Translate

вторник, 7 июня 2016 г.

Дар. 80 часть

Виктор Мирошкин
Дар. 80 часть




Дверь легко поддалась, и разведчик выдавил себя наружу.

Внутреннее ожидание удара оправдалось полностью, и его словно отбросило назад.

Прислонившись спиной к дери, борясь с приступами непонятных ужасных предчувствий, Фред внимательно всматривался в пространство перед собой через окуляр «ночного глаза». Сканируя темноту из стороны в сторону, одной рукой поглаживал живот, успокаивая начавшуюся тошноту. Он чувствовал себя словно перед расстрельной командой.

Щелкал переключателем диапазонов частот, однако, ничего, кроме обычной поляны, кустов и черного леса за изгородью всё равно не наблюдалось. Единственной странностью можно было бы считать толстый, ярко раскрашенный столб посреди поляны, на котором было что-то вырезано.

«Так себе, обычный индейский тотемный столб», - мысленно пренебрежительно отнесся к нему Фред. К присутствию этого атрибута он был готов.

Пять минут ничего не происходило. Только ночной ветер шелестел листьями.

Самонапрягшиеся мышцы стало поламывать. Ватными ногами разведчик проковылял к столбу и встал к нему спиной, обратив взор на дом.

Страшные предчувствия никак не хотели рассеиваться. Голова потихоньку начала шуметь. Даже уши слегка закладывало.

«Неужели от страха давление, боец?», - издевательски вдарила мысль, родившаяся сама по себе.

«Бред», - не преминул мысленно огрызнуться «боец».

Разглядывание дома ничего интересного не давало. Тогда Фред полностью сконцентрировался на своих ощущениях, пытаясь понять, что с ним происходит. Он стал применять приемы аутотренинга для успокоения нервов, и голова несколько прояснилась, зато сильно захотелось в туалет по-маленькому.

Недолго думая, Фред развернулся к столбу, собираясь прямо здесь опорожнить мочевой пузырь. Но мгновенно промелькнула мысль про осквернение, заставив испытать еще более сильный приступ непонятного ужаса.

И Фред, не отдавая себе отчета, расстегивая на ходу штаны, побежал прочь к кустистой изгороди, где немедленно и облегчился.

Застегнувшись, глубоко, с облегчением, вздохнул и обернулся к дому.

И тут его чуть не хватил настоящий удар – дома не было. Вместо этого разведчик с открытым ртом обозревал всё тот же лес, что был и за спиной. Причем идти туда точно не хотелось – настолько веяло угрозой со стороны темных зарослей.

Хотя Фред уже немного привык к психическому напряжению, ноги сами потащили тело назад. Он отступал до тех пор, пока спина не уперлась в кусты. Колючие ветки привели в чувство, и Фред снова использовал свой «ночной глаз».

С помощью изменения частоты видимого спектра удалось понять, что дом никуда не исчез, а просто стал невидим для обычных глаз.

«Голограмма», - безошибочно определил Фред, пораженный грандиозностью защиты неприметного лесного дома. Выглядело фантастично. Такого высокого уровня маскировки даже на засекреченных базах у них не применялось.

С этого момента Фред Слейтер решил не быть идиотом, который видит здесь слабых противников. Интерес к дому и его хозяевам многократно усилился, перекрыв интерес к погоне за «кроликом». А страх перед «стилетом», Генри Вилдингом, стал почему-то казаться мелкой неприятностью, сравнимой с булавочным уколом.

Фред не замечал, как его мозг стал гипертрофированно воспринимать поступающую информацию, и рождаемые выводы становились такими же искаженными. Опьяненный схваткой с неведомой защитой, он направился к голограммному лесу, решив напролом преодолеть любую оборону.

Разведчик бродил по охраняемой зоне полностью безоружным, и это его спасло. Но он об этом не догадывался. К тому же, видимо, защитой дома была не предусмотрена физическая остановка подобного нахала или, скорее, такой экстренный проход был оставлен специально для особых случаев - для знающих про особую возможность преодоления созданного вокруг дома психологического барьера. А Фред просто случайно прошел сквозь невидимую «пленку», избежав парализующего удара.

Снова увидев дом со столбом перед ним, Фред почувствовал себя терминатором. Однако после прохода невидимого барьера внутреннее безпокойство значительно усилилось.

Упрямо не покидая поле боя, замерев на поляне, Фред давил свой страх, снова используя аутотренинг. Его мозг усиленно работал, выдавая обнадеживающие выводы, – «При такой защите вряд ли есть еще и живые наблюдатели. Скорее, электроника работает. Причем, никто не явится тут же проверять сигнал нарушения периметра. Если до сих пор всё тихо…».

Он сознательно не уходил в дом - очень хотелось понять точный источник страхов. Хотя для Фреда Слейтера, как начальника безопасности, было и так почти ясно, что здесь действует генератор низких частот. Только технически было не понятно - где стоит «генератор ужаса», почему в доме совсем отсутствует тот же «привкус страха» и откуда наводятся лучи голограммы.

Теряя силы на сопротивление психическому воздействию и борясь с желанием оглядываться вокруг себя, Фред, всё же, не выдержал. С достоинством, медленно, пошел к дому. И только оказавшись внутри спасительного зала, позволил себе расслабиться.

Заметил, как сильно вспотел. Руки отчасти перестали слушаться. Пальцы едва удерживали телефон. Хотелось присесть. В животе неприятно покалывало. В голове звенела пустота.

Постепенно приходя в себя, Фред терпеливо стоял, присаживаться не торопился. Поискав и не найдя во тьме зала какой-нибудь источник воды, решил идти к себе в комнату.

Свет в зале не включал - номерная дверь и так была видна. Она послушно отворилась на приказ телефона, обнажив коридор, ведущий в его комнату. Фред двинулся туда, однако вход в комнату закрывала стена и на стук она не отодвигалась.

Только сейчас разведчик заметил, что в метре от закрытого прохода имелась большая квадратная пластина под цвет стены. Нажал на нее, но проход по-прежнему оставался закрытым.

«Черт, как же они возвращаются?», - он почти разозлился на сложную логику запоров, - «Ломать голову над каждой ерундой!».

Через минуту раздумий аналитик сообразил, что к себе можно попасть через выход из зала наружу, - «С улицы-то моя дверка наверняка безпрепятственно впустит меня в комнату».

Он снова вернулся в зал и направился к стеклянному выходу, но замер на полпути. И не из-за опасений получить новую порцию ужаса, а из-за сожаления, что не побывал в других комнатах.

Через несколько секунд осмысления положения решил не спешить с возвращением к себе и ринулся обследовать другие номерные двери, чтобы пройти через их коридоры и осмотреть устройства входов в другие «номера гостиницы». Фред в этот момент был уверен, что «гостиница» пуста, не считая маленького индейца.

Повторяя уже проведенную ранее процедуру с магнитным язычком телефона и раскодировкой замка, он проник в пару коридоров. Но, как и ожидал, в сами комнаты не смог попасть. Все устройства входа в комнаты по виду полностью совпадали.

В третьем коридоре имелась совсем другая внутренняя дверь. Вернее, там было две двери – одна похожа на прежние, а вот вторая была широкая двухстворчатая металлическая, как у лифта, раздвижная. Имелся кодовый замок, который тут же был преодолен телефоном Фреда. И кнопка вызова на стене позволила себя нажать и засветилась.

Створки разошлись в стороны. Открывшаяся округлая и довольно большая кабина почти не напоминала лифт. В потолке имелось черное стекло то ли окна, то ли экрана. Мягкие лавочки по стенкам манили присесть. На стене напротив входа висел большой индейский амулет, как определил Фред, в виде многолучевой звезды.

Подумалось, - «Здесь можно проводить тайные встречи». Он невольно замер, не входя, оглядывая стены, пол и потолок пустой «комнаты отдыха». Ему определенно нравилось это место.

Зачем-то осторожно прощупав мыском ботинка пол на предмет прочности, разведчик вошел.

На стене у дверей имелись - переговорное устройство и простой ряд круглых кнопок с буквами. Светилась только кнопка с первой буквой от слова «Земля», как определил ее Фред. Он нажал на самую нижнюю, с начальной буквой от слова «секрет», подсознательно решив, что самая большая тайна хранится глубже всего.

Лифт привез его в технический подвал, изучение которого ничего не дало. Да и с самого начала осмотра было ясно, что это простое место для обычной системы жизнеобеспечения. «Если только здесь нет прохода в еще более тайное подземелье», - серьезно отметил Фред и поэтому брякнул при посадке в лифт, обращаясь к этажу:

- Я вернусь, крошка.

Следующим пунктом разведки стал этаж на одну единицу выше над уже осмотренным техническим этажом. И там оказался обычный склад.

Еще выше на этаж, в последнем неисследованном уровне, началось самое интересное – там из лифта Фред попал в небольшой зал непонятного назначения, с дверями. А также заманчиво приглашал заглянуть многообещающий длинный коридор, куда и ринулся Фред, ужасно обрадованный сложной и интересной структурой затерянного «домика в лесу».

Стены туннеля плавно переходили в потолок. И так же плавно сначала влево, а потом вправо вёл коридор, из-за чего было трудно понять, что ждет впереди, и насколько длинным становился пройденный путь. Пол, стены и потолок были гладкими, каменными, без следов разрушения или ветхости. Никаких указателей и разметки. Просто сплошной ровный камень.

Фреду показалось, что подобный коридор не мог быть сделан быстро без огромных усилий. Прислушиваясь к слабому гулкому эху своих шагов, он не задумывался сейчас о способе прокладывания туннеля, но отметил в памяти, что проход ведет его как бы внутри скалы.

Коридор закончился еще одним пустым каменным залом. Имелась лифтовая дверь, абсолютно идентичная увиденной ранее, и кодовый замок. Простой стул и обычный стол с переговорным устройством на нем немного оживляли пустоту. Больше ничего.

Фред провел опробованную ранее процедуру вызова лифта, и ему снова всё удалось. Точно так же створки разошлись в стороны, и он увидел знакомого вида кабинку. Только тут были всего две кнопки, помеченные стрелками вверх и вниз. И, конечно, имелось переговорное устройство. Светилась стрелка вниз.

Фред нажал на кнопку со стрелкой вверх.

Лифт мягко охнул, рванув наверх, и примерно через 4 секунды остановился. Двери открылись.

И снова Фред испытал нечто вроде поразительного чувства из серии «куда я попал?». В неярком свете, идущем из кабины лифта он увидел комнату с наглухо закрытыми окнами, похожую на сарай рыбака – об этом говорили многочисленные рыбацкие принадлежности.

Разведчик с открытым ртом вышел из лифта, двери которого закрылись за его спиной не только металлическими створками, а еще и деревянными щитами из обычных досок. Причем к створкам были прибиты полки. И под ними на гвоздях висели старые прорезиненные комбинезоны. Таким образом эта стена совсем не отличалась от других стен.

«Вот это качественная секретность», - отметил Фред, оглядываясь по сторонам, - «Агент 007 пустил здесь корни, не иначе». Однако смеяться не хотелось - он понимал, что увиденная серьезность местного устройства помещений позволяла подтвердить ранее напрашивающийся вывод, что его жизнь, как зеваки, здесь мало чего стоит.

Останавливаться на достигнутом было не в правилах Фреда Слейтера, и он, после беглого осмотра сарая, отправился проверять местность вокруг строения.

Опасаясь выдать себя светом, использовал только «ночной глаз». И первое, что снова удивило – это река, которая оказалась совсем близко. Хотя не наличие реки удивило Фреда Слейтера, который изучал карту местности еще до вылета сюда, а то, что сарайчик был идеально пристроен к удобному заливу. «И похоже, что заливчик рукотворный», - отметил Фред, видя, что небольшое озеро со стороны реки, как нарочно, скрыто густыми кустами, - «Наверняка здесь довольно глубоко и пристань, конечно, имеется. Надо поглядеть».

Так и оказалось. Фред потирал руки от удовольствия – намечалось приватизировать хорошее хозяйство, умело скрытое от всех. В финансовых возможностях своего шефа он не сомневался и мог бы отгрохать бунгало и покруче, но стройка раздражала. А тут практически готовый проект «Корабль с капитаном Фредом Слейтером самый сильный». Пиратский абордаж его привлекал больше стройки.

Несмотря на испытываемую жажду, он не торопился искать воду или использовать речную - предстояло вернуться в свою комнату, где была заведомо хорошая вода. Фред был удовлетворен разведкой. Оставалось только выявить настоящих хозяев этого небольшого королевства.

В радостном настроении Фред взглянул на часы и решил, что у него еще достаточно времени, чтобы еще немного поиграть в разведчика. Он проверил по спутнику свое местоположение и положение дома – выходило, что между ними было не более трехсот метров. Можно было попытаться вернуться в дом через лес.

Приятно усталый Фред почти не почувствовал сомнений в том, что бродить ночью без оружия – плохая идея. Его нервная система была этой ночью грубо расшатана наведенным на него ужасом, поэтому разведчик и не среагировал на тонкий сигнал подсознания. Широкая уверенность в себе вела бойца к новым победам. Придерживая у лица «ночной глаз», он двинулся к «гостинице» прямо через лес.

Однако сил было, всё же, маловато для проламывания пути сквозь ночную чащу, и вскоре он решил вернуться в сарай. «Ничто не помешает вздремнуть до первых лучей солнца», - оправдываясь перед собой, решил разведчик, - «Отдохну и пройдусь обратно с комфортом».

Вернулся, установил будильник на пять часов утра, улегся на подобие топчана у стены рядом с лифтом, предварительно расставив у дверей шумовые ловушки в виде найденных металлических посудин, закрепленных на неустойчивых поверхностях, прислоненных к дверям.

Несмотря на желание пить, уснул мгновенно. И так же быстро проснулся от металлического грохота – один тазик, оставленный просигналить о проникновении, упал на пол.

Фред вскочил с места и прислушался к неприятным звукам – в дверь кто-то скребся, похоже, когтями. Что-то большое тяжело сопело. «А может их несколько…», - подсказало что-то в голове.

Проверить было невозможно – окна плотно закрыты ставнями, дверь без окошка и без глазка. Тупо ждать прояснения совсем не хотелось.

В этот момент где-то рядом просмеялся черный дятел, и в ответ ухнула сова. Шум ветра как бы усилился. Обстановка стала полностью напоминать фильм ужасов.

Ослабевший за ночь, добитый засыпанием, Фред встал и почувствовал холод, его зазнобило. Он непроизвольно отошел к лифту и стал искать кнопку вызова кабины. Но ее нигде не было. И тогда Фред, потеряв на мгновение терпение, еле удержал себя от желания немедленно вскрыть дверь лифта руками или чем-то еще.

А звуки невидимого старательного зверя подстегивали к действиям. Входная дверь выглядела прочной, но...

Заставив себя немного успокоиться, Фред попытался мыслить логически, - «Где бы я установил вызов лифта? Не на виду – это точно…». Он снова оглядел сарай «ночным глазом», руками проверил все предметы и ощупал все поверхности. Кнопки не было.

В последнюю очередь подойдя к стене, за которой прятался лифт, проверил крепление полок. Ничего не произошло. Снял плащи. Снова ничего. Повесил их на место и при этом почувствовал, что один гвоздь вот-вот отломится, хотя они не были гнилыми.

Фред просто автоматически подергал его из стороны в сторону, надавил. Ничего не произошло. Однако появилось ощущение, что это какой-то маленький рычажок.

Фред проделал с гвоздем нечто похожее на движение рычага в механической коробке передач, и гвоздь очень хорошо поддался на это движение.

Лифт тут же открыл свое чрево, приглашая войти.

«Чип и Дейл, чтоб их», - облегченно выдавил Фред, но расслабиться не удалось.

Звуки когтей, скребущих дверь, стали гораздо громче, где-то рядом послышался вой. Тут же прокричал насмешливый дятел, вызвав длинные охи совы.

Фред не стал испытывать Судьбу и нырнул в лифт, нажал кнопку вниз.

Казалось, что дверь закрывается слишком медленно. Нервы уже не выдерживали. Вспомнились эпизоды какого-то фильма, где зомби гонят жертв по коридору.

Внизу в каменном мешке снова никого не было, но зато появился привкус страха. И Фред невольно ускорил шаг, потом побежал, распаляясь до паники...

Он не помнил, как оказался в темном зале наверху, с которого начал разведку. Ему показалось, что волосы стоят дыбом. Везде чудились горящие глаза. Выбежав наружу сквозь стеклянные двери, получил новую порцию ужаса. Ноги отказывались слушаться. Боясь оглянуться, чувствуя, что тотемный столб гонится за ним, Фред притащился к своей двери.

Всю дорогу Фред молил Бога, чтобы дверка в комнату открылась побыстрее. И она действительно сразу открылась сама. Но Фред не успел войти – по спине вдарила бейсбольная бита, и он влетел внутрь от этого удара, рухнув лицом в пол.

Дверь закрылась сама, тихо щелкнув замками.

Оглушенный Фред так и лежал неизвестное количество времени лицом вниз, боясь поднять голову и оглянуться, ожидая нового удара от неведомого противника. Но ничего не происходило.

Где-то рядом ожил телефон, исполнив звонок будильника, обозначив пять часов утра. Боец тихо повернулся на спину и огляделся. Никого не было. И тут Фреда начало трясти от истеричного смеха.

С большим трудом, уже ничего не понимая, он разделся и лег в кровать. Казалось, что до утра уже ничего не должно было произойти.

Однако это оказалось не совсем так – предстояло еще поучаствовать в групповом стриптизе во сне...

Утро наступило.

Так как дурацкий сон был выброшен из памяти, то на этом цепь утренних воспоминаний Фреда Слейтера закончилась.

«Давненько ничто меня так не ...», - Фред остановил навязчивую мысль, просившую запустить обалденное воспоминание с самого начала.

Информация никак не хотела раскладываться по полочкам, ужасно хотелось продолжить спать. 

Комментариев нет:

Отправить комментарий