Translate

воскресенье, 26 июня 2016 г.

Дар. 95 часть

Виктор Мирошкин
Дар. 95 часть




Незаметный с вертолета человек тщательно укрывался за толстым деревом, сжимая в руках винтовку с оптическим прицелом. Решал, что делать с вооруженным и опасным противником. В прячущемся неряхе с некоторым трудом можно было узнать прежде роскошного Фреда Слейтера.

С перевязанной головой, в окровавленной одежде, перетянутой запачканным бинтом и со страшными глазами зверя Фред выглядел настоящим головорезом. В его сильно болящей и кружащейся голове с трудом уживались потрясающая неопределенностью явь и ощущения предыдущей уверенной жизни.

Плотно прижимаясь не болящей частью спины к корявому стволу дерева, Фред почти не шевелился, хотя ему постоянно хотелось стряхивать с себя ненавистных муравьев и отмахиваться от назойливых мух, которые, как ему казалось, стремились съесть его живьем. Усталость давила на тело, нестерпимо хотелось спать. Но чувство опасности заставляло стараться соображать. И раненый усиленно напрягал ушибленные пулей мозги, пытаясь выстроить приемлемую логику происходящего. Он уже понимал, что зависший сверху вертолет прилетел именно по его Душу. Сообразил, что это Генри Вилдинг некоторое время назад в него стрелял, но почему-то задержался сделать контрольный выстрел. А теперь «стилет» вернулся проверить результат и доделать начатое. «Представляю, как он удивляется моему отсутствию», - злорадно подумалось Фреду Слейтеру.

Еще до прилета вертолета раненый пытался и никак не мог до конца понять не только то, за что его так жестоко покарали, но и то, почему ему так сильно везет. Ведь по всему выходило, что «стилет» не только дрогнул и промахнулся, но и намеренно не добил его сразу. А ведь мог легко это сделать после выстрела из кабины вертолета. Однако этого не произошло, смерть вдруг отступила.

«А ведь меня спасали даже эти проклятые мелкие кусачие лесные твари - заставили очнуться, не дали истечь кровью. Это же надо было умудриться завалиться почти прямо на муравейник», - несколько раз повторял себе Фред почти с первых же секунд полусознания, едва начав чувствовать тело после отключки, ощущая повсюду зуд и частые укусы. Не сразу стали заметны мухи и слепни, облепившие рану на голове и кровавое пятно на куртке, хорошо ощущаемое спиной, влажное, липкое. Только после первого шевеления летучие вампиры разом взлетели, вызвав прилив ощущения мерзости.

Удивление от осознания себя раненным пришло чуть позже, но ужаса от безпомощности не наступило. А слабость странным образом была принята умом за естественное состояние. Хотелось снова отключиться, заснуть. Как будто в этом было единственное спасение от боли и мыслей. И только жестокие насекомые не давали уйти в сон. Пришлось постепенно, понемногу приходить в себя. Звуки спокойно и мирно живущего леса вернули часть ясности.

Не быстро, но удалось выбраться из муравейника.

После осторожного ощупывания тела Фред понял, что пуля счастливым образом только задела голову слева, ближе к затылку, и затем глубоко продрала кожу на спине от плеча и почти до поясницы, не тронув ребра. В общем-то это было не смертельно, хотя и болезненно.

Несмотря на замедленные движения и частый отдых, Фред сумел довольно быстро и умело перебинтовать голову, немного перетянуть торс и переместиться подальше от места своей казни. В рюкзаке, к счастью, имелось всё необходимое на случай ранения. Укол и таблетки позволили не впадать в сон и помогли немного сконцентрироваться. В какой-то момент Фред даже посмеялся, радуясь, что пуля не оторвала ему зад. Однако, кровопотеря была значительная, раны требовали тщательной обработки, а слабость мешала не только думать, но и двигаться.

Еще до прилета вертолета Фред уже пребывал в полном сознании, перебинтовался и сидел в укрытии за толстым деревом - интуиция его не была ранена. Удалось преодолеть около пятидесяти метров.

Хорошо знающий свое дело начальник безопасности с первыми донесшимися до него звуками дальнего рокота винтов сразу и всем нутром почуял смертельную угрозу. Понял, кто летит. Вспомнил возможности знакомого вертолета. Это понимание заставило Фреда как можно тщательнее укрыться за деревом, не высовываться. Собственная предусмотрительность ужасно радовала.

Фред опасался тепловизора на вертолете и жалел, что нет зеркальца. Оставалось только ждать и думать.

Вертолет висел где-то рядом в вышине, обдавал сильным потоком воздуха, взбалтывал мелкий лесной мусор.

Решивший действовать по обстоятельствам Фред не видел, как Генри Вилдинг быстро нашел кровавый след на земле в том месте, где совсем недавно был оставлен на съедение животным «труп» бывшего визиря. Недалеко на ветке висел заметный маячок, вчера подвешенный Фредом Слейтером для собственного возвращения домой.

Присев на корточки, Генри вглядывался в траву и разворошенный муравейник, соображая, каким образом «труп» передвигался и куда. Но президент финансовой компании был плохим следопытом. А земля была по большей части плотной, каменистой. Трава была не густая и не особо хранила следы.

Так и не поняв, в какую сторону стоит идти искать, Генри решил двигаться по кругу, постепенно расширяя площадь осмотра. Его даже охватил азарт охотника.

Фред же придумывал, что делать в случае своего обнаружения. Убивать Генри Вилдинга было, на первый взгляд, совершенно необходимо хотя бы в порядке самообороны. И пилота не стоило бы оставлять в живых. Но как тогда вернуться к прежней красивой жизни? Очень хотелось попробовать договориться, но как? Телефона не было, а мистер Вилдинг казался невменяемым маньяком, готовым без всяких разговоров пристрелить, как только увидит цель.

Чувствуя себя изгоем, Фред старался отбросить эмоции, хотя обида так и норовила опрокинуть его в мстительность. Собирая остатки холодной расчетливости, он доказывал себе, что нисколько не трусит, не предает себя. Просто требуется сейчас отступить для будущей победы. И это разумная тактика.

Таким образом Фред постепенно пришел к выводу, что не надо сейчас бодаться с мистером Вилдингом. Гораздо лучше на время исчезнуть из поля зрения «стилета». И единственным спасением казался непонятный дом в лесу с индейским парнем и его старшим соплеменником, которого «посчастливилось» выловить в реке, фактически спасти.

«Ах, как же всё не зря в этой жизни!», - философски подумал раненый боец Фред Слейтер, - «Этот бледнолицый индеец теперь мне должен и обязан помочь. Остается только уйти из-под обстрела своего разозленного начальника».

Словно услышав завершение раздумий Фреда Слейтера и его окончательное решение мирно уходить к индейцам, Генри Вилдинг резко замер на месте и затем быстро вернулся к маячку. Огляделся по сторонам. Потом поднял голову и некоторое время смотрел на брюхо высоко висящего над ним вертолета. Генри ясно вспомнился эпизод одного из снов, заставив слегка похолодеть изнутри. Промелькнула мысль: «Как это мелко. Будущему Великому Джокеру не пристало биться насмерть с бывшим холуем. Сам сдохнет».

Генри Вилдинг аккуратно достал свой универсальный телефон, нажал кнопку и рявкнул в апаарат:

- Казимир, вниз.

- Есть, сэр, - по-военному отозвался телефон.

Жесткая команда заставила гудящую машину так же резко снизиться.

Генри Вилдинг без труда поймал болтающийся на ветру трос, смог быстро прицепить себя ремнями к сиденью. Несколько десятков секунд ушло на поднятие «десантника» внутрь машины. А затем красивая стрекоза унеслась прочь, оставив сидящего за деревом Фреда Слейтера один на один с лесом и тяжелыми мыслями о жизни изгоя.

Комментариев нет:

Отправить комментарий