Translate

понедельник, 13 июня 2016 г.

Дар. 83 часть

Виктор Мирошкин
Дар. 83 часть




Некоторое время шаман усиленно думал об Энтони, концентрируясь на впечатлении о нем, представлял его лицо. Образ гостя вытеснил всё другое из внимания.

Еще несколько минут шёл неспешный «диалог» со своим телом – надо было прочувствовать недовольные органы и договориться с ними о перемирии. Ведь предстояло оставить своих подданных без присмотра. В отсутствии внимания всё в «государстве» должно было продолжать жить спокойно, уверенно, во взаимном доверии.

«Я вернусь… вернусь…», - два слова, словно мантру, ласково крутил в голове Аванигижиг, убаюкивая всё пространство организма. Выглядело так, будто справедливый и заботливый вождь уходил в недолгий поход, прося родное племя верно ожидать его возвращения. Градус взаимопонимания повышался.

Есть не хотелось – недавно принятый теплый кисель еще удовлетворял организм. Любой дискомфорт пищеварения неизбежно привел бы к быстрому, незапланированному возврату в себя в самом начале процесса или не давал бы даже расслабиться для выхода из тела.

При первых опытах для успешного и длительного выхода в Мир Духов ограничений в питании было побольше - надо было заранее придерживаться только легкой еды. А лучше поголодать, чтобы очиститься. Аванигижиг не сразу, но смог этот нюанс с едой преодолеть.

 «Достигший высокого уровня Духа при любой еде остается чистый телом», - так отец говорил об этом шаманском умении. Однако Аванигижиг считал, что у каждого свой опыт, и до сих пор, на всякий случай, продолжал придерживаться правил в питании, не считая себя до конца сформированным шаманом.

Эчемин тем временем внимательно наблюдал за своим дедом, ни одним звуком или движением не выдавая своего присутствия, не мешал.

Давно уже умевший быстро «договариваться» со своим, верящим ему телом, Аванигижиг вскоре перешел на сканирование просящихся в голову мыслей, чтобы разрядить любые свои возможные злые помыслы. И это тоже быстро удалось. Теперь можно было не особо опасаться дурных Духов, которые неизменно притягиваются внутренней злостью. Правило «подобное к подобному» работало в Мире Духов неукоснительно. Аванигижигу хватило одного раза, чтобы убедиться в этом, когда он нарочно пренебрег очищением мыслей и отправился экспериментировать вне тела как есть. Но сейчас он даже не вспомнил про тот страшный опыт.

В этот раз старого шамана безпокоило, что полет придется вести днем. А это было довольно опасно. Ведь хранитель, добрый ангел, не смог бы защитить его в это время суток от Духа, задумавшего проникнуть в пустующее тело. Только ночью или в сумерках оставленное живое хранилище, кокон, находится под защитой хранителя – таковы правила Космоса. В темное время можно выбирать - отдыхать или путешествовать без тела. А днем защиты ангела нет, надеяться надо только на свои способности.


«Знаешь ты или нет, но, выходя из себя днем, ты сознательно нарушаешь правила. А множественные Духи разной силы и могущества всегда готовы взять то, что ты теряешь», - неоднократно говорил отец, - «Уж если ты вышел в их Мир в это время, то не жди пощады. И хранитель не будет вмешиваться, считаясь с твоим же выбором - подставиться и биться самостоятельно».

В этом месте бесед с отцом еще совсем молодой Аванигижиг неизменно загорался желанием отправиться в полет немедленно, чтобы доказать свое превосходство. Заодно желал наказать любого наглого Духа, который посмеет вселиться в его тело.

Отец же обычно добродушно посмеивался над этим ребячеством, не особо пугая последствиями, чтобы не отбить желание. Только гораздо позже, когда они однажды были вместе в городе, отец сквозь забор какой-то клиники указал на одного чудного, растрепанного человека на лавке, сказав, что этот человек не остерегался правил и проиграл тело, - «Посмотри, как ему живется после поражения. К такому будет трудно привыкнуть».

А зрелище было жалкое – худой мужчина часто дергался в сторону, иногда от чего-то отмахивался, периодически сильно зажмуривал глаза. Две сочувствующие ему женщины сидели рядом с ним. Недалеко присутствовал мужчина в белом халате.

«В его теле живут два Духа», - объяснил отец, - «Каждый наполовину в теле, а наполовину вне его. Поэтому они - сожительствующие Духи. Всё время видят то, что другие не видят. Они борются за управление телом между собой. А близкие не узнают прежнего человека. Помни это, когда захочешь нарушить правила».

Сейчас Аванигижиг очень хорошо вспомнил картинку у клиники, но не испугался – ему уже приходилось встречаться с атаками Духов, и он научился не уступать. К тому же, Молимо знал, как изгнать подселенца, если, всё же, самому Аванигижигу не удастся справиться с захватчиком. Воспоминание отвлекло, и снова пришлось настраиваться на образ гостя.

Как бы то ни было, а полет надо было начинать. Аванигижиг расслабился, перестав чувствовать тело, укутанное пледом, полулежащее в удобном кресле. Дремал, но еще мог чуть приоткрыть глаза и сосредоточиться на бликах поверхности озера. Постепенно замедлил дыхание.

Вскоре совсем перестав контактировать с телом, почувствовал волнение воды, словно объединился с этими волнами. Веки опустились, но рябь в глазах не пропала, разливаясь вширь. Он стал наращивать желание вырваться из сдерживающих плотных объятий и захотел приблизиться к бликам, чтобы разглядеть получше мелькающие полоски.

Через несколько секунд шум листвы усилился, и словно что-то тяжелое свалилось с плеч. Зрение сразу улучшилось, водные зайчики рванулись к лицу.

Еще несколько секунд хотелось вглядываться в глубину, где было очень хорошо всё видно. Однако невидимая сила, словно воздушный шарик, потянула вверх. Сопротивление этой силе заставило осмотреться.

«Какой-то старик сидит в беседке у воды среди деревьев… лесистый остров напротив беседки… какое большое озеро...», - впечатления озвучивались сами и откладывались в памяти. Невероятно сильно хотелось ничего не делать, а просто отдаваться течениям, ветрам и беззаботно смотреть по сторонам.

Это место выглядело давно привычным, и собственные движения и ощущения казались удивительно естественными, знакомыми. Захотелось понять, что здесь делает ужасно притягательный старик, который, кажется, целую вечность не покидает своего кресла.

Неожиданно был замечен молодой человек на стуле чуть поодаль. «Как похож на … внука», - с этой мыслью Аванигижиг, наконец, осознал, кто он и что вышел из тела. Как обычно, с момента осознания начинались управляемые приключения. Так получилось и сейчас.

«Эчемин…», - вспомнилось имя внука, - «Э-э… Энтони», - память сразу подбросила образ гостя в виде фотографии, - «Где он? Почему не вижу?».

Пока еще не совсем ясно понимая свои цели, действия и желания, Аванигижиг воспарил над озером, чтобы охватить вниманием площадь побольше. Естественно, всё стало мелким и не совсем различимым, но красивым. Угадывались давно знакомые, родные места. Тут же вспомнились предыдущие моменты полетов здесь, чуть не сбив с толку, уводя в другое направление - на созерцание жизни поселка.

Мгновенно забытое желание найти Энтони тут же отозвалось изнутри какой-то щемящей тоской. «Нет. Не за этим я здесь», - сообразил Аванигижиг и напряг память, которая послушно выдала про Молимо и его просьбу прийти на помощь.

Озаботившегося помощью невидимого Аванигижига резко опустило ниже и понесло к лесной стоянке. Причем, несмотря на огромную скорость, всё пролетающее внизу запоминалось.

Вдруг полет прекратился, мгновенно зафиксировавшись над поляной.

Шаман увидел костер и вождя, сидящего рядом. С закрытыми глазами, сложив ноги под себя, Молимо выглядел задумавшимся. Рядом с ним стоял его едва заметный прозрачный двойник и смотрел наверх, на Аванигижига. Одного взгляда на двойника было достаточно, чтобы понять, как сильно и о чем тот переживает.

Поняв всё, Аванигижиг поднялся выше и постарался прочувствовать Дух гостя. Но его здесь точно не было. Однако шамана с большой силой потянуло к реке, а затем вдоль нее по течению. Аванигижиг не сопротивлялся автопилоту, не испытывая ни страха, ни опасения – это притягивание к нужному месту было уже привычно. Надо было только не давать выталкивать себя ввысь.

Полет над рекой выглядел медленным, или так казалось. Аванигижиг внимательно всматривался во всё, что мелькало внизу. Он уже спокойно понимал, что гость плывет по реке.

Вскоре полет прекратился, и Аванигижиг завис над берегом, совсем не понимая, зачем смотрит на это место, которое выглядело знакомым. Не предполагая, в каком виде увидит гостя, стал невольно раздражаться на неопределенность.

Как обычно, внезапно напомнили о себе угрожающие злостью Духи. Их появление в этом Мире часто начиналось с ощущения леденящего холода. Так было и сейчас.

Аванигижиг собрался, оглядываясь вокруг, но никого не увидел. «Только не бояться», - приказал он себе, - «Не будем кормить злыдней».

А холод тихонечко нарастал. Уже ощущалось направление – волны накатывались снизу, из дальнего леса.

Несмотря на неприятное отвлечение внимания, Аванигижиг уже чувствовал, что где-то здесь, поблизости, и надо искать гостя. Напряженно вгляделся.

Его дёрнуло прямо вниз. Казалось, что в реку, но остановило рядом с плавающим у берега деревом. В сплетении веток легко угадывался застрявший неподвижный человек.

Мгновение, и вот уже перед глазами этот человек крупным планом и со всех сторон.

«Я его знаю… это гость», - с таким открытием пришло сильное облегчение, как будто была решена совершенно глобальная задача всей жизни. От возникшей радости законченного дела Аванигижига чуть было не вынесло отсюда обратно домой. Но он засопротивлялся эмоциям, где-то в глубине Души понимая, что сделал не всё, что надо.

С трудом, но всё же удалось задержаться вблизи этого места, снова зависнув над рекой. Однако повторно приближаться к плавающему дереву не хотелось. Сознание крошилось от непроизвольных попыток умять различие между жизнью и смертью, от попыток объединить их, связать и управлять. Логика при этом отказывалась строиться. Мысли загуляли вокруг предположений – жив ли гость, почему не шевелится, где его Дух, как с ним поговорить, почему ничего не понятно, зачем он это делает...

Всё это время холод ожидания чего-то плохого по-прежнему нарастал, мешал сосредоточиться, заставлял поторопиться…

Продолжение будет.
 

Комментариев нет:

Отправить комментарий