумал Фред о мистере Вилдинге.

В принципе так оно и было на самом деле, и Фред Слейтер правильно оценивал ситуацию - Генри Вилдинг мыслил слишком глобально, чтобы увлечься какими-то сарайчиками в лесу.

С утра глава успешной финансовой компании терзал свой планшет – просматривал архивы. Генри всегда так делал, когда чувствовал необходимость совершенно новых подходов к жизни. Сейчас такой момент назрел.

Как правило, старые записи подсказывали ошибки переходных моментов – отчетливо виделись ожидания и результаты. Вспоминать просчеты было, конечно, не очень приятно, но, в любом случае, это возвращение в прошлое часто оказывалось полезным, наводило на неожиданные мысли. Так получалось и сейчас - Генри обратил внимание на то, что его отношение к своему персоналу плавно изменилось. Раньше он их ощущал командой корабля, а сейчас уже воспринимал просто расходным материалом. От такого открытия чувство одиночества слегка придавило, заставив оценивать свое положение в обществе по-новому.

«Я не в своем уровне жизни, поэтому так всё… плохо», - быстро определился со своими чувствами Генри, но слово «плохо» не понравилось, - «Надо уходить к своим». Под «своими» он сейчас понимал некую высшую касту, - «И последний сон это только подтверждает». Черты лица заострились, обозначая решительность.

Вспомнился ведущий наверх канат, оборванный во сне, горящий бикфордов шнур. Как-то само собой всплыло понятие жертвы, как некоего проходного билета. Генри признался себе в том, что до сих пор никогда сам не устранял физические помехи, используя только грязные способности Фреда Слейтера. А до него использовал других людей. И до сих пор наём казался высшей разумностью.

«Надо меняться…», - как бы полуспрашивая невидимого собеседника, осторожно подумал Генри и сам же убедил себя поработать собственными руками, - «Меня такого чистенького, без опыта…», - он не решился прямо подумать о том, что хотел сотворить, - «Не пустят в свой рай золотые старики».

И тотчас Генри порадовался хладнокровной готовности приносить жертвы собственноручно, одновременно распаляясь от придуманных красивых образов, - «Пришло время стать в ряд настоящих Великих и Ужасных». Лицо его растянулось в улыбке…

Генри почувствовал наслаждение от растущего пониманием жизни. Заговорил сам с собой тоном мудреца:

- Как много глубоких мыслей посетило голову мою за вчерашний день, ночь и утро … Джокер... – Генри замер. Это слово «джокер» словно сверкнуло.

«Черт. А ведь ко всем успешным людям для победного хода является таинственный джокер. Являет собой власть случая...», - думал Генри, - «Конечно, эта счастливая карта капризна и своенравна, скрытна и молчалива… но только она дает в нужный момент то, что хочешь… хм, если, друг мой, ты сам знаешь, чего хочешь».

И Генри вдруг осознал, что озвучил для себя нечто новое. А именно то, что джокер является только тогда, когда понимаешь, чего хочешь и уже готов за это свое желание платить, принести жертву. Вспомнился старик, приносящий деньги. Однако считать его джокером не хотелось. Это был, скорее, козырь.

Генри почувствовал приближение искомого озарения, но пока только некоторые свойства джокера коснулись внимания и понимания, а сама фигура была не ясна. И Генри продолжил мысленный монолог, - «А еще джокер любит авансы... С ним можно попытаться дружить… Лучше его приручить… или ее…». Образ колдуньи-индианки выплыл из памяти. Остальной поток образов замер в ожидании выбора мыслящего, словно нажали кнопку паузы.

«Джокер? Она?», - мысленно удивился Генри застывшей подсказке и чуть не рассмеялся на этот ложный женский образ джокера.  

Мысль резко скакнула дальше. В тот же момент окончательно сформулировался постулат, что интересно не покупать власть, не держать властителей в руках, не иметь власть по праву сильного, а быть самой властью, - «Надо быть джокером. Меняющим реальность… Меняющим реальность?».

Генри слегка ошалел, удивившись своим смелым мыслям. Но это было именно то, чего сейчас хотелось. Он понял - это и есть искомое озарение.

«И тогда совсем не надо будет ничего бояться. А сейчас приходится опасаться всяких агентов, конкурентов, собственного визиря…», - жаловался он сам себе, но список опасных людей внезапно оборвался воспоминанием - Фред Слейтер и нагрянувший вчера агент ФБР должны порешать вопрос с какими-то там агентами.

Генри чуть не взвыл от того, что ему приходится держать в голове этот мелкий мусор. Однако благоразумие подсказывало - он пока только на пути к власти, а с властью лучше не шутить. Поэтому мгновенно успокоился и решил немедленно потеребить своего визиря по всем неприятным вопросам. А только потом, при случае, красиво прибить надоевшего исполнителя. Фред Слейтер стал уже слишком сильно раздражать. Позвонил ему.

К удивлению Генри, гадкий визирь не соизволил взять трубку телефона.

Стяжающий власть на это проявление своеволия не расстроился. Наоборот, такой расклад упрочил мнение в правильности выбранного пути к совершенству. И только легкое сожаление коснулось сердца - что не придется узнать мнение визиря по поводу перестройки компании.

«А его последнее слово никто не услышал», - мысленно пропел «стальной», посчитав возникшее чувство сожаления пустым отголоском вчерашнего дня.

«Будем смотреть в будущее», - уверенно позвал себя в лучшее Генри Вилдинг. Теперь он был доволен, намереваясь отменить все дела до обеда и встретиться со своей колдуньей, чтобы обсудить сон и послушать, что говорят звезды о начале нового пути для властителей...

А Фред, находясь в плену своих приключений, не подозревая, что его фактически только что списали с корабля, лихорадочно придумывал красивую причину своего не ответа на звонок. Казалось, секунды решают всё.

В этот момент раздался сигнал от входной двери в виде знакомых уже звуков волн, исходящих от невидимого рояля посреди комнаты, и у входной двери появилось голографическое изображение индейского мальчика.

- И-и-и… - Фред еле сдержался, чтобы не послать куда подальше этого слугу, но сдержался, - Сейчас.

Он подошел к двери, намереваясь открыть задвижку, но она и так была открыта. Фред чертыхнулся, поняв, что спал с незащищенным. Сейчас оставалось только толкнуть дверь и впустить мальчишку, но самолюбивый гость не стал этого делать.

- Входи, мой друг, - ласково проворковал Фред, отходя от двери, брезгуя служить швейцаром у этого «индсмена».

Дверь отворилась. Парень вошел и аккуратно прикрыл за собой. Его движения были уверенны, ясный взгляд говорил о силе Духа.

Гость посмотрел мальчишке в глаза и, не понимая себя, вдруг засуетился, словно пойманный на воровстве, проговорил:

- И что сейчас, - обоих удивила невнятность речи, - Меня выгоняют?

Парень внимательно разглядывал гостя, а Фреду казалось, что его просвечивают.

- Давай уж не будем играть в молчанку, - не выдержал невыспавшийся постоялец, - Я плохо спал. Или ты хочешь предложить завтрак?

- Нет, - проговорил мальчик своим женским голосом.

- А что тогда? - Фред уже не мог скрыть раздражение.

Индеец не решался прямо обвинять гостя в излишнем любопытстве, хотя его так и подмывало поставить на место хитрого, противного бледнолицего. Хотелось уличить в неподобающем злоупотреблении гостеприимством - ночные похождения гостя отчасти уже стали известны маленькому хранителю дома. Это было не трудно – достаточно было в секретной комнате просмотреть запись со скрытых камер наблюдения, что и так входило в обычные обязанности мальчика.

Сразу после просмотра записей мальчик для себя решил, что бледнолицый родился лживым и его не исправить. Сбивало с толку то, что утащить гость ничего не пытался, а только лез, куда мог. Отчасти это поведение казалось простым любопытством.

Видя сейчас довольно жалкое состояние гостя по сравнению со вчерашним днем, индеец уже был готов простить все нелепости. Однако не было никакого желания оставлять гостя еще на один день и, тем более, на ночь. Оставалось мягко выгнать проходимца.

Мальчик разглядывал гостя, думая о том, как остаться гостеприимным и одновременно дать понять гостю, что вести себя вероломно не подобает в чужом доме. Ему вспомнилось, как красиво, легендами, говорили шаман и отец. Захотелось сказать так же красиво, но вспомнить подходящую притчу не удавалось.

Это молчаливое разглядывание несказанно раздражало Фреда Слейтера.

- Эй, ты мне скажешь что-нибудь? – пытаясь улыбаться, произнес хмурый постоялец.

- Тебе надо уйти, - индеец, наконец, решил просто известить гостя о неизбежном, мгновенно потеряв интерес к нему.

Резкий выпад, подсечка, переворот на живот, колено в спину, залом руки и, заставив встать, согнутого в ванную… пытка минут пять-десять… - картинка красивого решения спорного вопроса промелькнула перед глазами Фреда Слейтера.

Мальчик, словно почувствовав мысли гостя, отступил на шаг назад, к двери.

Но гость вдруг улыбнулся и ласково сказал:

- Пожалуй это верно. Мне пора. Здесь хорошо… даже немного забыл, что хотелось побродить по лесу. Спасибо за кров, могу заплатить, если…

- Не надо, - коротко ответил мальчик.

- Ну тогда как знаешь. Я соберусь и пойду. Кстати, хотел спросить, а что это за дверь закрытая? Просто так, из любопытства спросил.

- Не знаю, - спокойно сказал индеец, и Фред поверил ему. Однако озадачился еще больше.

- Ну тогда подожди меня минут двадцать, пока я соберусь.

- Хорошо, я буду снаружи.

Парень вышел, а Фред начал быстро собираться, предварительно отфотографировав комнату и сняв на видео. Он уже наметил себе отправиться к реке и тщательно разведать странный сарай рыбака получше. Так и свербило понять - а не приснился ли весь ночной ужас.

«До возвращения в город несколько часов, а к точке прилета вертолета не так уж далеко», - рассуждал Фред. По дороге к реке запланировал придумать легенду для хозяина, мистера Вилдинга. Казалось, что здесь всё необходимое для отъема недвижимости уже получено, и вылазка удалась, - «Можно снова переключаться на ловлю кролика».

Комментариев нет:

Отправить комментарий