Translate

четверг, 16 июня 2016 г.

Дар. 85 часть


Виктор Мирошкин
Дар. 85 часть





Не выныривая, Генри открыл глаза, и Фред Слейтер не смог удержать свои позиции в голове «повелителя», растворился.

«Ну вот и пришло время поработать своими руками», - подумал Генри и вынырнул на поверхность, раскинувшись звездочкой в большой белоснежной ванне. К лицу прилип большой фиолетовый лепесток цветка.

Генри брезгливо снял лепесток и отбросил красоту в сторону, на пол, снова погрузился в прозрачную воду с головой. Открыв глаза, залип на игре света колышущейся границы воды и воздуха, по которой красиво полузатопленно плавали несколько крупных цветков яркого растения в окружении мелких разноцветных кругляшей, похожих на орехи.

Он плавно поводил руками, возмущая жидкую среду. Пленка на поверхности воды заиграла жидким серебром. Видение завораживало - стало похоже на живой ковер с замысловатым узором.

Воздух в легких закончился, и он снова вынырнул на поверхность. Расслабился и минут пятнадцать просто лежал, думая о безконечности бытия, радуясь своему успеху в жизни.

Почувствовав, что продолжение водных наслаждений может вызвать сонливость, Генри не спеша встал, аккуратно омыл себя душем и облачился в толстый белый халат, моментально впитывающий влагу.

Еще минут пятнадцать он босиком просидел возле зеркала, внимательно всматриваясь в свое лицо, любуясь строгими чертами, слегка смягченными после ванны, думая о связи внешности и внутреннего настроя. Он был доволен, но при этом несколько ломало от осознанного сопротивления привычному желанию после ванны принять услуги массажистки. Нежные ручки поухаживали бы за лицом и шеей, попутно втирая благовония. Такой ход событий не стыковался с грубым мужским решением сегодня же «поработать своими руками». В итоге Генри решил резко закончить приятные процедуры с телом и перейти к его эксплуатации.

С чувством полнейшей чистоты в пушистом халате и по-прежнему босиком «повелитель» проследовал из ванной комнаты в кабинет, проверил блокировку входных дверей, зашел в гардеробную и вскоре вышел оттуда уже облаченный в свежий, светлый, мягкий костюм. Обошел вокруг стола, изящно прихватив на ходу пульт, и грациозно упал на диван, успев нажать несколько кнопочек.

Выпущенный из заточения большой экран немедленно начал презентацию - отчет о финансовой деятельности компании Генри Вилдинга за прошедшие сутки и планы отделов на сегодня, рейтинги, прогнозы, котировки.

Обычно это было приятное зрелище – команда домашних креативщиков неизменно старалась подавать материал инновационно, в добром ключе, с упором на успех и гениальность руководства. В их изложении даже явные промашки выглядели тайными замыслами с далеким прицелом.

Последнее время Генри не особо вникал в дела финансового отдела своей компании. Просто интересовался успехами разных отделений, которые негласно соревновались между собой в добыче прибылей. Это напоминало своеобразный внутренний чемпионат. Причем Генри незаметно поддерживал временных любимчиков лишними инвестициями и списанием долгов. Это было для него нечто развлекающее, вроде хобби. Ведь имеющееся финансовое могущество компании вовсе не держалось на работе этих белых воротничков. Простой спортивный интерес заставлял Генри просматривать кичливые ролики. Ничего особенно интересного в этих презентациях для «повелителя» не было. А вот о юридических проблемах он предпочитал выслушивать лично, не щадя своих юристов, считал хорошим тоном поддерживать личные навыки в этой области. Но не сегодня.

Ну, а самым важным делом на все последние годы оставалась легализация дополнительных денег. «Отмывание» даров щедрого старика требовало осторожности. Про это до сих пор знали только два человека – он сам и старик. Конечно, имелись многочисленные помощники, которые использовались «в темную». В принципе, для Генри это занятие было не очень сложным. Надо было только почаще менять участников игры. К счастью, желающих подставиться за деньги было хоть отбавляй.

Посмотрев отчет, Генри пришел к выводу, что вбрасывать порцию животворящих денег в жилы компании сейчас не было необходимости, всё и так шло в рост.

Напрочь забыв про недавние мысли о реорганизации управления компанией, он почувствовал себя совершенно легко и свободно, поэтому вне расписания перешел на просмотр рекомендаций своей творческой команды. Эта своеобразная группа занималась отбором зрелищ, достойных внимания очень взыскательного зрителя, коим себя считал Генри Вилдинг. Привлеченные знатоки лично просматривали отобранное нижним звеном команды экспертов искусство и персонально рекомендовали заказчику, то есть хозяину - только высококачественные произведения.

Как настоящий господин, Генри не хотел лично пользоваться в вопросах культуры широкодоступными компьютерными медийными порталами и сервисами. Встроенное в гаджеты считал форматом на вкус плебса. А для него трудились отобранные им же самим лучшие специалисты, кошельком отвечающие за свои ценные рекомендации. Деньги, естественно, творили чудеса в этом Мире, и всё самое свежее и качественное было всегда готово «к столу» высокого потребителя. Вплоть до приглашения артистов на личную аудиенцию в любой части света.

Сегодня наверху подготовленного рейтинга искусств была театральная постановка труппы из Восточной Европы. Генри мельком подумал о приглашении труппы в какой-нибудь город, где он будет проездом, но тут же позабыл об этом и глянул на вторую строку. Там значился свежий голливудский фильм. Его он и включил, намереваясь просто убить время.

Фильм оказался боевиком с хорошими актерами. Однако на первом же интересном эпизоде Генри остановил просмотр и позвонил Анжеле. Девушка незамедлительно откликнулась.

- Слушаю, мистер Вилдинг.

- Привет, - в голосе стального повелителя сквозило добродушие, - Найди-ка мне человечка, который сейчас на связи с мистером Слейтером.

- Хорошо, мистер Вилдинг.

- Жду.

Генри нажал отбой на телефоне и снова включил просмотр фильма, полностью довольный сам собою, по-прежнему испытывая свежую легкость в теле.

А в это время далеко в лесу Фред Слейтер ощущал явную усталость, несмотря на то, что пройденное расстояние было совершенно небольшим по меркам воина. В настоящий момент ему почти удалось подобраться к реке. Оставалось только преодолеть высокие густые кусты. Стоя перед ними, охотник решал – выйти ли к реке здесь, пробившись напролом, и затем идти по берегу или прямо выйти к рыбацкому сараю, не заходя в заросли. Безопасным казалось продвижение к сараю по берегу реки, но физически этот путь был труднее. И, конечно, охотник выбрал путь потруднее, мазохистски задав еще одно испытание своим мышцам, рискуя в клочья ободрать костюм.

В то же самое время недалеко от охотника в небе парил совершенно невидимый Дух шамана местных индейцев, Аванигижига, который не сразу заметил среди деревьев злого охотника. Но шаман уже давно очень хорошо чувствовал приближение попутчиков охотника, которых тоже не сразу разглядел.

Безтелесному Духу шамана с трудом удавалось зависать на одном месте. Для этого приходилось глушить все возникающие желания, кроме одного – желания смотреть на реку под собой. При этом в каком-то невообразимом для обычного человека ракурсе Аванигижиг как бы видел многое и вокруг себя. В частности, краем глаза он давно наблюдал за ближним лесом, откуда с нарастанием веяло приближающимся нездоровым интересом ко всему живому.

Наконец причина страхов стала понятна – толстые короткие черви невероятных размеров, крадучись приползли почти к реке, вернее прилетели над самой землей. Их тела были разной степени прозрачности, но примерно одного цвета. Человек, зажатый среди них, был по размерам равен им, только стоял вертикально.

Аванигижиг четко понимал, что черви не могут взлететь до него самого, ведь всё злое не способно подниматься ввысь в этом уровне Мира Духов – жадные создания слишком отяжелены грешными желаниями. Однако стало всё равно тревожно.

Некоторое время эта неприятная группа стояла кучно около стены из кустов. Сверху Аванигижиг видел, что до воды было недалеко, но человек внизу не мог разглядеть гладь реки сквозь плотную листву.

«Если бы путник вышел к реке чуть выше по течению, то нашел бы скалистый выступ, свободный от деревьев и кустов. По нему смог бы выйти к воде гораздо легче», – об этом думалось Аванигижигу, пока он смотрел на неприятную компанию.

В какой-то момент Аванигижигу стало заметно, что черви периодически кормятся этим человеком подобно пиявкам. Такое понимание было настолько ужасным, что шаман провернулся вокруг себя, ища нечто подобное жирным вампирам рядом с собой.

Черви внизу тут же почуяли парящую над ними добычу, излучившую порцию страха, и посмотрели на шамана, обдав волной холодного внимания. Поняли, что им не достать «вишенку». К тому же, совсем рядом с ними был целый «вагон еды». И черви потеряли интерес к шаману.

Аванигижиг быстро пришел в прежнее спокойное состояние наблюдателя. Однако у него затеплилась жалость к человеку, не ведающему, что облеплен лярвами.

Тем временем Фред снял с плеча винтовку и, действуя ею как веслом, двинулся напролом. К своему удивлению, довольно быстро вышел на берег. Однако отсюда хороший вид открывался только на другую сторону реки, а по бокам было видно совсем не далеко – мешала извилистость русла, крутые откосы берега, зелень.

Сев на камень и отложив винтовку, Фред достал бинокль и некоторое время всматривался во всё вокруг, пытаясь определить степень обжитости этих мест. Природа казалась совершенно дикой.

Тогда разведчик подхватил оружие и двинулся вдоль берега по направлению к сараю. Но, к своему удивлению, вскоре обнаружил труп, застрявший в ветках полупритопленного дерева. Одежда на человеке хорошо сохранилась. Запаха разложения не чувствовалось. По виду это был индеец.

Фред не спешил подходить близко, борясь с естественно возникшим любопытством. Интуиция подсказывала опасность. Еще и усталость, видимо, не давала быстро выйти из нерешительности при таком неожиданном обороте. Так и стоял столбом.

Все эти перипетии сверху наблюдал Аванигижиг. Также он увидел оживление червей. Картинка не радовала, мягко говоря. Эмоции отвращения и безсилия поколебали Аванигижига.

Черви, однако, совсем не среагировали на легкие эманации, исходящие сверху от шамана. Увлеченные поглощением эмоций Фреда Слейтера, твари присматривались и ко второму человеку, на плавающем дереве. А вода червеобразным вампирам не была преградой – они уже периодически кружили вокруг трупа.

Аванигижиг, испытывая ответственность за гостя, опустился пониже, почти к земле, недалеко от мерзкого «пиршества». И заставил себя представить борьбу с противными жирными червяками, которые могли принять сейчас любой страшный вид. Излучая страх, он надеялся привлечь тварей к себе, еще не зная, зачем он это делает, и что будет делать потом. Просто хотелось остановить этот мерзкий пир.

И произошло невероятное – черви все вместе устремились за шаманом, который не спешил убраться от них подальше, отступал медленно, внимательно контролируя степень своего ужаса и держась на безопасном расстоянии. Нельзя было допустить возможного соприкосновения с этими толстыми обрубками. Какой-то почти невидимый голубоватый дымок стелился за шаманом, словно объемный след. Этот дымок исчезал, втягиваемый черной дырой рта ближайшего червя. Твари толкались между собой. Или это только казалось? Аванигижигу чудилось, что он тает…

В это время слегка ошарашенный Фред Слейтер стоял возле трупа, чесал голову, и никак не мог понять, почему ему вдруг мгновенно стало так легко и весело рядом с этим погибшим. Первое, что пришло в голову, – «Я сформировавшийся мясник. Радуюсь трупам». Но в эту мысль разум отказывался верить. Несмотря на все свои жестокости, Фред не считал себя маньяком, садистом или людоедом. При виде трупов всегда испытывал тяжесть и желание уйти. Но сейчас нечто другое произошло с ощущениями – ему явно захотелось вытащить труп, осмотреть. И при этом никакой тяжести не чувствовалось, а, наоборот - было очень бодро и переполняло чувство силы.

Не понимая, что с ним такое, Фред подтащил дерево поближе к себе и ухватился за куртку трупа, намереваясь перевернуть тело лицом вверх.

«Труп» охнул и тихо застонал.

Фред так и сел в воду, выпустив из рук куртку «утопленника». Винтовка бултыхнулась в воду.

Опомнившись от падения в прохладу, промокнув, Фред вскочил и начал активно вытаскивать пловца на берег, несмотря на его стоны. Это удалось с трудом – мешали ветки, рюкзак на спине, мокрая одежда и немаленький вес «трупа».

Если бы Фреда спросили в тот момент, зачем он это делает, тот бы сильно затруднился с ответом – такие действия шли совершенно вразрез с планами. Ведь появлялась большая обуза, возникала необходимость тащить спасенного. Участие в спасении могло рассекретить замыслы. В конце концов, этот человек мог оказаться бандитом или врагом. Но, как ни странно, Фред спасал сейчас искренне, не думая о последствиях, словно на некоторое время стал добрым и хорошим человеком, а не отравленным жизнью эгоистом.

Вытащив тело на берег, Фред устало присел рядом. Покрытое густой щетиной лицо «утопленника» было чем-то знакомо. Однако Фред не придал этому значения, удивляясь, что индейцы могут быть сильно похожи на европейцев. Усталость была какой-то светлой. Давно уже Фред не чувствовал удовлетворение такого свойства. Он, улыбаясь, посматривал на спасенного.

Индеец дышал ровно, казалось, спал. Никаких видимых повреждений не было. Подумалось, что он пьян, но запаха алкоголя не чувствовалось.

Фред вдруг забыл о своей миссии разведчика и полностью переключился на оценку степени здоровья потерпевшего. Сейчас ему надо было привести в чувство этот «труп». При этом пошарить по чужим карманам как-то не приходило в голову начальника безопасности крупной финансовой компании.

Продолжение будет.
 

Комментариев нет:

Отправить комментарий